ПОНЕДЕЛЬНИК, 21 ОКТЯБРЯ 2019 ГОДА
6379 15-08-2018, 17:21

«Желтая» Олимпиада: отстоит ли Казахстан статус 4-й спортивной державы Азии?


В эту субботу, 18 августа, в столице Индонезии состоится церемония открытия Азиатских игр, которые тоже, как и Олимпийские, проводятся раз в четырехлетие. Для спортивного руководства Казахстана, национальных федераций летних видов спорта, да и для большинства самих атлетов это главные соревнования нынешнего года, затмевающие собой даже чемпионаты мира. С таким подходом, конечно, можно поспорить, но что есть, то есть. В чем особенность Азиады, какая задача стоит перед делегацией Казахстана, и насколько она достижима? Попробуем разобраться.

Азиатская специфика

Если на последних летних Олимпийских играх разыгрывалось 306 комплектов наград, то на  Азиатских их будет в полтора раза больше – 465. Добавятся различные виды единоборств (джиу-джитсу, самбо, ушу и прочие), популярные в восточной части нашего континента игры вроде сепактакрау, кабадди, а также бридж, боулинг, скалолазание, парапланеризм, катание на скейтбордах и водных лыжах – и это еще не полный список. Кроме того, в некоторых олимпийских видах спорта программа соревнований будет расширена. Скажем, наш Дмитрий Баландин поплывет брассом не только 100 и 200 метров, как на ОИ-2016, но еще и 50 метров, как на чемпионате мира. Больше, чем на Олимпиадах, будет разыграно наград не только в плавании, но и в стрелковом спорте, таэквондо, ряде других.
И все же наше внимание будет приковано, главным образом, к состязаниям в олимпийских дисциплинах. Причем самыми медальными для Казахстана станут не только и даже не столько те из них, на которые мы обычно делаем ставку во время  Олимпиад, сколько другие. Это связано, прежде всего, с уровнем конкурентоспособности  азиатских атлетов в различных видах спорта. Если исходить из того, какой процент медалей ОИ-2016 достался представителям Желтого континента (см. таблицу 1), то можно выделить четыре группы:

1.Виды спорта, в которых они диктуют мировую моду, – тяжелая атлетика,  бадминтон, стрельба из лука и настольный теннис (половина медалей Олимпиады и больше).

2.Виды спорта, в которых их позиции  достаточно сильны, – прыжки в воду, дзюдо, таэквондо, бокс, борьба, пулевая  и стендовая стрельба (от 45 до 27 процентов медалей).

3.Виды спорта, в которых конкурентоспособность азиатов можно оценить как среднюю, – гимнастика и акробатика, плавание, фехтование, легкая атлетика (от 16 до 9 процентов).

4.Виды спорта, в которых они заметно отстают от представителей других континентов, – гребля академическая, гребля на байдарках и каноэ, велогонки, командные игровые, а также «аристократические» виды – парусный и конный спорт (меньше 5 процентов).

Скажи, кто твой соперник…

Наверное, не надо объяснять, что чем менее конкурентоспособны соперники, тем легче завоевать медали. При этом, конечно, чтобы стать призером, надо быть в числе лучших на азиатском континенте. И применительно к гребле на байдарках и каноэ, к ряду дисциплин в легкой атлетике, велоспорте, фехтовании и некоторых других видах спорта казахстанцы являются таковыми.

Один лишь пример. На дистанции 200 метров наша бегунья Виктория Зябкина имеет лишь 44-й результат нынешнего мирового сезона, но при этом в Азии никто из женщин быстрее, чем она, не бегал. Иначе говоря, на Олимпиаде или чемпионате мира ей тяжело будет попасть даже в число 24-х полуфиналисток, а на Играх в Джакарте она станет главной претенденткой на «золото». Безусловно, в азиатской легкой атлетике есть звезды мировой величины вроде катарского прыгуна в высоту Мутаза Баршима или таджикского метателя молота Дильшода Назарова, но это, скорее, исключения из общего правила.

То же самое касается гребли на байдарках и каноэ. На Олимпиадах и чемпионатах мира азиаты редко пробиваются в финальные заезды «А» (к ним допускаются по 9 сильнейших гребцов или экипажей). И тот факт, что на последней Азиаде-2014 казахстанцы завоевали 10 медалей из 12 возможных, в том числе 5 золотых (лучший результат среди всех сборных), говорит не столько об их силе, сколько о слабости соперников.

С другой стороны, олимпийскому чемпиону в плавании Дмитрию Баландину завоевать медали в Джакарте, возможно, будет даже сложнее, чем тем же гребцам. Достаточно сказать, что на прошлогоднем чемпионате мира более высокие результаты, чем он, на коронной для него 200-метровке показали два японца, ставшие в итоге серебряным и бронзовым призерами (пловцы из этой страны традиционно входят в число лучших брассистов планеты и не столь сильны в других стилях), а также один китаец.  

В боксе, дзюдо,  вольной, греко-римской и женской  борьбе, а также в тяжелой атлетике, которые считаются в Казахстане приоритетными (они объединены в Конфедерацию единоборств и силовых видов спорта), уровень конкуренции на Азиатских играх будет, конечно, ниже, чем на  Олимпиадах и мировых первенствах, но ненамного. Соответственно завоевать медали, а тем более золотые, в них будет непросто.

Главные добытчики

Кроме того, нужно учесть ряд привходящих обстоятельств. Например, в Джакарту от нашей страны поедут не десять боксеров-мужчин, как обычно, а лишь семь. Дело в том, что организаторы решили не проводить соревнования в трех самых тяжелых весовых категориях. Возможно, это связано с малым количеством участников (например, четыре года назад в Инчхоне супертяжам было достаточно одного выигранного боя, чтобы обеспечить себе, как минимум, «бронзу»). Все-таки азиаты – народ преимущественно мелкий, поэтому в легких весах конкуренция неплохая, а вот в тяжелых ее уровень ниже. А, возможно, просто так решили хозяева Игр – в Азии подобное случается сплошь и рядом.  

Здесь стоит напомнить: на прошлой Азиаде во всех трех категориях, о которых идет речь, чемпионами стали казахстанцы. Значит, мы уже «уйдем в минус» по сравнению с результатом 2014-го. Кроме того, нужно иметь в виду, что в последние годы звание сильнейшей в Азии боксерской державы перешло от Казахстана к Узбекистану. А потому можно смело прогнозировать: такой урожай наград в этом виде спорта, как четыре года назад (8, в том числе 6 золотых, только в мужском боксе), нам близко не светит.

Другой немаловажный фактор – дисквалификация сборной Казахстана по тяжелой атлетике за массовое применение допинга. А ведь штангисты тоже были в числе главных добытчиков медалей. Скажем, на Азиаде 2010-го они завоевали девять наград. Спустя четыре года их вклад был поменьше, но это объяснялось тем, что большинство ведущих штангистов страны во главе с Ильей Ильиным не поехали в Инчхон, сконцентрировавшись на подготовке к чемпионату мира, который проходил в Алматы. Теперь же в тяжелой атлетике медалей у нас не будет вовсе.   

Только борцы с дзюдоистами компенсировать эту «недостачу» не в состоянии. Тем более что в этих видах единоборств вовсе не наши соотечественники делают погоду в Азии. Поэтому остается надеяться на представителей других, «неударных» для Казахстана  видов спорта – гребцов, легкоатлетов плюс, возможно, фехтовальщиков, стрелков, велогонщиков, того же Баландина...

Да и они сами очень мотивированы. Ведь с точки зрения и размеров премиальных, и количества начисляемых баллов за занятые места (последнее важно для того, чтобы при  ранжировании видов спорта оказаться как можно выше и соответственно получить более весомое государственное финансирование) Азиатские игры имеют почти такой же «вес», что и чемпионаты мира. А в большинстве этих видов, как уже говорилось, конкуренция на нашем континенте намного ниже, чем в целом на планете, и соответственно стать призерами куда легче. Кстати, наши гребцы на байдарках и каноэ ради Азиады пожертвовали стартующим 22 августа мировым первенством – они его пропустят. В нынешней ситуации именно они могут внести решающий вклад в медальную копилку Казахстана на предстоящих Играх.  

Ужель грозить нам будут персы?

А задача перед нашей делегацией стоит следующая – сохранить за собой 4-ю позицию. Понятно, что безусловным лидером в азиатском спорте является Китай, как очевидно и то,  что второе и третье места в общекомандном зачете будут оспаривать Южная Корея и Япония. По итогам последней летней Олимпиады все эти три страны попали в «топ-8». На 21-й строчке тогда расположился Узбекистан, на 22-й – Казахстан, на 25-й – Иран. На Азиаде ситуация, скорее всего, будет иной: главными конкурентами казахстанцев станут иранцы.

В 2010-м они впервые сумели потеснить нас с привычного 4-го места, завоевав 20 золотых медалей против 18. Правда, если считать только олимпийские дисциплины, то у двух стран было равенство – по 14, а по общему количеству наград мы даже превзошли иранцев (см. таблицу 2). Спустя четыре года казахстанцы взяли довольно убедительный реванш – 28 золотых медалей против 21 (в олимпийских дисциплинах 22 против 15).

Но в Джакарте нам придется сложнее. Во-первых, от сокращения количества весовых категорий в мужском боксе мы потеряем больше, чем иранцы. Да, для последних это тоже не пройдет бесследно – во время  прошлой Азиады они завоевали на ринге три медали, причем именно в тяжелых весах, проиграв только казахстанцам (двое в финалах, один в полуфинале). И все же для нас  соревнования по боксу всегда имели большее значение, нежели для иранцев.

Во-вторых, наши главные конкуренты могут извлечь для себя выгоду от неучастия казахстанцев в турнире тяжелоатлетов. А если бы еще на Азиаду не поехала сборная Китая, мировой лидер в данном виде спорта, тоже заработавшая дисквалификацию, то эта выгода в виде дополнительных медалей могла бы быть двойной. Ведь штангисты Ирана тоже  очень конкурентоспособны (второе место по итогам командного зачета на прошлогоднем чемпионате мира). Но, судя по имеющейся информации, китайцы добились досрочного снятия санкций и выступят в Джакарте полным составом – 15 спортсменов. Как им это удалось, и почему не удалось сборной Казахстана – вопрос, ответ на который еще предстоит выяснить.    

С другой стороны, иранцы больше, чем мы, могут потерять от изменения формата борцовского турнира. Ведь у «вольников» и «греко-римлян», главной ударной силы Ирана (12 медалей, в том числе 6 золотых, включая награды в неолимпийских дисциплинах, на прошлой Азиаде), количество весовых категорий сократилось, зато в женской борьбе, в которой эта страна не будет иметь представительства, их стало больше. Но сможем ли мы извлечь из этого выгоду для себя? Вряд ли, ведь наша женская команда после ОИ-2016 заметно сдала. На одну-две медали она, возможно, и наборется, но на «золото» шансов практически никаких.   

Есть в Иране и довольно сильные гребцы (один из них стал бронзовым призером прошлогоднего ЧМ, правда, в дисциплине, которая после ОИ-2016 потеряла статус олимпийской), и вполне конкурентоспособные на азиатском уровне легкоатлеты, велосипедисты, стрелки…  А если бы в этой исламской республике женщины имели возможность быть столь же раскованными, как наши, то в борьбе за 4-е место именно Иран, а не Казахстан, выглядел бы фаворитом.

Но пока в этом соперничестве больше шансов у Казахстана…

Комментарии