ПЯТНИЦА, 14 ДЕКАБРЯ 2018 ГОДА
3668 2-06-2018, 13:06

Феномен «Айки»


Джульетта Мазина, Симона Синьоре, Софи Лорен, Марина Влади, Ванесса Редгрейв, Мерил Стрип, Пенелопа Крус… Можно сколь угодно долго продолжать этот звездный перечень выдающихся актрис, получивших в Каннах приз за лучшую женскую роль. Нас же восхищает то, что теперь в этом списке есть Самал Еслямова, доселе малоизвестная актриса родом из Северного Казахстана. Успех феноменальный и заслуженный.

«Во всем мне хочется дойти до самой сути…»

Самал Еслямова сыграла главную роль в картине Сергея Дворцевого «Айка». История фильма – разговор особый, ведь работа над ним еще не завершена. Но уже после просмотра сорока минут рабочего материала отборщики приняли решение включить его в основной конкурс. Случай опять-таки небывалый.

Было это месяца за два до фестиваля. А дальше была «гонка по вертикали». Фильм, смонтированный на живую нитку, все же поспел к фестивальному кинопоказу. Там еще нужна была доработка по звуку, по цвету и прочим частностям, но, видимо, фильм нес в себе столь мощный заряд энергетики, что зритель пренебрег его техническим несовершенством.

В нем было нечто такое, что завораживало, покоряло, выламывалось из условностей кино. Судя по отзывам, там была всепроникающая правда жизни. Там в апокалипсическом московском снегопаде почти с шекспировскою силой запечатлевалась доподлинная женская судьба.

Самал Еслямова была столь убедительна и трепетна, каждый миг ее существования на экране был пронизан такой вселенской болью, что зритель забывал о том, что он зритель. Он становился невольным соглядатаем-свидетелем того, как женская душа пытается подавить в себе материнский инстинкт, но всесокрушительная сила материнства поднимает женщину над всеми мерзостями жизни.

И эту мощь, этот разноречивый конгломерат страстей аккумулировала в себе героиня Самал Еслямовой – хрупкое, даже, казалось бы, немощное существо, но сколько же там было тепла и света, запредельной стойкости в противоборстве с судьбой.

Тут ведь сложность вот еще в чем: фильм был показан, в сущности, один-единственный раз, в Каннах, его видел ограниченный круг людей, и узнать о нем живое зрительское мнение чрезвычайно сложно. Даже Гульнара Абикеева лишь развела руками: – Могу отметить лишь одно: «Айка» родом из «Тюльпана», – сказала она.

– В «Тюльпане» (тоже Сергея Дворцевого) Самал Еслямова дебютировала, и это был запоминающийся дебют... А вы позвоните кинокритику Галие Байжановой, она была в Каннах и видела фильм.

«Мело, мело по всей земле, во все пределы…»

– Начнем с того, что казахстанский фильм впервые попал в основной конкурс Каннского фестиваля, – говорит Галия Байжанова. – Хотя вообще-то «Айка» – копродукция пяти стран: Казахстана, России, Германии, Франции, Польши. Но сам Дворцевой, будучи давно уже москвичом, – казахстанец, родился и вырос в Шымкенте.

Да и привязан он тематически и духовно к Казахстану (достаточно назвать его фильм «Тюльпан», ставший призером Канн в программе «Особый взгляд»). К тому же исполнительница главной роли тоже наш человек, хотя уже приросла к Москве.

«Айку» показали в числе последних, за день до закрытия фестиваля. Фильм, как признает сам режиссер, до сих пор в работе, там надо многое еще подправить, дотянуть до нужного уровня, чтобы сделать достоянием широкого зрителя.

– То есть, показали практически черновой вариант? Но это не помешало фильму стать событием?

– Да. Это результат огромной работы. Как сказал сам Дворцевой, фильм снимали семь лет…

– А о чем он?

– Вот-вот. Я как раз хотела сказать именно об этом. Это история молодой матери, нелегальной мигрантки из Кыргызстана, которая вынужденно рожает нежеланного ребенка. Едва приходит в себя после родов, как ей приносят младенца на первое кормление. Как только медсестра уходит, роженица оставляет ребенка в палате, уходит в туалет, там одевается и, выломав окно, бежит из роддома. Сама идея фильма «Айка» пришла к Сергею после того, как режиссёр наткнулся на газетную заметку о том, что в Москве было брошено 248 детей, рождённых нелегальными мигрантками из Средней Азии.

«Я вырос в Казахстане, – сказал он мне, – и знаю, с какой любовью там относятся к детям. И я никак не мог понять, что толкнуло девушек на это? Что же такого должно было произойти в их жизни, какие события должны были обрушиться на них, чтобы они пошли на эту крайность – бросили ребенка? Что вообще заставляет людей переступать базовые человеческие законы?

Чем глубже я входил в эту ситуацию, тем больше понимал, как мало знаю об этой жизни и как много хочу о ней рассказать».

– И рассказ затянулся на семь лет?

– Но ведь рассказ-то непростой. Тут надо учитывать необычный режиссёрский стиль Сергея Дворцевого.

«Дело в том, что я со своей командой работаю по принципу творческой лаборатории. Представьте, что в ней растёт большое дерево под названием «фильм», мы помогаем ему расти, заботимся о нём как можем, но куда оно вырастет, мы не знаем. Я и сам не знал, чем закончится моя картина».

– И через какое-то время после начала съемок персонаж начинает жить своей жизнью, не подчиняясь сценарию и режиссуре. Я вычитал об этом у Дворцевого в одном из его интервью.

– Именно так. Потому-то и начинаются бесконечные переделки сценария, а это, как нетрудно догадаться, удлиняет и осложняет съемочный процесс. А потом и вовсе возникло то, что невозможно было предугадать. Как мы помним, Айка выломала окно и бежала из роддома. Она идет по заснеженной Москве в тесный, сырой и душный подвал, где ее пристанище.

А Москва и весь мир тонут в небывалом снегопаде. При этом у нее все время звонит мобильный телефон – ее разыскивают кредиторы. А Москва тонет в небывалом снегопаде. И родилась совсем иная аура фильма.

Здесь вторая причина затянувшихся съемок. В фильме все время идет снег.

«В первом сценарии у нас была весна, солнце, но когда мы начали работать, решили, что нужен снег, – рассказывает Сергей. – Мой оператор Йоланта Дылевска, с которой я работал и на «Тюльпане», тоже сказала, что снег – это Шекспир, и мы решили впустить Шекспира в нашу картину. В итоге за предпочтение снимать во время снегопада я расплачивался несколькими годами, – говорит он. – Снег начал диктовать свою историю».

Свита играет королеву

– А дальше?

– Вот что режиссер сказал на пресс-конференции: «После того, как мы сняли первые двадцать минут, я почувствовал, что наша Айка зажила своей собственной жизнью. Я понял, что у неё есть свой характер, своя мотивация, свои взгляды на жизнь и своя правда.

Она уже самостоятельна и как бы не принадлежит мне. Я понял, что в фильме всё происходит не так, как хочу я, не так, как хотят актёры или оператор, а так, как хочет она, Айка.

Наш съёмочный процесс подчиняется ей, она была хозяйкой, она диктовала нам, что должно произойти дальше. Наша задача была лишь в том, чтобы оставаться предельно чувствительными, прислушиваться к ней и смотреть, к чему это приведет. Актрисе приходилось страдать каждую секунду. Как в такой ситуации быть правдивым? Железная Айка – вот что возникало в моей голове. Главное, что природа заставила нашу героиню полюбить ребенка. Значит, не все потеряно».

Железная Айка…

Единственное, перед чем Айка была безоружной, где обнаруживались ее слабость, усталость и даже беспомощность, где обнажалась ее суть, – это объектив следящей за ней кинокамеры.

Самал Еслямова, сыгравшая Айку, стойко терпела все мытарства, выпавшие на ее долю. Она выстрадала каждую секунду в кадре.

В итоге жюри фестиваля вручило ей приз за лучшую женскую роль. Но за всем этим невероятные усилия. Актриса признается: чтобы соответствовать психофизике измученной героини, ей приходилось перед выходом на съемочную площадку доводить себя до полного изнеможения, до предельной усталости. И еще признание Самал: «У меня пока нет детей, и я много говорила с теми, у кого они есть.

Айка – это актерская игра, но и не только. Надо было все пережить, все прочувствовать». Вопреки безвыходному положению Айка возвращается в роддом и забирает новорожденного сына. И это подытоживает все ее мытарства, и, наверное, заставляет верить в ее счастливую звезду.

Гульнара Абикеева: «Вот такое получается кино»

Впервые Самал Ислямова появилась в фильме «Тюльпан», она тогда была совсем еще юной, хотя играла роль замужней женщины, матери двоих детей. В той картине подкупили ее свежесть, открытость, доброта.

Если помните, она там совершенно потрясающе поет на казахском языке. Яркий степной огонечек! То был ее дебют. Затем она окончила ГИТИС, обрела человеческую зрелость. И Дворцевой, который работает с той же командой, что и в «Тюльпане», естественно, призвал ее под свои знамена, поскольку уже разглядел творческий потенциал актрисы, ее, как он сам говорит, «большой характер».

У него в «Айке» тот же продюсер, тот же оператор. Асхат Кучинчиреков, исполнявший в «Тюльпане» главную роль, теперь стал ассистентом режиссера. Уже тогда, в «Тюльпане», было ясно, что Самал – чистейшей воды талант.

Я не видела «Айку», но думаю, что она сумела воплотить драматизм, присущий той ситуации, в которую попадает ее героиня, глубину характера, незащищенность, боль потери и радость обретения. Что меня поразило? В Каннах во время награждения она выглядела абсолютно потерянной, она не ожидала такого оглушительного успеха. Ведь в самом деле, впервые актриса с постсоветского пространства удостоена столь крупного признания.

Что еще мне очень понравилось – костюм, в который она была одета. Это стилизованная казахская безрукавка и белое, почти прозрачное платье, на котором тоже угадывались казахские узоры.

Она своей одеждой как бы подчеркивала свою национальную принадлежность. Мне вспоминается, как в свое время «Тюльпан» подвергся нападкам. Дескать, мы не так, неправильно, негативно показываем жизнь современного чабана – мол, это непатриотично.

А в фильме «Айка» показано как бы плохое отношение к мигрантам в России. По нашей логике, россияне должны бы возмутиться позицией Дворцевого. А они вместо этого говорят: «Браво, Дворцевой! Ты снял хороший фильм». Слава Богу, это не про Казахстан, а то Дворцевому опять досталось бы на орехи.

Я не вижу ничего хорошего в этой нашей зашоренности, ведь в результате мы имеем на экране (за крайне редким исключением) сплошной гламур. Да, Самал Еслямова добавила нам положительных эмоций. Но невольно возникают коварные вопросы. Вот снялась она у Дворцевого, получила высочайшую награду. И что теперь? Вернись она из Москвы в Казахстан – что ее здесь ждет? Будет ли она востребована?

Послевкусие славы …

Феномен «Айки»

 

Самал Еслямова родилась 1 сентября 1984 года в Петропавловске. Там окончила казахскую школу, потом колледж искусств, а в 2011 году – актерский факультет ГИТИСа в Москве, где и осталась жить. Казахский язык для нее по-прежнему родной, хотя на съемочной площадке рабочим является русский. Да, скучает по родителям. Да, она теперь в срочном порядке обласкана в Казахстане (ей подарили в Петропавловске квартиру), но она уже вросла в Москву, и уезжать оттуда не входит в ее планы.

 

Комментарии