ПЯТНИЦА, 14 ДЕКАБРЯ 2018 ГОДА
36849 15-04-2018, 16:26

Зачем Эмиратам казахский Байконур? И что от этого получим мы?


Похоже, в судьбе Байконура скоро произойдет крутой поворот. Уже в этом месяце на казахстанский космодром должен зайти третий игрок, который не просто декларирует намерение его развивать, но и готов вкладывать в это серьезные деньги.

В одном из предыдущих номеров мы писали о перспективах космодрома Байконур, в том числе о подписанном 21 марта представителями профильных ведомств Казахстана, России и ОАЭ протоколе, предусматривающем расширение трехстороннего сотрудничества в космической сфере. Как сообщалось, стороны договорились о создании в апреле 2018 года совместной рабочей группы для конкретной проработки совместных программ. Правда, о каких точно проектах идет речь – пока неизвестно. Сегодня мы попробуем слегка приоткрыть завесу тайны и порассуждать о том, насколько реально вдохнуть новую жизнь в Байконур и способны ли на это Эмираты.

Для начала нужно понять, зачем вообще ОАЭ нужен космос. Как известно, до сих пор эта страна не могла похвастать сколько-нибудь серьезными успехами в области космонавтики. Однако сверхамбициозные цели, которые она преследует, и то упорство, с каким она взялась за их реализацию, не могут не поражать. Чего стоит одна только идея создания человеческой колонии на Марсе к 2117 году? Для достижения этой цели принято решение в ближайшее время начать строительство целого города в Дубае с имитацией жизни на Красной планете… Благо, денег на это в Эмиратах более чем достаточно.

Кстати, что касается инвестиций в космические исследования, то ОАЭ по данному показателю входит в список ведущих стран мира. И если рассматривать нового партнера с этой точки зрения, то вопросы отпадут сами собой. Ведь именно нехватка средств стала одной из главных причин затягивания строительства космического ракетного комплекса «Байтерек», который должен был ни много ни мало открыть перед Казахстаном дверь в клуб космических держав! Стоит заметить, что до трехсторонней встречи на Байконуре ОАЭ высказывали заинтересованность как раз таки в реализации этого проекта…

Но, несмотря на заманчивые финансовые перспективы, появление арабов на Байконуре не у всех вызывает одобрение. Как считает один из наших экспертов, стоявший у истоков космической программы Казахстана, для ОАЭ это чисто амбициозный проект, не более того. Все-таки запуск и обслуживание космических систем –    процесс весьма сложный, требующий специалистов высочайшей категории, с фундаментальными знаниями и опытом в небесной механике, математике и других высоких материях. Тем более что космическая отрасль сейчас находится в авангарде научно-технического прогресса, а это, естественно, требует высокотехнологичных материалов и средства их производства. Однако ни того, ни другого, по словам нашего собеседника, в полной мере нет ни в Казахстане, ни в ОАЭ…

– Только заправке ракетно-космической системы «Буран» мы обучали специалистов пять лет. А обработка телеметрии, коррекция орбит? У нас нет ни одного спеца, способного даже близко подойти к этому. Ничего из того, чем хвастают наши товарищи, не было сделано в Казахстане, ни один болтик не был прикручен нашим специалистом. Даже управление «Казсатами» дублируется в РФ… Увы, у нас есть лишь амбиции (и те подогреваются Россией, поскольку большая часть денег этой программы так или иначе уходит туда), ну и бездонный (хотя сомневаюсь) бюджет. И все! В Эмиратах то же самое, только мешок побольше, да и народ не так беден. Хотя одного желания и наличия денег недостаточно, – считает наш собеседник, пожелавший остаться инкогнито.

Причем в ОАЭ, по его словам, ситуация с кадрами и наукой обстоит гораздо хуже, чем в Казахстане. И это неудивительно, если учесть, что система образования в этой стране появилась всего полвека назад. То есть ей элементарно не хватило времени на то, чтобы подготовить людей для работы в высокотехнологичных отраслях.

– В Эмиратах вообще со специалистами проблема, – говорит он. – Из девяти миллионов населения коренных арабов не наберется даже миллион. Все за них делают иностранцы: черную работу – индусы и пакистанцы, научную – европейцы и даже казахстанцы. Многие арабы до сих пор не могут ни читать, ни писать… А потому я искренне горжусь тем, что в Казахстане фактически нет неграмотных людей, а уровень образования на постсоветском пространстве все еще достаточно высок.

Впрочем, этот факт отнюдь не гарантия того, что Казахстан в обозримой перспективе сможет стать полноценным участником космических программ. Если, конечно, речь не идет о небольших ракетах, которые, по мнению эксперта, отечественные специалисты смогут запускать на малые и средние орбиты.

– К сожалению, Казахстан до сих пор так и не нашел своего места, своей «изюминки» в космической сфере, – говорит он. – Вместо этого она превратилась в кормушку для огромного количества «околонаучных» агашек с большими зарплатами и сомнительными строительными проектами... К тому же посмотрите на то, как Россия красиво «развела» казахов с «Байтереком». Наобещала много, даже камень заложила… А в итоге? Я нисколько не сомневался в том, что ничего путного из этого не выйдет. Кучу денег вбухали в никуда. Хотя дефакто наши средства помогли завершить чисто российский проект «Ангара» – эти ракеты-носители будут летать с Плесецка и Восточного, но никак не с Байконура... С самого начала я предлагал обратить внимание на украинцев с их ракетами от «Южмаша»: они просты, надежны, да и стартовых комплексов огромное количество. Для пуска этих ракет можно использовать как наземный старт, так и шахты, оставшиеся нам от дивизии РВСН. У нас есть все, чтобы сделать это. Но самое главное – украинцы проще в общении, и нам не надо стоять рядом «со свечкой», как сейчас происходит с РФ. Мы были бы полноправными партнерами, а не мешком с деньгами, которые платятся лишь за флажок на ракете, не более того.

Впрочем, есть еще одна причина, которая может сорвать грандиозные планы трех стран. Как полагает эксперт, полноценная космическая программа – прерогатива сверхдержав, которые никогда не позволят «начинающим» сколько-нибудь серьезно развиться: в определенный момент они просто запустят международные соглашения об ограничении ракетных технологий…

– Поэтому нам нужно найти свое место в космической отрасли с учетом реальных возможностей. Яркий пример – Швеция. У нее нет своего космодрома, а бюджет весьма скромен, но там реально производят собственные спутники как гражданского, так и военного назначения, предназначенные для решения их конкретных вопросов, плюс мультипликативный эффект, развивающий все вокруг, – резюмирует наш собеседник.

При этом думать о коммерческом космосе Казахстану еще слишком рано, считает он. Заработать на нем у нас в любом случае не получится. А потому целью нового проекта, на его взгляд, должны стать не бизнес и не деньги, а возможность участия отечественных специалистов в запуске, разработке и обслуживании космических аппаратов.

В этом смысле участие ОАЭ очень выгодно для нас,  говорит эксперт. Идеальный расклад таков: арабы финансируют, россияне предоставляют технологии, а работают и развиваются казахстанцы. Вот тогда наши потомки скажут нам спасибо. А рассчитывать на какие-то коммерческие выгоды в наших условиях не приходится. Если кому-то эта деятельность и приносит какую-то прибыль, то разве что США, России и другим космическим державам. Но она даже близко не сравнима с теми огромными финансовыми и временными затратами, которые потребовались этим странам для продвижения своих космических программ.

Несколько иной точки зрения придерживается другой эксперт – главный редактор журнала «Космические исследования и технологии» Нурлан Аселкан. По его мнению, приход ОАЭ на Байконур – прекрасный шанс для Казахстана оживить свои космические программы и даже получить от этого коммерческие выгоды. Не воспользоваться им было бы глупо и недальновидно.

– Нурлан, о каких конкретно проектах идет речь? Это может быть комплекс «Байтерек», если учесть, что ОАЭ и ранее высказывал заинтересованность в нем?

– В ходе встречи 21 марта обсуждались возможности создания совместных космических программ на коммерческой основе. ОАЭ выразили готовность инвестировать в инфраструктуру космодрома Байконур достаточно серьезные ресурсы. И сейчас задача России и Казахстана – найти точки вложения этих средств.

Казахстан сам до конца не уверен в том, что программа «Байтерек», которая реализуется вместе с РФ, будет исполнена в том виде, в каком планировалась. Как вы знаете, этот проект пытаются осуществить уже около 15 лет, и за это время он пережил многое. И, естественно, мы заинтересованы в наличии запасных сценариев на Байконуре, чтобы избежать прежних ошибок в виде постоянного откладывания сроков, смены ракет, финансовых проблем. Нам нужна адекватная альтернатива.

Тем более что кризис серьезно ограничил бюджеты «Роскосмоса», и тот планирует сокращение расходов на содержание объектов на Байконуре. Среди них всем известный «Гагаринский старт» – пусковая площадка, с которой стартовали первый

спутник и первый космонавт Земли. Сейчас с него запускают ракету-носитель «Союз-ФГ», производство которой уже прекращено. А это значит, что вскоре там просто нечему будет летать, и комплекс перестанет функционировать. Сегодня «Роскосмосу» для его нужд в принципе достаточно новой ракеты «Союз-2», которая эксплуатируется на соседней площадке №31.

То есть, стояла дилемма – модернизировать «Гагаринский старт» или выводить его из эксплуатации? С появлением третьего игрока – ОАЭ, готового к финансовым затратам, скорее всего, будет выбрано первое.

– Как это будет выглядеть технически?

– Схема, вероятно, будет следующей. Казахстан, являясь владельцем земли и самого объекта («Гагаринский старт»), выведет последний из аренды РФ и передаст совместному предприятию, которое будет на деньги ОАЭ реализовывать трехсторонний проект по модернизации этого стартового комплекса под новую ракету «Союз-2» (она может быть в разных версиях, в том числе и в легкой). В свою очередь дочерняя компания «Роскосмоса» под названием «Главкосмос» может выполнять пуски на рыночной основе, когда доходы будут делиться между тремя сторонами. Она же будет поставщиком ракеты.

Причем интерес России заключается еще и в том, что у нее появится дополнительный заказ на ракеты, соответственно будет задействована промышленность РФ. Кроме того, будет дублироваться та стартовая площадка, которая сегодня обеспечивает полеты людей в космос.

Развитие такого большого проекта, как «Байтерек», может быть отложено на долгие годы – всякое может случиться. Поэтому Казахстану будет не лишним иметь синицу в руках, то есть вполне реализуемый проект, который не требует создания ракеты с нуля, а использует ту, которая уже разработана и испытана. Ее просто коммерциализируют. И это, на мой взгляд, достаточно разумное, трезвое, а главное – гораздо менее затратное (для казахстанской стороны) решение. И оно не несет особых технических рисков. Тем более что контролировать это будут люди, которые вкладывают большие деньги, а они не любят долгих сроков и неопределенных сценариев.

– Что конкретно выиграет от этого Казахстан?

– Во-первых, благодаря такому трехстороннему сотрудничеству может родиться компактная космическая программа, которая, помимо всего прочего, даст Казахстану возможность пусков на коммерческом носителе, а значит, и получения доходов. Во-вторых, это реальная перспектива привязать новый проект к производству казахстанских спутников. Как известно, ракета «Союз-2» выводит на орбиту порядка восьми тонн груза, а наш сборочный испытательный комплекс в Астане рассчитан на производство космических аппаратов массой до шести тонн.

В-третьих, это будет подстраховка проекта «Байтерек», только в более скромном и значительно менее рискованном варианте.

Но здесь я бы хотел сказать об ответственности казахстанской стороны за успех этого, да и других проектов. Возможно, на деле мы – самая заинтересованная сторона. Нельзя быть просто пассивными распорядителями бывшего советского имущества, получать доход от аренды и посматривать на космодром со стороны. Такое отношение уже породило нежелание заниматься высокотехнологичными проектами, непонимание задач космонавтики, отторжение на бытовом уровне. У нас ведь сейчас вследствие безграмотности появилось благодатное поле для разного рода спекуляций.

Если мы выводим «Гагаринский старт» из аренды, то прямая наша задача – обустроить его, максимально оснастить, эффективно управлять им через свои кадры, и тогда для наших партнеров мы будем полноценной стороной в проекте. И дивиденды от этого не заставят себя ждать. А то ведь многие представляют себе наших соплеменников как люмпенов, сидящих у костров из горящих покрышек и с ненавистью смотрящих на космодром...

– С Россией и Казахстаном все понятно. А какие выгоды преследуют ОАЭ?

– Эмираты хотят в кратчайшие сроки получить доступ в космос, а не тратить на это десятилетия. Причем им мало просто купить спутник и запустить его, скажем, на европейской ракете. Они стремятся стать совладельцем, регулирующей стороной, оператором, и чтобы при этом можно было бы еще и заработать. Вот почему арабы

решили вложиться в проверенную российскую ракету на надежном казахстанском космодроме. Благодаря этому они надеются быстро встать в один ряд с серьезными пусковыми компаниями мира.

Понятно, что у них в этом проекте будет главенствующее положение. Тот, кто платит, тот и заказывает музыку. Мало того, что они получат в руки готовый носитель и отработанную стартовую площадку, так еще, будучи инвестором, будут получать с этого прибыль.

– Но одно дело – планы, и совсем другое – реальность. Как вы заметили, может всякое случиться… Можно ли считать участие ОАЭ в новом проекте некой гарантией его успешности? И какая из трех стран рискует больше всего?

– Участие ОАЭ является важным с нескольких точек зрения. Во-первых, приход третьей стороны создаст значимый прецедент, который откроет дорогу на Байконур другим странам. Во-вторых, повторюсь, это изначально коммерческий проект, то есть предполагающий извлечение доходов, а не просто расходование государственных средств. В-третьих, это прекрасная возможность получить на бывшем военном космодроме опыт современного управления проектами, где все будет сделано с точки зрения самых современных требований маркетинга, менеджмента со всеми корпоративными плюсами, без каких-то масштабных коопераций и сверхбольшого количества персонала.

Самое главное – чтобы непростая экономическая ситуация в мире и торговые войны не затормозили это интеграционное начинание. Заинтересованы все стороны, но так как тратятся Эмираты, то они больше всех и рискуют.

Комментарии