ВОСКРЕСЕНЬЕ, 21 ОКТЯБРЯ 2018 ГОДА
2237 9-02-2018, 12:17

Галопом по Европам: Чем чревато всеобщее невежество

«Небрежное и халтурное отношение к образованию ведет к тому, что человек теряет способность влиять на какие-то серьезные общественные события, а общество заменяет трезвое аналитическое познание розовыми утопиями, где отсутствует здравый смысл», считают специалисты в области образования, настаивая на тщательном анализе системы отечественного образования как школьного, так и вузовского.

Дети «забили» на учебу

Народный артист СССР Асанали Ашимов рассказал однажды такой случай. Возвращаясь с известным театральным критиком Аширбеком Сыгаем из Туркестана, они по пути на железнодорожный вокзал сделали остановку. Следом подъехал автобус, откуда высыпала целая толпа молодых людей – то ли школьников-старшеклассников, то ли студентов колледжа. Увидев Асанали, попросили автографы и стали фотографироваться рядом с ним.

– Я решил подшутить над ними, – рассказывает народный артист.– «А что же вы, – говорю им, показывая на Аширбека Сыгая, – с Мухтаром Ауэзовым не здороваетесь?» И что вы думаете? Они тут же побежали брать автограф у «Мухтара Ауэзова». И хоть бы один усомнился и сказал: так ведь Ауэзов давно умер! Я еще спросил у этих ребят: а кто-нибудь из вас читал «Путь Абая»? Не нашлось ни одного.

Тогда я пошел дальше. Показывая на высокого смуглого мужчину – нашего знакомого, который сопровождал нас с Аширбеком, сказал, что это космонавт Тохтар Аубакиров. И тоже поверили! Где уж тут знать творчество Абдижамила Нурпеисова! А ведь он не просто большой писатель, это – личность века! И то, что мы своего казахского Льва Толстого не можем раскрутить так, как, например, россияне раскрутили Василия Шукшина, – это наш позор и наша беда. Мне обидно и больно, что его гениальный роман «Кровь и пот» проходит вне внимания широкой читательской аудитории.

– Это не смешно, это трагедия, – сказала знакомая учительница литературы, услышав эту историю. – И не дети виноваты в столь вопиющем бескультурье и безграмотности, а школа, вернее, те учебники, по которым мы вынуждены их учить.

Вы посмотрите, какие у нас учебники литературы! Они ныне помпезно называются «Русская словесность», но словесностью там и не пахнет. Нет ни портретов писателей, ни их биографий, а материал подобран несоответственно возрасту ребенка. Возьмем, к примеру «Русскую словесность» для 6 класса. Разве может 11-12-летний ребенок усвоить крайне сложные в психологическом плане повести Пушкина «Метель» и «Станционный смотритель», которые вообще-то испокон веков «разбирали по косточкам» в 9 классе?

А еще в «Русской словесности» для 6 класса есть стихи поэтов периода серебряного века русской поэзии – Анны Ахматовой, Владислава Ходасевича и Дмитрия Мережковского, которые детям абсолютно непонятны и неинтересны. Учебник «Русской словесности» для 7 класса страшно науконизирован. Вместо Пушкина, Лермонтова и Гоголя дети должны осваивать такие темы как «Человек и мир природы в литературе» или «Художественная картина неба в литературе».

Результат обучения по таким учебникам не замедлил сказаться. Когда я, рассказывая о Льве Толстом, спросила у семиклассников, какие из его произведений они знают, то услышала от одной девочки: «Слон и Моська» (?!).

Мне сегодня совершенно непонятно, зачем же нужно было ломать то хорошее старое, которое у нас было, и выбрасывать на свалку учебники, по которым учились десятки поколений? Ведь всем известно, что образование, которое получали в СССР, стояло намного выше того образования, которое дают за рубежом.

То, что среди американских ученых много бывших выпускников советских школ и вузов, – блестящий тому пример. …

Мы все время смотрим на европейский стандарт – готовим, согласно нему, детей к сдаче тестов. Что и говорить: попадаются вопросы, когда просто везет с ответами на них по случайности. Итог – дети выходят из стен школы не умеющими не то что рассуждать на какие-то глубокие темы, но и просто связно излагать мысли, почерпнутые из учебников.

К тому же часы по такому предмету как русский язык (учителя биологии и химии скажут то же самое) неуклонно сокращаются. Что дети могут получить за час-два в неделю? Ни-че-го! Потому что нет закрепления – бежим по верхушкам. За 40 минут (такова сегодня продолжительность урока) мы ведь только даем и даем, а опросить не успеваем. Поэтому, мне кажется, большинство детей расслабились и просто «забили» на учебу. В сложившейся ситуации каждый учитель по-своему ищет выход.

Я, например, остаюсь со своими детьми после уроков. Делаю это из чувства патриотизма – болею за них, да и предмет свой очень люблю. Но я же не резиновая...

Два разных приказа

А это еще раз о том, как у нас пишутся учебники. Осенью 2016 года в Казахстане сложилась парадоксальная ситуация с учебниками для 7-х классов. А все потому, что Министерство образования и науки умудрилось выпустить за три неполных месяца 2 взаимоисключающих приказа. И оба они имели законную силу. В итоге дети учились по книжкам, которые последний раз переиздавались в 2012-м году по программе 2010-м года, а в некоторых сельских школах, как сообщила знакомая учительница, даже по тем, что изданы в 2003-м и 2007-м годах. Учебный процесс между тем велся по программе 2013-го года.  Вот какой комментарий дала тогда вице-президент ТОО «Корпорация «Атамура» Гульбаршин Жарылгасимова:

– В соответствии с приказом МОН РК от 28 января 2016 года приобретение учебников и УМК (учебно-методических комплексов) по наименованиям, входящим в утвержденный министерством перечень, осуществляется один раз в 4 года полным тиражом, с последующим дополнительным приобретением необходимого количества. Учебники для 7-го класса последний раз переиздавались в 2012-м году по программе 2010-го года, но в настоящее время учебный процесс ведется в школах республики по программам 2013-го года.

Их очередное переиздание должно было состояться в 2016-м году. Приказ МОН РК от 8 января 2016-го года, утверждающий перечень, в который были включены учебники и УМК 7 класса, в установленном порядке прошел регистрацию в Министерстве юстиции. После того как приказ вступил в законную силу, учебники и УМК 7 класса были отпечатаны издательствами. Однако позднее, к концу 1 квартала, а именно письмом от 30 марта 2016-го года МОН РК отменило их приобретение департаментами образования полным тиражом, ссылаясь на то, что в 2017-м году учебники 7 класса будут изданы по программам обновленного содержания. В результате бюджетные средства были потрачены на приобретение учебных изданий для 1 класса по обновленному содержанию образования и учебники 8 класса по программе 2013-го года. И только учебники и УМК 7 класса по программе 2013-го года организациями образования, повторяю, не были приобретены в полном объеме. Причину я уже назвала: МОН РК посчитало, что учебники 7 класса в следующем году будут изданы по программе обновленного содержания. 

О.ГенриНе слыхали про такого

Пробелы, принесенные со школьной скамьи, вузы, если судить по нижеизложенному мнению, не в силах компенсировать

– С тем, насколько упал уровень в сфере образования, в том числе и кинематографического, я сталкиваюсь даже, когда у меня приходят брать интервью, – говорит режиссер-документалист Сергей Азимов– Когда оператор, поставив камеру, начинает тыкать в клавиатуру айфона, выискивая там игры, трудно сосредоточиться и формулировать свои мысли даже мне, человеку, привыкшему давать интервью. Тем самым «коллега», на мой взгляд, демонстрировал элементарный непрофессионализм и равнодушие. Особенно, помню, меня отвлекало и раздражало то, что он все время шмыгал носом. Когда интервью закончилось, я жестко заметил, что если бы на съемках моей документальной картины оператор вел бы себя так же, я бы в следующий раз с ним не работал. Заметив, что парень смутился, я, решив смягчить ситуацию, сказал, что мы родственные души – оба аллергики.

И напомнил ему знаменитую новеллу О.Генри «Родственные души», где квартирный вор и хозяин нашли язык на почве общей болезни, – радикулита. Оператор, пока я говорил про это, смотрел на меня непонимающими глазами. Я тогда обратился к журналисту: «Но вы-то, конечно, знаете, кто такой О.Генри». Катастрофа! Журналист ведущего телеканала страны даже не слышал такого имени. – «А что вы заканчивали?» – спросил я, едва опомнившись от изумления. – «КазГУ, факультет журналистики». – «Как?!» – «А у нас не было зарубежной литературы».

Я был возмущен до глубины души, но когда гнев улегся, подумал: а стоить ли их винить в малообразованности? Моя дочь заканчивала казахскую школу, где не проходили Толстого, Достоевского, Чехова. Когда мы набираем курс, тоже сталкиваемся с тем, что дети, закончившие школу с отличием, не знают литературы. И я работу с ними начинаю с того, что даю задание на дом прочитать ранние рассказы Мухтара Ауэзова и Беимбета Майлина. Вот откуда растут ноги у невежества – с кое-как составленных школьных и вузовских программ.

Наша главная задача – научить будущих художников размышлять и анализировать, но система образования предусматривает обратное – тупое заучивание фактов, вырванных из контекста. Это идет, видимо, от слепого, бездумного, механического копирования зарубежных стандартов образования. Все это понимают, но, видимо, кого-то это устраивает.

Мне очень грустно, но говорить, что все плохо – не выход, нужно чтото делать. С чего нужно начинать? С того, наверное, что нужно увеличивать количество часов по античной, европейской литературе, всемирной истории, мировому изобразительному искусству, этике и эстетике, не забывая про родное казахское духовное культурное наследие. Став независимым государством, мы не должны замыкаться в национальных квартирах. Это нас приведет к неконкурентоспособности на мировом рынке.

Дипломиро­ванные безработные

– Если не остановить этот противоестественный процесс, то произойдет, вернее, уже происходит девальвация вузовских дипломов, – убежден доктор физико-математических наук Аскар Джумалильдаев.

– «Как же так? – часто возмущается обыватель. Диплом есть, а работы нет». Но о какой работе может идти речь, коль сейчас с 40 баллами поступают на платные отделения университетов, а со ста баллами получают грант. Словом, учеба превратилась в халяву. Выгонишь бездельника из одного университета, его с удовольствием берут в другой. Поэтому дипломированные специалисты ходят без работы, которой на самом деле очень много, иначе бы к нам не приглашали иностранных специалистов.

– Качество преподавателей в вузах, мягко говоря, часто очень низкое, – продолжил эту мысль кандидат педагогических наук Сергей Филин.

– Я вижу две причины этому. Первая – чрезмерная зарегулированность обучения со стороны министерства образования. Преподавателям просто некогда готовиться к занятиям, вводить новые темы и дисциплины. Вторая причина – вузы стали коммерческими организациями. А при таком раскладе качество образования отходит на второй план: студента выгнать нельзя, за ним стоят деньги.

Как сказал в частной беседе ректор одного из очень крупных негосударственных вузов: «Учредители хотят прибыль». А проректор другого вуза, комментируя (опять же в частной беседе) качество заочного и вечернего образования, сказал: «Мы понимаем, что фактически продаем дипломы».

Сегодня стала проглядывать тенденция – молодежь в основной своей массе не хочет учиться, а преподаватели – развиваться. Очень понимаю последних: зарплата маленькая, учебной литературы не хватает, а научной вообще нет. Кроме того, преподаватели перегружены бумагами – километрами пишут планы и отчеты, где уж тут заниматься студентами. То же самое, думаю, происходит и в школах. Кроме того, маленькая заработная плата порождает продажу оценок, что резко снижает мотив к учебе и у тех, кто хотел бы учиться.

Экономике Казахстана при таком раскладе никакая стратегия инновационного развития не поможет. Для этого нужны высококвалифицированные кадры, их на рынке труда нет, а новые не готовятся.

Что нужно, на мой взгляд, менять в системе образования? Вузам нужно дать академическую свободу – возможность самим определять дисциплины и их содержание по специальностям. Пример есть – Назарбаев-университет.

Ну и, конечно, отказаться от дипломов государственного образца. Вот тогда вузы, конкурируя между собой, начнут учитывать, что надо рынку, а не министерству образования. И тогда не понадобятся административные решения по лишению их лицензий. Что касается качества образования, то этим уже должны заниматься не только Министерство образования, но государственные структуры, отвечающие за национальную безопасность. Иначе у Казахстана просто не будет будущего! Небрежное и халтурное отношение к образованию чревато тем, что человек теряет способность влиять на серьезные общественные события, а общество заменяет трезвое аналитическое познание розовыми утопиями, где отсутствует здравый смысл.

 

Комментарии