СУББОТА, 20 ОКТЯБРЯ 2018 ГОДА
2886 15-12-2017, 00:04

С чем наша страна встречает 26-ю годовщину независимости?

Независимому Казахстану исполняется 26 лет. Для мироздания это даже не мгновение, тогда как с точки зрения человеческой жизни – целая эпоха. А еще пора возмужания и первых оценок. Чего мы достигли, а что было упущено? Есть ли у нас поводы для гордости? Что о нас думают в мире?

Мади Алимов

Вопросов подобного рода можно задавать великое множество, но вряд ли на них есть однозначные ответы. Потому что жизнь намного сложнее человеческого восприятия. И все же, как бы это ни было трудно, попытаемся оценить некоторые итоги нашей 26-летней суверенной истории, сосредоточившись на такой категории, как качество государственности.
Начнем с того, что Казахстан стал реальным и полноправным субъектом системы международных отношений. В этой связи вспоминается та роль, которую сыграл президент Нурсултан Назарбаев во время неожиданного обострения отношений между Россией и Турцией. Оба эти государства занимают важное место во внешнеполитических приоритетах нашей страны. А потому мы оказались как бы между Сциллой и Харибдой. Ни с кем нельзя было портить отношений, и в то же время мы не могли позволить себе дистанцироваться от складывающейся конфронтационной ситуации.
Политическое посредничество во все времена было делом непростым, и любой, кто решался выступить в таком качестве, шел на заведомый риск с трудно просчитываемыми последствиями.

Но высшее руководство Казахстана и отечественная дипломатия не просто решились, но и нашли достойный выход из этого, казалось бы, тупика, тем самым сорвав своеобразный джек-пот. Недаром чуть позже именно Астана была выбрана площадкой для внутрисирийского политического диалога. Да, в этом случае результаты оказались скромнее. Но гораздо важнее другое: Казахстан стал восприниматься в мире как государство, которое может внести весомую лепту в разрешение конфликтных ситуаций. А это дорогого стоит.
Наша страна всегда выступала за укрепление связей и дальнейшее развитие интеграционных процессов в Центральной Азии. Правда, не всегда и не у всех инициативы Казахстана вызывали адекватный отклик. Но, кажется, наконец-то лед тронулся. Косвенно в пользу этого свидетельствуют заметные изменения во внешнеполитическом курсе нового руководства Узбекистана. Наверняка многие обратили внимание на то, какими свежими и неожиданными красками был отмечен последний визит Нурсултана Назарбаева в эту страну. Казалось бы, частности, но за ними кроются гораздо более глубокие вещи.
В то же время даже в канун праздника было бы неправильно говорить только об успехах, достижениях и уж тем более впадать в эйфорию. Тем более что существующие в стране проблемы на виду и на слуху у всех.
Согласно законам эволюции, и мир в целом, и отдельно взятые страны развиваются циклично, а подъемы сменяются спадами. И с этой точки зрения хотелось бы задаться достаточно банальным вопросом: «А все ли запланированные высоты мы взяли?». Вряд ли ответ на него будет таким уж оптимистичным. Сделав ставку на нефтяной фундамент нашего будущего, мы, кажется, не совсем верно расставили экономические акценты и, как следствие, не смогли построить что-то устойчивое, способное обеспечить планомерное движение вперед даже при неблагоприятной внешней конъюнктуре. Как ни верти, а основные фонды у нас – это по большей части те, что остались в наследство от СССР, а новых производств, которыми можно было бы гордиться, кот наплакал.
Надежды на то, что новоявленный отечественный бизнес выкует так называемый средний класс, пока остаются несбыточными. Все знают, по каким принципам у нас функционирует то, что принято называть МСБ. Дальше банального посредничества (купи-продай) он так и не поднялся. А крупные компании и вовсе имеют мало общего с тем, что подразумевается под словом «бизнес». Ну а самый большой и доходный бизнес – это, по сути, дойка того же МСБ и «распил» бюджетных средств.
Еще более уныло выглядит ситуация в гуманитарной сфере. Перманентная чехарда министров образования, кажется, окончательно похоронила это самое образование. Реформ много, а результаты все хуже и хуже. Парадокс заключается в том, что, став страной с практически всеобщим высшим образованием, Казахстан испытывает жуткий дефицит профессионалов чуть ли не во всех сферах жизни. Перепроизводство юристов, финансистов, таможенников с дипломами, не дающими даже минимальных гарантий трудоустройства, при острой нехватке представителей рабочих профессий – вот к чему мы в итоге пришли. Отсутствие созидающей экономики породило экономику виртуальную. При этом мы позволяем себе высокомерно стебаться над некоторыми своими соседями. А они в это время без лишней суеты делают свое дело: одни строят самые современные нефтехимические комплексы и открывают новые автопроизводства, а другие обеспечивают знаменитую алматинскую барахолку продукцией своей легкой промышленности.
Наблюдая за всеми этими процессами, невольно приходишь к выводу: для того, чтобы испытывать гордость за страну, только внешнеполитических успехов явно маловато. Они должны быть подкреплены ощутимыми подвижками в делах внутренних. Многие из нас (подразумеваются представители старшего и среднего поколений) имеют опыт проживания в стране, которая строила и запускала самые большие в мире космические ракеты, но так и не смогла обеспечить своих граждан обычной колбасой и другими товарами первой необходимости. Сегодня с наличием последних в магазинах проблем нет, но все равно не покидает чувство, что кое-что вокруг нас идет не совсем так, как следовало бы.
Не меньшую тоску наводит происходящий на наших глазах процесс социальной дифференциации общества. Пора признать, что он фактически деморализует значительную часть наших сограждан и порождает самое негативное, что может грозить будущему Казахстана, – их неверие в это самое будущее и уход в себя, в замкнутое пространство собственных проблем. А это, в свою очередь, бьет по единству общества, которое всегда считалось главным маркером устойчивости любого государства.
Не вселяет оптимизма и степень компрадорской психологии, которой насквозь пропитались отечественные элиты. И если бы только это. Положение усугубляется тем, что и сами элиты у нас разобщены. Порой создается ощущение, что они озабочены не настроениями масс, а своей внутривидовой борьбой, приз в которой - контроль за бюджетными ресурсами и за маржой от бездарной продажи природных богатств. Сам собой возникает вопрос: «А для чего и во имя чего вся эта борьба?» Только ли для того, чтобы вкушать и сибаритствовать? И самое главное – кто и когда наконец-то вспомнит о народе? Или он рассматривается лишь как приложение к недрам и госбюджету?..
В еще большей степени, чем жадность элит, угнетает их некомпетентность. Они не в состоянии решать не то что стратегические задачи, но даже тактические. Пора признать, что сегодняшний кризис - не столько мировой, сколько наш, внутренний. И он начинает приобретать характер какого-то перманентного явления. При этом наши госменеджеры норовят компенсировать собственные ошибки и просчеты введением все новых и новых налогов, повышением тарифов на коммунальные услуги и отпуском цен на товары и услуги первой необходимости. О какой цивилизованной рыночной экономике можно вести речь, если даже на картошку у нас уже много лет нет устойчивой цены? А чего стоят повторяющиеся из года в год «бензиновые» страсти? И это в то время, когда со всех трибун декларируется наша принадлежность к клубу нефтяных стран.
Кто-то скажет, что нынешние трудности связаны с болезнью роста, что надо пережить их, и впереди откроются манящие перспективы. Но наши люди уже проходили это, когда их призывали потерпеть, обещая светлое (тогда еще коммунистическое) будущее. И теперь они уже не настолько наивны, они хотят жить хорошо сейчас, а не в абстрактном завтра. И те, от кого зависит решение социально-экономических проблем в стране, должны это прекрасно понимать.
Когда эра суверенности только начиналась, нам говорили: отныне базовым принципом нашей жизни будет уважение личных свобод и частного предпринимательства, поэтому следует максимально ограничить бремя государственного регулирования. Еще нам внушали, что готовы всячески поощрять стремление каждого казахстанца к личному обогащению. Кроме того, обещали, что частному сектору как основному производителю общественных благ при рыночной экономике будет отведено доминирующее положение в системе экономических отношений. А чтобы стимулировать частную инициативу, следует снизить налоги, сократить бюрократический аппарат, поставить на место профсоюзы, ограничить расходы на социальные нужды.
Согласитесь, весьма правильные и важные тезисы. Да и философия вполне понятная. Тут спорить не о чем. Весь вопрос в том, что из этого было реализовано, а что осталось за бортом? Это пусть каждый рассудит сам.
А так, всех с праздником!

Комментарии

Author Ахан Абдрахманов
Редактировать / Удалить/ Цитировать
16-дек-2017, 22:00

Хотелось бы подчеркнуть, что неравенство доходов не только в Казахстане. Как я прочитал в г. Индепендент о том, что с приходом Дональда Трампа в США неравенство увеличилось. При том что было утверждено значительное сокращение налогов для богатых. Процитирую газету: "Mr Alston said statistics from the US Census Bureau in September 2017 indicated more than 40m people - more than one in eight Americans - were living in poverty. Almost half of those, 18.5m, were living in deep poverty, with reported family income below half of the poverty threshold." Короче более чем 40 млн людей, это более одной восьмой населения в США - живут в бедности. Почти половина из них 18.5 млн. живут в крайней нужде. То есть их семейный доход ниже половины порога бедности. Достаточно сказать что по инициативе Нурсултана Назарбаева многим держателям ипотеки, сократили проценты. Такого в США просто нет. Это конечно ударило по доходам банков, но тем не менее это произошло. Конечно в последующем люди должны быть осторожны и понимать, что такого нет во многих странах мира, чтобы владельцам ипотеки списывали долг.