ПОНЕДЕЛЬНИК, 16 ИЮЛЯ 2018 ГОДА
4485 8-12-2017, 00:16

Место Казахстана в рейтингах не соответствуют реальной ситуации

KZ RUS ENG

Десятки, если не сотни международных рейтинговых агентств на протяжении многих лет только тем и занимаются, что сортируют страны мира по тем или иным параметрам. Напрасным этот труд вряд ли назовешь – хотя бы потому, что он создает мотивацию для развития. Другое дело, насколько качественно происходит это развитие. Ведь ради высоких рейтингов можно и пыль в глаза пустить, и с цифрами поиграть, что, собственно, и делают правительства некоторых стран. И это одна из причин того, почему их позиции в разных рейтингах выглядят по-разному.

Возьмем, к примеру, такой показатель, как благосостояние населения. И безо всяких рейтингов понятно, что богаче казахстанцы за последние годы не стали. Скорее, наоборот: их доходы существенно сократились. Однако официальная статистика, касающаяся количества бедных и безработных в нашей стране, упорно маскирует реальную картину (мы неоднократно писали об этом). Чего же мы хотим от иностранных экспертов, выводы которых опираются в основном на наши статданные?
Вот яркий пример. В прошлом месяце Швейцарский банк Credit Suisse опубликовал ежегодный доклад Global Wealth Report 2017, где Казахстан фигурирует в группе самых бедных стран мира. А ведь каких-то полгода назад мы радовались тому, что американское финансовое издание Global Finance расположила нашу страну на 54-м месте из 149 в своем рейтинге, который тоже ранжирует страны на богатые и бедные.
Понятно, что в данном случае применялись разные методики. К примеру, аналитики Credit Suisse к группе бедных отнесли те государства, где состояние каждого жителя не превышает 5 тысяч долларов, что в 10 раз меньше, чем в среднем по планете. В свою очередь, эксперты Global Finance использовали данные Международного валютного фонда о величине валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения с поправкой на паритет покупательной способности (ППС).
Зато эти два исследования ярко продемонстрировали всю парадоксальность сложившейся ситуации, а именно то, что ВВП в стране растет, тогда как доходы населения и уровень жизни стоят на месте. Не случится ли так, что когда Казахстан достигнет, наконец, своей главной цели и войдет в число тридцати самых развитых стран, его население по-прежнему будет бедным? Тогда в чем вообще смысл всей этой затеи?
Да и вообще, как мы узнаем, что оказались в «топ-30»? Ясно, что сами себя мы оценивать не можем и что этот факт должны зафиксировать и признать на международном уровне. Но если речь идет о тех же мировых рейтингах, то где гарантия, что не случится казус: в одних списках мы будем в начале, а в других - в конце?
Впрочем, как отмечает экономист Жарас Ахметов, власти, скорее всего, будут смотреть только на два индекса: глобальной конкурентоспособности и легкости ведения бизнеса, которые дают оценку также по ВВП на душу населения, рассчитанному по ППС. Но если посмотреть на нынешние позиции Казахстана, то вырисовывается весьма неоднозначная картина.
К примеру, в рейтинге глобальной конкурентоспособности Казахстан на протяжении последних лет теряет свои позиции. Согласно данным Всемирного экономического форума, наша республика в 2017-м по данному показателю заняла 57-е место среди всех стран мира, опустившись на четыре строчки ниже в сравнении с предыдущим годом. А в 2015-м мы были на 42-й позиции. Как отмечают аналитики, нынешний результат – худший за последние шесть лет.
Гораздо лучше обстоят у нас дела по второму показателю – легкости ведения бизнеса. В рейтинге Всемирного Банка «Doing Business 2017» Казахстан занял 35-ю позицию, поднявшись на 16 строчек выше по сравнению с «Doing Business 2016».

Толганай Умбеталиева, политолог:
«Пока участие в рейтингах удовлетворяет только интересы государства»

В век глобализации погоня за рейтингами приобретает все большую популярность. Безусловно, по задумке, это должно стимулировать реформы, определять их направление, причем не только для развивающихся стран, но и для развитых. Рейтинги должны подстегивать конкуренцию, повышать качество и эффективность тех преобразований, которые намечаются правительствами стран. В то же время они формируют некие стандарты качества международного характера или на международном уровне. Это плюсы, но есть и минусы.
Зачастую в погоне за рейтингами теряется сам смысл этих преобразований, исчезает из фокуса внимания их содержание, размывается понимание того, зачем мы вообще это делаем. Главной целью становится попадание в рейтинг, улучшение своих позиций в нем, но не реальное повышение качества реформ и качества жизни. Включение в рейтинг конструируется как наше будущее, как наше завтра.
Возможно, для начала нужно задаться вопросом: какой смысл должны нести эти реформы? Чтобы они позволили стране занять высокие позиции в международных рейтингах? На мой взгляд, одним из важных принципов понимания того, чего мы достигли, должна быть степень удовлетворения потребностей общества. Пока же участие в рейтингах удовлетворяет только амбиции нашего государства, его потребность в признании, доказательстве своей значимости и ценности, но не преследует целей развития страны. Словом, оно далеко от нужд населения.
Полагаю, руководство страны в первую очередь должно быть озабочено тем, чтобы повысить качество жизни и эффективно удовлетворять потребности населения. Тогда и высокие позиции в рейтингах не заставят себя ждать. А сейчас «гонимся» за средством, но не за целью.

Ядикар Ганиев, экономист, блогер:
«Рейтинг — это возможность манипуляций»

– Предлагаю для начала ответить на важный вопрос: кто платит за составление рейтингов независимых рейтинговых агентств? К примеру, Standard&Poors признает, что за присвоение рейтинга платит эмитент. Это классическая схема «заказчик-исполнитель», в которой за достижение нужного рейтинга исполнитель получает деньги. При этом исполнитель не отвечает перед третьими лицами за достоверность и правильность присвоенного рейтинга.
Давайте вспомним глобальный кризис 2008 года, следствием которого стало обрушение сначала американской, а вслед за ней и всей мировой экономики. Ведь рейтинговые агентства дружно молчали по поводу растущих проблем в США и давали исключительно благоприятные прогнозы. Никто из них не снижал рейтинг американских предприятий, занимавшихся спекуляциями на рынке недвижимости. То есть все рейтинговые агентства участвовали в надувании пузыря американской экономики. Как отмечал бывший главный экономист МБРР Джозеф Стиглиц, «в США рост экономики в основном наблюдался за пределами реального сектора. Накануне кризиса до 40% корпоративных прибылей приходилось на финансовый сектор, где все было надуто, 40% инвестиций приходилось на недвижимость – и все это было вложено в пузырь».
К слову, тот же скандально известный американский банк Lehman Brothers неизменно оставался на вершинах рейтинга – вплоть до того момента, пока сам не объявил о своем банкротстве...
Конечно, с одной стороны, рейтинг – это показатель достигнутого уровня. Но, с другой, это и возможность манипуляций… Ведь, по сути, он является результатом анализа накопленной статистики. А мы-то знаем, как в Казахстане используются статданные.
Наши чиновники в своих публичных выступлениях на всех уровнях умело используют «выгодные» рейтинги и столь же умело обходят «неудобные». Конечно, в разговоре с общественностью им удобно сопоставлять наши показатели с цифрами ведущих стран в том, что касается налоговых ставок, стоимости коммунальных услуг и проезда в общественном транспорте, но при этом они избегают сравнений уровней доходов там и здесь.
Не удивлюсь, если однажды какое-либо ведущее мировое рейтинговое агентство по заказу нашего правительства выдаст такие результаты исследования, которые поднимут Казахстан в тридцатку или даже в двадцатку стран doingbusiness. Хотя лично мне, как, впрочем, и большинству других простых казахстанцев, это ничего не даст.
На мой взгляд, гораздо важнее рейтинговать качество жизни обычного гражданина, обычного работника. Будет понятнее и прозрачнее для всех, если достижения страны будут отражаться в конкретных показателях. Например, в системе здравоохранения базовый тариф, от которого идут все расчеты коэффициентов и надбавок по зарплате, сегодня составляет чуть больше 17 тысяч тенге, и он не менялся уже семь лет. Руководители и кадровики медучреждений вынуждены отдавать санитаркам по две ставки, чтобы те могли свести концы с концами. Но ведь при этом санитарки не работают в два раза больше. Почему бы правительству не привести базовый тариф в соответствие с жизненными реалиями и поднять планку до 70 тысяч тенге? В этом случае не пришлось бы притягивать до «нужной» зарплаты надбавки для медработников.
Показатели, статистика и рейтинги, по сути, должны отражать одно – достижение качества. Они нужны и важны всему обществу. Без них невозможно сравнивать, ставить новые цели и задачи. Но еще более важно не заниматься словоблудием и сопоставлением несопоставимых показателей, а реально приближать наши достижения к лучшим показателям ведущих государств мира.
Лично я как обычный гражданин хочу, чтобы у нас в Казахстане семьям при рождении ребенка выплачивали материнский капитал. Чтобы каждому гражданину выплачивали роялти за добычу природных богатств, принадлежащих народу. Чтобы инфляция была сведена к нулю, а минимальная зарплата превышала 100 тысяч тенге. Чтобы в школах для детей были нормальные столовые, а не перекусочные буфеты. Чтобы общественный транспорт работал с 6 утра и до 12 ночи по расписанию...
Этот список можно продолжать очень долго. Мы много чего хотим. Но ведь это и есть те показатели, по которым можно и нужно судить о качестве жизни, о том, как она меняется, как работают чиновники, да и вся государственная система в целом. Вот из таких простых вещей и складывается рейтинг привлекательности страны. А уже из рейтинга привлекательности формируется тот самый лакомый рейтинг привлекательности для бизнеса – экономический рейтинг.

Автор: Сауле Исабаева

Комментарии

Author Нуртас
Редактировать / Удалить/ Цитировать
09-дек-2017, 11:55

Казахстан самая нищая страна в мире (даже трусы не шьют).

Оставить мнение