ПЯТНИЦА, 19 ЯНВАРЯ 2018 ГОДА
1184 23-06-2017, 00:01

СЦК: диалога госорганов со СМИ пока не получается

Не  так давно Служба центральных коммуникаций (СЦК) отметила свой пятилетний юбилей. Называлось количество проведенных брифингов и пресс-конференций, направо и налево раздавались интервью об успехах службы и о ее планах на будущее.  Но стала ли она в действительности весомым игроком на информационном поле? 

Напомним, что процесс становления СЦК (по сути, надстройки в системе власти) протекал за закрытыми дверями. Фактически эта служба появилась на информационном поле неожиданно, как черт из табакерки. Тем более странным было то, что ничего нового в себе она, по большому счету, не несла, дублируя работу многочисленных пресс-служб министерств  и ведомств, которые действовали по директивам, спускаемым из президентской администрации.  Нам, журналистам, тогда объясняли, что вся эта заваруха служит повышению транспарентности в деятельности госорганов, созданию эффективного механизма кооперации их информационной работы, а также условий для не менее эффективного взаимодействия между ними, с одной стороны, и СМИ, с другой.

Недавно в эксклюзивном интервью «Тенгриньюс» Евгений Кочетов, бывший глава этой службы, умело оперируя аналогиями, заявил следующее: «СЦК можно представить в виде моста с двусторонним движением, связывающего государственные органы и СМИ. Движение не только от государственного органа к СМИ, но и от СМИ к государственному органу. И для того, чтобы эффективно осуществлялась государственная информационная политика, и точно так же СМИ могли качественно выполнять свою функцию, мы и существуем. Если посмотреть на те форматы, которые мы сегодня предлагаем, а они, кстати, за последнее время значительно расширились, то их цель сделать государственную политику транспарентной, открытой и обеспечить оперативность».

Но сколько ни пытаешься представить этот самый мост, никак не получается. Воображение рисует лишь плохо натянутый канат, по которому перебраться на другую сторону весьма проблематично. Нет, внешне правила игры вроде бы соблюдены. Вот они, чиновники собственной персоной –  все такие открытые, сыплющие цифрами и фактами. А вот журналисты, добросовестно фиксирующие эти факты. Но где прямой и честный разговор?  Ни о каком диалоге, ни о каком двустороннем движении по информационному полю, к сожалению, говорить не приходится. И СЦК тут как бы ни при чем. Она выполнила свою миссию – дала площадку, свела журналистов и представителей госорганов друг с другом, а что из всего этого вышло, уже не ее ума дело.

Безусловно, есть претензии и к чиновникам, которые говорят много и ни о чем конкретном, и к журналистам, которые, к удивлению многих своих коллег, зачастую двух слов связать не могут, не говоря уже о том, чтобы задать четко сформулированный  вопрос, не сверившись с запасенной «шпаргалкой». О чем могут говорить слепой с глухим? Но о чем-то говорят, да еще умудряются передать смысл этого разговора нам с вами.

При этом набатом звучат слова господина Кочетова, растиражированные практически всеми СМИ: «На нашей площадке СЦК каждый журналист может задавать любые интересующие его вопросы». Но спрашивается: почему в СЦК не приходят журналисты, имеющие смелость задать по-настоящему актуальные, злободневные вопросы, которые способны загнать власть в тупик?  Вот и думай – то ли это стечение обстоятельств, то ли хорошо продуманная игра. Впрочем, что толку ковыряться в этой болячке, если СЦК такое положение вещей полностью устраивает? Ее ничуть не волнует то обстоятельство, что роль службы свелась к установке «витрины», где  перед покупателями без средств «торгуют лицами» далеко не самые узнаваемые в стране фигуры. Во всяком случае, так выглядит это со стороны.

Кстати, о лицах. Это еще один нюанс, разрушающий иллюзии относительно СЦК. О том, что влиятельной структурой, тактически или стратегически воздействующей на информационное поле, она так и не стала,  красноречиво говорит уровень спикеров.  Если раньше журналисты получали информацию от первых руководителей министерств и ведомств, то сейчас министры редко захаживают на устраиваемые службой брифинги и пресс-конференции. Уровень сегодняшней СЦК – заместители министров и руководители пресс-служб, плюс представители творческой интеллигенции да спортсмены, выступающие по темам, которые никоим образом не способны привести к налаживанию диалога между властью и обществом. Все это автоматически делает роль службы  на информационном поле все более и более декоративной. Да и смена статуса говорит сама за себя.

На протяжении почти четырех лет СЦК  работала, подчиняясь исключительно президенту и его администрации, а год назад была передана под «крышу» правительства. Конечно, сей факт можно объяснить воскрешением ведомства, курирующего информационную политику (речь идет о создании профильного министерства), но очень сомнительно, что именно это стало первопричиной. Отчасти потому, что в канун столь «знаменательного события» глава государства подверг жесткой критике информационную политику, проводимую госорганами: «Информационная работа состоит не только в том, чтобы выйти к журналистам на брифинг и прочитать по бумажке. Наши министры даже на брифингах бегают от журналистов, не отвечают на элементарные вопросы. Сейчас мы министерства сделали органами, определяющими политику в той или иной отрасли. Политик должен говорить с людьми, разъяснять свою позицию, завоевывать доверие общества. Нужно встречаться с народом, прежде всего, с теми, кому предстоит пользоваться новыми законами».   

Впрочем, поговаривают, что была и другая причина задвинуть СЦК в правительство. Вроде бы бывший премьер и его кабинет педалировали создание этой службы, а после того, как он сменил место работы, интерес к ней попросту пропал.  Тут сложно что-либо утверждать, но СЦК действительно производит впечатление того самого чемодана без ручки, который и выкинуть жалко и нести тяжело.

Пока что СЦК оправдывает себя только с точки зрения контроля за информационными потоками, исходящими от различных органов власти, – они сконцентрированы в одних руках, поэтому ими легче управлять. И не более того. Планы на дальнейшее будущее этой службы, конечно, вселяют определенный оптимизм, поскольку заявляется, что СЦК будет все-таки площадкой,  «где должны подниматься самые актуальные и горячие темы», а спикеры будут идти «на прямой и своевременный контакт с представителями СМИ». Но реальность откровенно намекает на то, что если этим планам и суждено сбыться,  то очень не скоро. По крайней мере, до тех пор, пока СЦК не перестанет «дрессировать»  пресс-службы министерств и ведомств, пытаясь превратить последние в «информационный щит», а их руководителей – в клон Марии Захаровой, возглавляющей пресс-службу МИД РФ. В наших условиях, когда редко какой пресс-секретарь способен чихнуть без разрешения бастыка, не говоря уже о том, чтобы иметь собственное мнение, это выглядит как минимум самонадеянно, а как максимум  – преступно. Пытаясь слепить «звезд» из пресс-секретарей, никто почему-то не задумывается о том, что и без того присутствующая «звездная болезнь» только начнет прогрессировать  и они  действительно превратятся в информационный щит, но уже защищающий родное ведомство от журналистов. Которые, между тем, продолжают оставаться самым важным связующим звеном между властью и обществом. 

Вполне может быть, что все очевидные минусы, которые можно обнаружить в СЦК, имеют естественные  причины. У руля службы стояли исключительно медиа-менеджеры, имеющие минимальный опыт работы «в поле».  Даже сейчас, когда она вроде бы оказалась в надежных руках –  министра Даурена Абаева и директора СЦК Артура Нигметова, говорить о том, что служба наконец-то вспомнит о своем главном предназначении, преждевременно. Она явно начала распыляться. То проводит лектории, то помогает известным лицам, преимущественно бизнесменам, делиться историями  своих промахов… Все это, конечно, интересно, увлекательно и познавательно, но каким образом влияет на выстраивание диалога власти с обществом  и как способствует тому, чтобы политики начали разговаривать с народом и, разъясняя свою позицию, завоевывать  доверие общества, – абсолютно непонятно.

***

Розлана Таукина,
президент Федерации равноправных журналистов Казахстана:

«СЦК не должна превратиться в клуб по продвижению чиновников»

– Задумка с созданием Службы центральных коммуникаций была хорошей. Появилась площадка, на которой можно увидеть чиновника, обычно отказывающего журналистам в том, чтобы комментировать те или иные решения своего ведомства, отвечать за проколы и  оправдываться  за своих подчиненных. Но обещания остались обещаниями.  Брифинги проводятся совсем не те. Идут отчеты о праздничных событиях в стране, о музыкальных мероприятиях. Чиновники зарапортовались, а отвечать на насущные  вопросы, которые волнуют граждан, они не торопятся. СЦК стоит на страже охраны имиджа государства, забывая истину: критика и строгий контроль общества за принятыми  в стране  решениями  всегда приводят к упорядочению деятельности власти, к повышению ее ответственности перед народом и государством. С другой стороны, возможно, у СЦК еще не закончился период роста.  И в любом случае, на мой взгляд, пусть такая площадка существует. Надеюсь, что  постепенно изменится контент брифингов, что они станут более содержательными и острыми, что СЦК не превратится в коммерческий пресс-клуб по продвижению чиновников разного ранга.

Автор: Юлия Кисткина

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение