ПЯТНИЦА, 20 СЕНТЯБРЯ 2019 ГОДА
15740 7-04-2016, 06:45

Национализм в Казахстане: насколько он опасен, и нужно ли с ним бороться?


Довольно часто казахский национализм сравнивают с ребенком, который только делает первые самостоятельные шаги. Хотя по логике они давно уже должны были перейти в уверенную ходьбу. Есть много причин, почему этого не происходит, и мы неоднократно обсуждали их на страницах нашего издания. Но вот что интересно: даже будучи в таком зачаточном состоянии, казахский национализм в определенных кругах продолжает восприниматься как угроза. В этой связи мы попросили наших экспертов поразмышлять над тем, кому и зачем выгодно нагнетать страсти по этому поводу? И вообще, насколько остро стоит в Казахстане национальный вопрос?

Султанбек Султангалиев, политолог:

«Казахский национализм сегодня мне видится именно как национал-шовинизм»

- Вопрос межэтнических отношений актуален всегда в любой стране, в любом многонациональном обществе. Эта сфера является тонкой и ранимой для любого человека, поэтому и касаться данной темы, и проводить государственную национальную и языковую политику необходимо весьма осторожно.

В целом современная казахстанская власть может служить примером для многих государств на постсоветском пространстве в вопросе о том, как грамотно выстраивать межнациональные отношения в стране. Даже Ассамблея народа Казахстана, помимо своего реального предназначения как политического инструмента, играет, тем не менее, положительную роль хотя бы в части сохранения и популяризации уникальных культурных традиций, языка и ценностей многих национальностей, проживающих на нашей земле.  

Не считаю, что в Казахстане остро стоит вопрос межнациональных отношений. Другое дело, что его искусственно нагнетают. Причем нагнетание ярко прослеживается именно со стороны казахских националистов. Чтобы понять, какие жутковато-шизофренические идеи витают в среде националистического лагеря, не нужно читать признанных интеллектуалов вроде Расула Жумалы - в таких авторских материалах и интервью все замечательно причесано и обволакивающе завуалировано. 

Надо просто прочитать в социальных сетях тот шовинистический бред, который несут те, кто позиционирует себя как национал-патриотов. Или просто просмотреть публикации на их общепризнанных сайтах – например, на том же Абай.кз. Вот именно там можно увидеть перлы, достойные средневекового мракобесия.

Что касается того, кому это выгодно, то я бы не стал списывать все на пресловутую руку Госдепа (в смысле целенаправленной и методичной линии националистов на разжигание русофобии и антироссийских настроений в казахстанском обществе). Именно националисты как раз и не являются, на мой взгляд, «пятой колонной» Запада. Там другие векторы влияния. Просто в каких-то вопросах цели и надежды националистов и пылких демократов-грантоедов совпадают.

- Насколько, на ваш взгляд, распространены проявления национализма в общественно-политической жизни страны, в бытовой сфере? И насколько они опасны?

- Примеры бытового национализма (от анекдотов на национальную тему до перепалок в общественном транспорте) всегда есть в наличии, но они не несут социальной опасности для общества в целом. Это лишь проявления довольно низкой культуры поведения людей. Гораздо более опасно, когда конфликты на бытовой почве спонтанно перерастают в массовую агрессию против людей другой национальности. Дыма без огня не бывает, и определенную роль сухого хвороста выполняют социальные сети Интернета. Считаю, что властям пора перейти от тактики «качелей» и избирательных ударов в сугубо своих узкополитических целях к целенаправленному и жесткому наказанию интернет-пользователей, чей авторский контент содержит откровенные призывы к разжиганию межнациональной розни.

Сама же тема межэтнических отношений, проблемы, имеющие место в данной сфере, безусловно, должны обсуждаться как в экспертной среде, так и гражданским обществом с участием исполнительных органов. Дискуссии ведутся, но они протекают как бы в параллельном Казахстане, не встречая никакой вразумительной реакции со стороны властей.

Между тем проблема разработки национальной идеи и государственной идеологии страны, напрямую связанная с национальным вопросом, давно уже перезрела и требует своего решения. Определенные подвижки возникли, казалось бы, в связи с принятием Концепции, но это такой откровенно непрофессионально сработанный проект, что единственной здравой мыслью там является принцип формирования идентичности политической нации на основе гражданственности. Все остальное просто напоминает содержимое Колобка после боя с Геннадием Головкиным.

- Надо ли бороться с казахским национализмом?

- В первую очередь следует хотя бы выяснить дефиниции: что есть национализм и именно казахский национализм как идейное и политическое явление в Казахстане. Потому что русский и прочие «национализмы» прочно обосновались в категории «бытовуха малокультурных людей» и никакой социальной опасности для казахстанского общества не представляют. Сложность заключается в том, что организационно-идеологически казахский национализм не оформлен в виде, например, политической партии, и в данном случае было бы неправомерно смешивать в одном флаконе Айдоса Сарыма и, скажем, Сакена Байкенова и Айгуль Утепову, или же Мухтара Тайжана, Серикжана Мамбеталина и Жасарала Куанышалина.

О какой борьбе идей и идеологий, например, между националистами и коммунистами может идти речь, если у коммунистов есть партия и программа, а у националистов лишь отдельные, зачастую противоречащие друг другу личности, подчас склонные к откровенной клоунаде? Заметьте, что я сразу отметаю вопрос о законодательном запрещении националистического движения, так как считаю, что любая идеология, поддерживаемая массами людей, имеет право на жизнь и на право свободной конкуренции, если только она не преисполнена человеконенавистничества.

На мой взгляд, казахский национализм переживает период болезни роста, и сейчас мне он видится именно как национал-шовинизм. Мое личное мнение: он морально отвратителен, а как потенциально структурированное политическое движение несет в себе серьезную угрозу самому существованию казахстанской государственности.

Может, вам это покажется несколько парадоксальным, но я считаю, что не следует искусственно тормозить политическую легитимизацию казахского национализма - надо дать возможность националистам создать свою партию, так как я абсолютно уверен в том, что они сами себя дискредитируют в глазах народа - идеологемы нынешнего анархоюродствующего национализма не востребованы большей частью самих казахов. Следовательно, либо казахскому национализму придется вести сектообразный образ жизни в социальных сетях и служить мишенью для насмешек либо меняться и дрейфовать от этнонационализма к национализму гражданскому.

Данил Бектурганов, президент общественного фонда «Гражданская экспертиза»:

«Уровень публичных дискуссий о национализме крайне низок»

- Мне вообще категорически не нравится словосочетание «национальный вопрос». Если рассматривать его как понятие, отражающее взаимодействие в рамках одного государства представителей различных этносов и носителей различных языков, то, конечно, такое взаимодействие имеет место. Если же рассматривать более узко, скажем, как конфликты между представителями различных этносов в ходе этого взаимодействия, то да, мы вынуждены признать, что конфликты случаются.

Системны ли эти конфликты? Нет, нисколько. Силы, направляющей и разжигающей такие конфликты, по крайней мере, внутри страны, не существует. Если мы попробуем проанализировать имевшие место «столкновения на этнической почве» – в Маловодном, Шенгельды, Сарыагаше, Бурыле и т.д., то убедимся, что все эти конфликты имели бытовую или криминальную почву, и только по прошествии определенного времени они перетекли в столкновения между представителями разных этносов. Однако, видимо, вследствие не совсем корректной подачи информации в СМИ появляется и начинает гулять по информационному пространству термин «межнациональный конфликт», хотя, повторюсь, никакими межнациональными конфликтами в тех столкновениях и не пахнет.

Американский социолог, один из основоположников современных теорий национализма и этничности Роджерс Брубейкер в своей книге «Переосмысленный национализм» описал три варианта национализмов, возникших на пространстве бывшего СССР и Восточной Европы в конце ХХ века:

1. Национализирующийся национализм вновь образовавшихся государств, который апеллирует к правам «титульной» национальности и провозглашает ее владельцем государства.

2. Трансграничный национализм, или «национализм исторической родины», который конструирует категорию «соотечественников за рубежом», рассматривают нацию как трансграничную общность и формулирует различные программы ее поддержки и даже объединения.

3. Национализмы национальных меньшинств, которые, как и трансграничные национализмы, противопоставляют себя национализирующему национализму, но способны ставить собственные цели и стратегии - во многом потому, что не имеют прямой связи со «своим» государством и не могут иметь централизованный характер.

Отношения внутри этого «треугольника Брубейкера» и определяют то самое взаимодействие различных этносов в рамках одного государства. В этом пространстве, в частности, происходит наполнение содержанием и смыслами национальных идентичностей; возникают оппозиции – свои/чужие, коренные/приезжие, большинство/меньшинство, которые со временем обретают вид клише и ярлыков, становятся предметом дискуссий и политических заявлений.

Вполне естественно, что дискуссии и политические заявления вкупе за следующими за ними действиями законодательного и процессуального характера постоянно перекраивают «географию» этого «треугольника», меняют направление и интенсивность действующих в нем сил. Необходимо отметить, что в многонациональном государстве постоянное наблюдение за силами в «треугольнике» и максимально быстрое реагирование на изменения и должны составлять одну из основ концепции национальной безопасности.

Понимание этой конструкции (я имею в виду наличие трех вариантов национализмов и отношений между ними) приводит к выводу, что конфликты на «межэтнической почве» неизбежны. Однако интенсивность этих конфликтов вовсе не обязательно должна быть высокой – во многом благодаря тому, что даже разнонаправленные векторы в «треугольнике Брубейкера» частично взаимно поглощаются и не могут дать мощного импульса, разрушающего систему государства.

- А если отвлечься от теоретических конструкций и сделать некий практический вывод…

- Скорее всего, он будет таким: проявления так называемого «бытового национализма», в основном по языковому признаку, неизбежны, но ожидать массового всплеска и системных проблем в этой области не приходится.

Мне не хочется сейчас повторять набившие уже оскомину фразы о языковой проблеме, только еще раз отмечу, что нельзя рассматривать феномен национализма только и исключительно в лингвистической плоскости. И нельзя упрощенно, по ставшей у нас традиционной классификации Ханса Кона, произвольно делить национализм на «гражданский» и «этнический», поскольку для того, чтобы произвести это разделение корректно, необходим серьезный теоретический багаж.

Кстати, это затрагивает вопрос публичных дискуссий о национализме. Да, такие дискуссии имеют место, но, к моему большому сожалению, их уровень очень часто крайне низок. И, что самое печальное, этот уровень не растет. Десяток лет дискуссия идет по одному и тому же вектору – есть некие «нацпаты» и некие «шовинисты», между которыми и происходят словесные баталии, как правило, заканчивающиеся личными выпадами и оскорблениями. Считать это серьезной дискуссией я не могу.

Вполне вероятно, что проходят какие-то научно-практические конференции, симпозиумы и презентации серьезных исследований, но они представляют узко-научный интерес и никак не популяризируются. Хотя, скорее всего, именно популяризация научных исследований в области национализма и способна поднять на новый качественный уровень общественные дискуссии по этому вопросу.

- Можно ли бороться с национализмом, и если да, то как?

- Давайте начнем с того, что бороться с национализмом бесполезно. Невозможно бороться с идеей, поскольку никто не может запретить людям думать и иметь свою точку зрения. Можно, конечно, репрессивными действиями запретить высказывать ее публично, но это не приведет ни к каким результатам. На мой взгляд, наоборот, нужно шире просвещать людей, делать их цивилизованными националистами, выводить дискуссии на национальную тему из тени, показать, наконец, людям, что национализм – это не только языковая проблема, но и множество других… А вот как это сделать – и есть главный вопрос. И найти ответ на него нужно как можно быстрее.

Комментарии