СУББОТА, 15 АВГУСТА 2020 ГОДА
4706 29-02-2016, 08:30

Равенство в нищете. Почему предложение Ахметжана Есимова не нашло поддержки?


Оценивать работу высокопоставленных чиновников, в том числе глав регионов, следует не только по достигнутым результатам, но и по их устремлениям, пусть даже нереализованным. Например, когда речь заходит о бывшем алматинском градоначальнике Ахметжане Есимове, на память приходят не только построенные при нем развязки, велодорожки и  неубранный снег,  но и его попытки улучшить жизнь учителей, вернуть этой профессии ее былой престиж.

Разное отношение

Мы часто говорим о приоритетности человеческого капитала, о том, что только на его основе можно создать технологически продвинутое и конкурентоспособное общество, построить  сильное и самодостаточное государство. На формирование этого капитала  вроде бы направлены и реформы в сфере образования. Но они ничего не дадут, если не предусматривают достойного материального стимулирования центральной фигуры, от которой зависит успех реформ, – педагога, учителя.

Приведу данные Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК за последний квартал прошлого года. Среднемесячная номинальная заработная плата по стране во всех отраслях составила 136,1 тысячи тенге, а в образовании – 80,3 тысячи, или почти на 70 процентов ниже. В отдельных регионах разрыв еще более значительный: в Атырауской области средняя зарплата учителей почти втрое, а в Алматы, Астане, Мангистау – в два с лишним раза меньше, нежели в целом по экономикам этих территориальных образований. Мало где в мире труд учителя оценивается так низко относительно представителей других профессий.

Вот официальная информация: «По данным Министерства образования Узбекистана, на 1 сентября 2015 года средняя заработная плата учителей общеобразовательных школ республики составила 1 миллион 235 тысяч сумов». Если верить этой цифре, то среднестатистический учитель получает 444 доллара по официальному курсу и 224,5 доллара по курсу «черного рынка».

В Казахстане средняя зарплата работников образования в переводе на главную мировую валюту составляет 229,5 доллара. Но тут необходимо учесть одно важное обстоятельство: в целом узбекское население зарабатывает намного меньше, чем казахстанское. Мы уже не говорим о том, что там товары и услуги дешевле, чем у нас.

Еще более наглядным будет сравнение с Россией, нашим главным партнером и союзником. В бытность президентом Дмитрия Медведева там была поставлена довольно амбициозная задача – довести среднюю зарплату учителей в каждом субъекте РФ до уровня не ниже среднего по экономике данного региона. И за пять лет она в подавляющем большинстве областей, краев и автономных образований была не только выполнена, но даже перевыполнена.

А в целом по стране к октябрю прошлого года среднемесячная зарплата учителей превысила среднее значение по экономике на 8 процентов (для сравнения: в 2010-м она была на четверть меньше, то есть ситуация напоминала нынешнюю в Казахстане) и достигла 35 тысяч рублей – 466 долларов по сегодняшнему курсу. Это вдвое больше, чем в РК, тогда как средняя зарплата по экономике РФ лишь на 15 процентов превышает аналогичный показатель в Казахстане.  

В разрезе отдельных российских регионов зарплаты учителей разнятся очень сильно. Наиболее высоки они в Ямало-Ненецком автономном округе, на Чукотке, в Хакасии, в обеих столицах – Москве и Санкт-Петербурге. Там школьные педагоги ежемесячно получают до тысячи долларов и больше. Но есть субъекты РФ, в основном на Северном Кавказе, в русской глубинке, где учительская зарплата составляет около 20 тысяч рублей, или 260-270 долларов.

И этому есть логическое объяснение. Там, где сосредоточены крупные нефтегазовые и другие месторождения, мощные промышленные комплексы, где создаются главные материальные богатства страны (регионы-доноры), а также в основных финансовых и управленческих центрах (столицы и другие мегаполисы) доходы местных жителей намного выше, чем в депрессивных областях и автономиях (регионы-реципиенты).

Соответственно и жизнь там значительно дороже. И это обстоятельство обязательно должно учитываться при установлении зарплат работникам государственных учреждений, в том числе учителям, чтобы сохранить ценных специалистов и их мотивацию к труду, а также привлечь достойную замену уходящим на пенсию.  

Центр сказал: «нет!»

В идеале так должно быть и у нас, но в действительности картина совершенно иная. Возьмите Алматы. Средняя месячная зарплата по городу составляет 178,5 тысячи тенге – это на 30 процентов больше, чем в целом по стране, и почти вдвое больше, чем в ряде областей. Цены на товары и услуги здесь выше среднереспубликанских. А получают учителя государственных общеобразовательных школ южной столицы ровно столько же (в среднем те же 80 тысяч), сколько и их коллеги в тех регионах, где жизнь дешевле.

Нехитрые арифметические расчеты показывают, что на обычную двухкомнатную квартиру среднестатистический учитель в какой-то из северных или южных областей РК должен будет откладывать всю зарплату целиком на протяжении восьми-десяти лет (что, конечно, тоже очень много). А в  Алматы это займет, как минимум, двадцать лет.

 

В Казахстане есть немало мест, где зарплата в 60-80 тысяч тенге считается вполне достойной, поскольку другую работу (не говоря уже о более высокооплачиваемой) найти невозможно. И нередко там, чтобы устроиться в школу не то что учителем, но даже уборщицей, надо дать взятку директору. А в Алматы какой-нибудь юный офисный работник, не имеющий ни высшего образования, ни опыта, получает больше, чем молодой педагог, пришедший с вузовским дипломом в школу.

Зарплата бухгалтеров и экономистов средней руки, представителей многих других профессий в мегаполисе, как минимум, в полтора-два раза выше учительской. Много ли в такой ситуации найдется желающих связать свою жизнь с педагогическим трудом?

Скорее всего, именно из этих соображений и исходил Ахметжан Есимов, когда несколько лет назад предложил ввести региональную дифференциацию размера заработной платы учителей, аргументировав свое предложение цифрами и фактами из жизни Алматы как одного из самых дорогих регионов страны. Позже он еще не раз поднимал этот вопрос, в том числе на одном из августовских совещаний, адресовав его непосредственно министру образования Аслану Саринжипову.

Насколько мне известно, власти южной столицы даже обращались с официальным письмом в правительство, однако понимания там не нашли. А принимаемые городским акиматом локальные  меры материальной поддержки лучших школьных педагогов проблему в целом, разумеется, не решают.

Ссылки на то, что российский опыт у нас неприменим, поскольку, мол, РФ является федеративным государством, а РК – унитарным, выглядят малоубедительными. Ведь из 85 субъектов РФ 58, включая Москву и Санкт-Петербург, имеют в России такой же статус, как и все области, Астана и Алматы в РК. К тому же данный вопрос не выходит за рамки сугубо социально-экономических отношений.  

Кто подхватит знамя?

Вообще, у нас в Казахстане сложилась несколько парадоксальная ситуация: зарплаты учителям выплачиваются из местных бюджетов, а размеры их окладов, надбавок и т.д. устанавливаются правительством, причем единые для всех регионов. Насколько такая централизация в вопросах регулирования системы оплаты труда адекватна современным реалиям? Не будет ли более разумным отдать их решение региональным властям, которые лучше знают положение дел на местах? Возможно, они сочтут, что приоритетом при финансировании образовательной сферы должно быть не строительство новых школ, а достойная оплата учительского труда?

Правительство могло бы оставить за собой только установление каких-то обязательных для всех минимальных (или базовых) окладов. А если в каком-то регионе хотят платить учителям больше, то флаг в руки –  пусть расширяют налогооблагаемую базу, добиваются  увеличения поступления доходов, словом, находят дополнительные деньги, необходимые для повышения зарплат. И разве будет плохо, если какой-то аким поставит перед собой такую задачу?  А за ним, возможно, потянутся и другие его коллеги, чтобы не краснеть перед учителями, работающими на вверенных им территориях.

Да и в целом система оплаты труда школьных педагогов требует серьезного пересмотра. Ведь это ненормально, когда они, чтобы прокормить, одеть-обуть свои семьи, вынуждены браться за любую работу на стороне, тем самым отвлекаясь от основной. Это ненормально, когда абитуриенты выбирают педагогические специальности только потому, что там много грантов и самый низкий проходной балл. Причем в такие вузы  зачастую идут те, кто еле-еле преодолел  на ЕНТ пороговый уровень и не может рассчитывать на получение грантов по более престижным специальностям. Кто завтра будет работать в школах, какие знания они смогут дать детям? Неучи станут плодить новых неучей?

Пока мы не вернем профессии учителя хотя бы тот престиж и тот социальный статус, который был в советское время (о стандартах, принятых на Западе, где педагогическая работа является одной из самых высокооплачиваемых, мы даже не мечтаем), уровень  школьного образования в Казахстане будет падать все ниже и ниже. И ни очередные новации вроде перехода на 12-летнее обучение и трехъязычие, ни строительство супер-пупер-оснащенных школ не помогут.
    

Понятно, что разом поднять, например, вдвое оклады учителей нереально. Но почему бы для начала не поставить цель, аналогичную той, которая достигнута в России (кстати, тоже переживающей острейший экономический кризис)? То есть подтянуть зарплаты школьных педагогов в каждом регионе до среднего уровня зарплат, сложившегося в целом на данной территории. И раз Алматы выступил когда-то инициатором, то именно этот город мог бы  стать своего рода экспериментальной площадкой.

Реанимирует ли Бауржан Байбек идею своего предшественника? Или, может, роль застрельщика возьмет на себя новый созыв городского маслихата, который алматинцы изберут совсем скоро, 20 марта?

Комментарии