СУББОТА, 15 АВГУСТА 2020 ГОДА
9908 6-01-2016, 06:50

Допинг-скандал со штангистами Казахстана: козни врагов или повод задуматься?


За неделю до наступления нового года Международная федерация тяжелой атлетики (IWF) обнародовала имена 24-х штангистов, уличенных в применении запрещенных препаратов. Допинг-пробы у них были взяты во время чемпионата мира, прошедшего месяцем раньше в Хьюстоне (США). В этом списке оказались и три наших соотечественника – Жасулан Кыдырбаев, Алмас Утешов и Ермек Омиртай, в организмах которых обнаружен один и тот же вид анаболика.

Судя по многочисленным комментариям, появившимся сразу после появления этой информации, большинство казахстанцев встало на сторону штангистов, увидев в случившемся «происки» и «козни» конкурентов. Такую версию озвучил и главный тренер нашей национальной сборной Алексей Ни в интервью «Казахстанской правде»: «Я могу объяснить это как отстрел потенциальных претендентов на победу в Рио-де-Жанейро: Кыдырбаев и Утешов на Олимпиаде должны были разыграть "золото". Однозначно здесь не все чисто – за полгода до главных стартов четырехлетия начались грязные делишки».

Но оставим эмоции и попробуем рассуждать логически.

В упомянутом интервью есть такие слова: «Американцы не допустили к взятию допинг-проб Международную федерацию тяжелой атлетики, ссылаясь на то, что на их территории действуют исключительно законы США. В связи с этим они брали допинг-пробы сами, предварительно заручившись поддержкой ВАДА (Всемирного антидопингового агентства)». Не вдаваясь в нюансы, связанные с вопросами юрисдикции, зафиксируем эту фразу. А заодно и тот факт, что допинг-проба «А» вскрывалась и проверялась в лаборатории Монреаля (Канада). Там же находится и штаб-квартира ВАДА.  

В подобных случаях принято задаваться вопросом: «А каковы мотивы?». То есть, какой смысл североамериканцам «топить» казахстанских штангистов? Ни США с Канадой, ни Запад в целом не имеют сколь-нибудь серьезных притязаний в этом виде спорта. Взгляните на итоги чемпионата мира в Хьюстоне: из 45 разыгранных медалей 43 достались странам Азии и бывшего СССР, остальные две – Египту.

В мужских соревнованиях (восемь весовых категорий) ни один из американских штангистов, выступавших на домашнем помосте, не попал даже в «топ-10». В весе до 94 кг представитель США проиграл Утешову и Кыдырбаеву порядка 40 кг – это целая пропасть (а канадец и вовсе 70 кг).

Кроме того, Казахстан не может рассматриваться как конкурент США в неофициальном командном зачете на предстоящих летних Играх 2016-го. В этом смысле можно было бы допустить, что американцы ставили своей целью «вывести из игры» российских тяжелоатлетов (в Хьюстоне четверо из них попались на допинге, в том числе двое – на том же анаболике, что и казахстанцы). Но не Россия является главным соперником США в олимпийском командном зачете, а Китай, который только на тяжелоатлетическом помосте Рио-де-Жанейро может добыть 5-6 золотых медалей.

Однако штангисты из Поднебесной, диктующие мировую моду в этом виде спорта, оказались вне «санкционного списка». Возможно, они осознавали, что с американской антидопинговой службой шутки плохи, и перестраховались. А, возможно, мощная спортивная медицина, которой располагает КНР, позволяет им обходить даже самый строгий допинг-контроль. Но все это лишь предположения.

В общем, серьезных оснований полагать, что казахстанских штангистов сознательно «отстреливают», нет.

Тогда как примеров, доказывающих обратное, то есть применение ими запрещенных препаратов, более чем достаточно. Тот же Кыдырбаев был уличен в этом три года назад, после чего, отбыв двухгодичную дисквалификацию, завоевал «золото» мирового первенства 2014-го.

Или возьмите обоих казахстанцев, ставших чемпионами мира в Хьюстоне: Александр Зайчиков был в числе девяти (!) наших штангистов, дисквалифицированных в 2013-м, и в том же году подобное случилось с Ниджатом Рахимовым (в ту пору он выступал еще за Азербайджан). В свое время не избежала этой участи и Светлана Подобедова, будучи россиянкой. 

Также были пойманы на применении допинга Вячеслав Ершов (сейчас муж Майи Манезы), Александра Аборнева, Айдар Казов, Фархад Харки… – список можно продолжить. И это только члены национальной сборной Казахстана. А тех, кого ловили на юниорском уровне, и менее известных штангистов можно перечислять еще дольше.

Вообще, тяжелая атлетика – это самый «грязный» вид спорта, и даже велоспорт, вокруг которого ходит столько разговоров, с точки зрения использования запрещенных препаратов выглядит куда более благопристойно. После каждого чемпионата мира дисквалификации подвергаются с десяток и более штангистов.

В прошлом году всю сборную Болгарии отстранили от участия в Олимпиаде 2016-го – положительный результат дали допинг-пробы сразу 11 спортсменов. (Причем болгарские тяжелоатлеты очень часто оказываются в подобной ситуации – так было на ОИ-1988 в Сеуле, на ОИ-2000, перед ОИ-2008 и т.д.). Аналогичной санкции подверглись сборные Гондураса, Сьерра-Леоне, Таджикистана и ряда других стран – за то, что фактически уклонились от прохождения допинг-контроля.

Посмотрите на некоторых девушек-штангисток высокого уровня: явно проступающая щетина, низкий мужской голос – очевидные признаки гормональных изменений в организме. Причем у «бледнолицых» они проявляются сильнее, чем у азиаток – возможно, в силу генетических особенностей. Как утверждают знающие люди, чтобы выйти на более или менее приличные результаты в тяжелой атлетике, без допинга не обойтись. А это неминуемый вред для здоровья.

Наверное, в том числе и поэтому в большинстве цивилизованных стран, когда-то культивировавших этот вид спорта (а те же США, Франция и Великобритания до середины прошлого века были даже мировыми лидерами), сейчас если и занимаются им, то только на чисто любительском уровне, не претендуя на медали крупнейших международных соревнований. В этой связи лично у меня большое удивление вызвало решение США провести у себя мировое первенство.

Даже возникло такое подозрение: а, может, американцы специально заманивают к себе штангистов, чтобы, взяв инициативу в свои руки, доказать всему миру, насколько заражена тяжелая атлетика допингом? Может, таким образом США и в целом Запад хотят убрать ее из олимпийской программы? Впрочем, это опять-таки из разряда конспирологических версий.

Какие последствия могут быть для Казахстана в связи со случившимся? (В то, что штангистов оправдают, почти не верится). Потеря мужской командой 53-х баллов в квалификационно-лицензионном зачете, если они будут аннулированы, вряд ли помешает ей поехать в Рио-де-Жанейро полным составом в шесть человек – очковый запас достаточно велик. Правда, IWF может урезать квоту своим решением, как она это сделала в отношении женской сборной Румынии. А вот медальные амбиции в любом случае придется умерить. Это во-первых.

Во-вторых, очевидны репутационные потери для всей отечественной тяжелой атлетики и для ее символа – Ильи Ильина. Сам он в Хьюстон не ездил, но Кыдырбаев и Утешов (как и Зайчиков) готовились в так называемой «группе Ильина» и вроде бы по его методике – во всяком случае, такое заявление было сделано во время недавней защиты им своей диссертации.

Кстати, в одном из интервью Илья неосторожно заметил, что использовал в ходе подготовки болгарский опыт – а сегодня прежние успехи штангистов Болгарии многие связывают, прежде всего, с применением запрещенных препаратов. Чему они сами дали слишком много поводов.

Может ли Казахстан оказаться в одной компании с той же Болгарией, Гондурасом, Сьерра-Леоне? То есть, существует ли вероятность того, что наша сборная будет отстранена от участия в Олимпиаде? Возможно всякое, вплоть до самого негативного сценария, тем более если лица, принимающие решения, вспомнят историю с массовой дисквалификацией казахстанских штангистов в 2013-м. Хотя шансов на то, что этого не произойдет, больше.

Однако если заглянуть в чуть более отдаленное будущее, то следует признать: олимпийские перспективы тяжелой атлетики в целом оказались под серьезной угрозой. Особенно на фоне все более ужесточающейся борьбы с допингом. Как всем известно, недавно едва не исключили из олимпийской программы вольную, греко-римскую и женскую борьбу. Правда, по другой причине – незрелищности, отсутствия зрительского интереса. То и дело этот же вопрос поднимается в отношении любительского бокса.

А ведь тяжелая атлетика, бокс и борьба – это те три кита, на которых держатся олимпийские успехи Казахстана. На последних трех летних Играх они принесли нашей стране 29 из 34-х завоеванных медалей. Причем мы по-прежнему собираемся делать главную ставку именно на них: согласно концепции нового законопроекта, касающегося финансирования спорта, приоритет будет отдан тем видам, в которых мы имеем наиболее высокие результаты на международном уровне.

А теперь представьте, что тяжелую атлетику, бокс или борьбу (а то и, не дай бог, все три) лишат олимпийской прописки. Мы же фактически останемся у разбитого корыта.


Вывод напрашивается сам собой, и автор этих строк уже не раз озвучивал его: необходимо серьезным образом диверсифицировать отечественный спорт, развивать не только те виды, которые сегодня приносят нам олимпийские медали, но и другие. Прежде всего, такие, которые являются «чистыми» от допинга и наиболее популярными в мире. Помимо всего прочего, это крайне важно и с точки зрения продвижения странового имиджа, что в общем-то и является главной задачей спорта высших достижений. 

Комментарии