СРЕДА, 5 АВГУСТА 2020 ГОДА
8759 17-07-2020, 14:18

Сбитые летчики «Нур Отана»: они тоже пойдут на праймериз?


Через месяц стартует разрекламированное партией власти событие – праймериз. Ожидается, что по итогам внутрипартийного отбора пул будущих кандидатов в депутаты парламента будет сформирован из самых перспективных апологетов идеологии «Нур Отана». Естественным или противоестественным будет этот отбор, покажет время. Но уже сегодня смущает то обстоятельство, что право участвовать в забеге за депутатскими значками получили действующие мажилисмены, избранные в нижнюю палату по списку правящей партии.

Парламентское большинство или фракционная масса?

К сожалению, мало кто из них в полной мере проявил себя или хотя бы громко заявил о себе. Конечно, есть такие, кто в течение всего нынешнего созыва старался быть на виду, постоянно присутствовать в информационном поле, однако в большинстве своем депутаты от «Нур Отана» напоминали фракционную массу. Зачастую серую и безликую.

Хотя с момента появления (а в целом ряде случаев повторного) этих людей в мажилисе прошло уже более четырех лет, имена многих из них по сей день ничего не говорят не только населению, но и пристально следящим за деятельностью нижней палаты экспертам и журналистам. И почтенный возраст (чем недовольны многие наши политически неуравновешенные сограждане) тут ни при чем. Даже самые молодые «нуротановцы» на протяжении всего этого времени вели себя тише воды, ниже травы, как будто опасаясь лишний раз высунуться и схлопотать по шапке.

Но чем ближе час «х», тем все больше уверенность в том, что многие из них попытаются запрыгнуть в «последний вагон» под названием «праймериз» и будут на предстоящих дебатах соловьями петь «Выбери меня» (а то и тельняшку на груди рвать). И это в высшей степени несправедливо. По отношению не только к электорату, но и к другим участникам отбора, чьи лица, возможно, так и не удастся разглядеть за той парламентской «мишурой», которая, по всей вероятности, будет создана.

Казахстанский суррогат американской мечты

Для наглядности перейдем на личности. Возьмем, к примеру, самого молодого «нуротановца» в мажилисе – Геннадия Шиповских. Мы не раз рассказывали, что его восхождение на депутатский мостик - чистый Голливуд. Да только вот «кина» у «Нур Отана», решившего еще в ходе прошлой электоральной гонки попробовать сменить привычные форматы, не получилось.

Казалось бы, в истории с Шиповских все сошлось – молодой парень, работяга-железнодорожник, которого судьба испытала на прочность еще в отрочестве. Несломленный, он преодолел все жизненные преграды и благодаря своему упорству сделал головокружительную карьеру – даже не получив высшего образования, добрался до политических высот. Одним словом, воплощение американской мечты на казахстанский лад…

Но шли месяцы, годы, а КПД от пребывания сего светлого образа в святая святых казахстанского законодательства никак не ощущался. Мы долго тешили себя надеждой на то, что «старшие товарищи» привели Геннадия за ручку в мажилис «не пиара ради, а пользы для», что они разглядели в нем тот стержень, который позволит самому молодому депутату не растеряться, не стушеваться на фоне агашек с громкими фамилиями и до конца доиграть предписанную ему роль героя из народа. Однако, увы, фактического наполнения этот образ так и не получил.

Информация о его деятельности в качестве народного избранника больше напоминает советские передовицы, поскольку чаще всего фамилия Шиповских упоминается в связи с проведением различных партийных мероприятий. С таким инструментом, как депутатский запрос, у него тоже не заладилось. Судя по персональной странице молодого мажилисмена на официальном сайте нижней палаты, запросов было всего три: один в 2016-м, два в 2017-м. Даже репликами в адрес министров, вызванных «на ковер» в парламент (чего уж проще в наших политических прериях), он не запомнился.

Герои парламентских окопов

Вовсе не очевидна польза и от другого депутата – Сакена Каныбекова. Уже сам политический бэкграунд этого мажилисмена изначально не позволял всерьез рассчитывать на него как на защитника народных интересов. Для тех, кто забыл, напомним: именно он в бытность заместителем акима Южно-Казахстанской области советовал детям, зараженным ВИЧ-инфекцией по вине шымкентских врачей, «раствориться в толпе и тихо ходить, не привлекая к себе внимания».

Впрочем, собственному совету теперь следует он сам. Хотя один популярный Telegram-канал выдвинул его на звание самого яркого мажилисмена и даже отдал ему пальму первенства, мы как ни старались, так и не сумели вспомнить, чем же мог покорить публику данный обладатель депутатского мандата. Последнее сообщение на его личной странице о законотворческой активности датировано декабрем 2018 года. Единственное, что хоть как-то характеризует его как мажилисмена, – слишком явная озабоченность состоянием промышленных теплиц. О их бедственном положении и необходимости выделения им государственных субсидий депутат говорит регулярно. Верим в то, что он искренне болеет за интересы овощеводов казахстанского Юга и что ни у него самого, ни у тех, кто входит в близкий депутатский круг, «свечных заводиков» не имеется.

В общем, остается только надеяться на то, что под «яркостью» блогеры, разглядевшие в этом мажилисмене лидера, не имели в виду казус, приключившийся с Сакеном Каныбековым на заре его парламентской карьеры, когда он, не разобравшись с местонахождением депутатской трибуны, чуть не залез в президиум, где сидел Елбасы… 

Мандаты, опаленные скандалами

Как нам представляется, под вопросом должно оказаться участие во внутрипартийном отборе и тех депутатов, за которыми тянется шлейф слухов и подозрений, а то и самых настоящих скандалов. Возьмем, к примеру, Мурата Темиржанова. С одной стороны, как парламентарий он довольно известен своими попытками защитить интересы казахстанских аграриев. Предлагал до десяти лет увеличить срок кредитования для тружеников села, отстаивал необходимость создания Агробанка, поднимал вопрос о неэффективной работе НУХ «КазАгро»… С другой стороны, его имя связывают с ТОО «Эко-Гарант», работающим в Акмолинской области. Как утверждают неравнодушные пользователи соцсетей, эта контора должна заниматься утилизацией токсичных отходов ll и lll классов, но на деле сливает их в отработанный карьер, взятый в аренду, что является грубейшим нарушением. Говорят, местные экологи пытались прижать ТОО к ногтю, но в итоге прижали их самих. Связаны ли хоть каким-то образом с этим депутатские полномочия Мурата Темиржанова – вопрос открытый. Сам же он никак не прокомментировал данную ситуацию, хотя история уже попала под прицел «лидеров общественного мнения», таких, как Арман Шураев, который попросил партию «Нур Отан», Министерство экологии и правоохранительные органы разобраться с конторой.

Впрочем, депутат, по его же собственному признанию, не любит «комментировать больные фантазии нездоровых людей». Оно и понятно, тем более что подобного рода истории просто-таки роятся вокруг его фигуры. Помнится, еще совсем недавно бизнесмен из Карагандинской области Ниязбек Такамбаев обвинял Темиржанова в недобросовестном предпринимательстве. Суть претензий стара как мир. По словам Такамбаева, он заключил договор на поставку удешевленного топлива с компанией, которой руководил нынешний депутат, но прогорел, не получив ни топлива, ни заплаченных за него денег. Для справки:  речь шла о сумме в 287 миллионов тенге… 

Повелители хайпа

Логично было бы «отлучить» от предстоящих праймериз и тех депутатов, которые прославились только своими «длинными языками». Речь идет не о банальных популистах, а о тех, чьи заявления (впрочем, зачастую тоже преследующие популистские цели) дестабилизируют внутриполитическую ситуацию и лишь усугубляют имеющийся в обществе раскол.

Взять, к примеру, Бакытбека Смагула, прославившегося своими неординарными предложениями. Например, в честь 750-летия Золотой Орды присвоить имя Джучи-хана одной из главных улиц Нур-Султана и установить на ней его статую. Мол, «это повысит национальный дух». Жители столицы не поддержали этот порыв мажилисмена и предложили ему заняться реальным улучшением ситуации в городе вместо того, чтобы потрошить бюджет.

Таких «безобидных», но не понятых большинством инициатив в багаже Смагула предостаточно. Напомним о некоторых из них. Пару лет назад он потребовал от Министерства информации взять под контроль юмористические программы на отечественном телевидении. По его словам, все они построены на кривлянии и насмешках над национальными ценностями, тогда как должны быть эффективным идеологическим инструментом… Кроме того, депутат предлагал назвать погранзаставы именами батыров, призывал разработать законопроект, направленный на искоренение гомосексуальных отношений, закрыть все ночные клубы в стране…

Нередко складывается ощущение, что он путает берега и заплывает за буйки. В том числе и здравого смысла. Достаточно вспомнить его заявления после февральских погромов в Кордайском районе. Именно с подачи Смагула зазвучали требования к дунганам покаяться, в соцсетях стали распространяться фейки о том, что представители этого этноса принципиально отказываются служить в казахстанской армии, не знают казахского языка, не чтят национальные праздники… Впоследствии эти наветы были развенчаны, но, как говорится, осадок остался.

Впрочем, и до данного инцидента депутат не всегда держал себя в руках – то требовал запретить казачество, то вводил в ступор предложением обязать «каждого человека нетитульной нации иметь специального друга нации титульной». Дескать, «специальный друг раз в неделю должен приходить и следить, чтобы человек другой национальности следовал культуре титульной нации» …

To be or not to be?

Президент страны Касым-Жомарт Токаев не устает повторять о необходимости последовательного движения Казахстана по пути политической модернизации и расширения демократических практик, реализации концепции «слышащего государства». Но способны ли депутаты, подобные перечисленным (если они, пройдя через горнило праймериз, вновь дорвутся до власти), соответствовать этому запросу, а тем обеспечить движение в сторону политической модернизации? Как говорится, большой и жирный вопрос.

Между тем, при каждом удобном случае они и их коллеги не упускают возможности рассказать о своих патриотических чувствах, поделиться переживаниями за будущее страны. Если эти переживания искренние, то лучшим решением таких депутатов стало бы признание самих себя тормозами политических реформ и отказ от участия во внутрипартийном отборе.  

Комментарии