ВТОРНИК, 11 АВГУСТА 2020 ГОДА
29508 8-07-2020, 11:52

Аким и пандемия: ни воли, ни инициативы, ни даже эмоций…


 О том, что делают и что не делают центральные госорганы для борьбы с пандемией коронавируса, какие решения ими принимаются и насколько они адекватны, мы имеем представление. А как ведут себя в сложившейся ситуации региональные власти – например, в Кызылординской области, откуда родом автор этих строк и откуда все чаще поступают печальные вести?

…Гульшара Абдыкаликова получила назначение на должность акима области 28 марта, в разгар первого наступления пандемии. Возможно, при принятии этого беспрецедентного кадрового решения (впервые в истории Казахстана главой региона стала женщина) учитывался в том числе и ее бэкграунд – она родом из этих краев, начинала карьеру в Кызылорде, должна, по идее, знать менталитет местных жителей, на посту вице-премьера правительства РК курировала не только близкую ей сферу социальной защиты населения, но и здравоохранение.

Пока она вникала в положение дел, Кызылординская область вышла на 3-е место в республике по количеству зараженных в расчете на тысячу человек. Выше располагались только две столицы. А значит, новому акиму следовало сконцентрировать свое внимание на главном направлении и не особо отвлекаться на другие заботы. Тем  более что тот, первый, карантин вводился именно с целью выиграть время, оттянуть наступление пика эпидемии и максимально подготовить к нему систему здравоохранения. Обязательно ли было ей в те дни посещать теплоснабжающие предприятия областного центра, давать старт массовому севу риса в Сырдарьинском районе и т.д.? Если бы подобное происходило в обычные времена, то все это было бы объяснимо и оправданно. Но ведь ситуация-то чрезвычайная. И потом, что она поймет в тонкостях технологии производства тепловой энергии? Или, может, без нее никак нельзя начать посевную? Понятно же, что такие поездки организуются больше для «галочки».

В середине мая карантинный режим повсеместно смягчили, хотя темпы распространения инфекции оставались прежними. Очевидно, что такой шаг был продиктован сугубо экономическими мотивами, но никак не санитарно-эпидемиологическими. Однако многие жители Кызылординской области восприняли ослабление ограничительных мер как индульгенцию на все и вся, что с учетом практически моноэтнического состава местного населения было чревато непредсказуемыми последствиями. Ведь тот самый всепобеждающий «ұят», о культе которого наше издание писало совсем недавно (одним стыдно не провести той или поминальный обед, а другим стыдно не прийти), в тех краях имеет чуть ли не силу закона. Забыв о необходимости соблюдения мер предосторожности, люди активно возобновили проведение массовых застолий, стали ездить на них из одного населенного пункта в другой. Кстати, даже сегодня, когда смертность от пневмонии, вызываемой, скорее всего, коронавирусной инфекцией, резко возросла, многие считают почти смертным грехом не пойти на «ас» – опять же потому что «ұят».

Моя родственница, живущая в Алматы, в «межкарантинный» период ездила в Кызылорду – так вот, по ее словам, «плотность» посетителей публичных заведений там в это время была даже выше, чем в южной столице, тогда как процент носящих медицинские маски значительно ниже. Хотя алматинцы в этом плане тоже не отличались особой дисциплинированностью.

Безусловно, тут больше вина самого населения, но налицо также провал в информационной и разъяснительной работе со стороны местных властей. Они, по сути, пустили ее на самотек – как и контроль за реализацией ограничительных мер, которые, пусть и в смягченном варианте, но все же должны были соблюдаться. Вследствие этого произошел резкий рост количества зараженных и больных.

Чуть ли не каждый день из Кызылорды приходят вести о том, что умер тот, другой, третий – причем в основном хорошо известные в регионе люди. О том, сколько умирает «малоизвестных», остается только догадываться - статистики смертности от пневмонии в свободном доступе нет. Мест в больницах остро не хватает, как, впрочем, и многого другого, необходимого в нынешней ситуации, – например, кислорода для аппаратов искусственной вентиляции легких. Бригады «скорой помощи» не успевают обслужить даже половину обращающихся, в аптеках нет нужных лекарств, растет число жалоб на то, что за госпитализацию требуют немалую мзду…

В такой обстановке очень важно, как ведет себя (не говоря уже о том, какие принимает решения) глава региона. Нельзя сказать, что Гульшара Абдыкаликова не общается с населением, проблема в другом – в том, как она это делает. Например, совсем недавно, 4 июля, аким выступила с видеообращением к жителям области. В течение пяти минут она абсолютно бесстрастным голосом зачитывала подготовленный ей текст, не сказав при этом, по сути, ничего существенного. А ведь можно было пристыдить одних (тех, кто своим безответственным поведением ставит под угрозу не только собственные, но и чужие жизни), утешить других, включить в свое выступление нотки сострадания – женщина же, в конце концов. К тому же аким, по определению, должен быть хотя бы немного политиком, что предполагает умение чувствовать настроения народа и адекватно реагировать на них. Хотя бы словесно.

А вчера, 7 июля, состоялся ее брифинг. И опять никаких эмоций в голосе, снова зачитывание по бумажке заготовленного текста. Правда, после этого были ответы «аж» на три вопроса, загодя отобранные ведущей. В общей сложности брифинг продолжался …десять минут. Можно ли назвать это диалогом с населением? Тем более если учесть, что социальные сети буквально разрываются от возмущенных постов и комментариев жителей области. Но этот «глас народа» был как бы проигнорирован. Почему бы не посвятить общению в формате «вопрос-ответ» час или хотя бы полчаса? Такое ощущение, что аким либо не хочет, либо боится откровенного (причем даже не с глазу на глаз, а в виртуальном пространстве) общения с народом – теми самыми людьми, чьи судьбы ей доверены. 

Между двумя этими выступлениями Гульшара Абдыкаликова посетила ряд больниц, аптек, объектов торговли в областном центре. Как это сейчас водится, в сопровождении других чиновников. Разумеется, те, кого они пришли инспектировать, заранее были поставлены в известность о предстоящем визите. И в тех же соцсетях многие кызылординцы вполне справедливо назвали это показухой. После чтения таких комментариев подумалось: почему бы Гульшаре Наушаевне самой, в одиночку и инкогнито (если она наденет медицинскую маску и очки, накинет на голову косынку, то вряд ли ее узнают) не обойти те же магазины и аптеки, чтобы увидеть реальную ситуацию с лекарственным и продовольственным обеспечением, с ценами на медикаменты и товары первой необходимости? Кстати, говорят, что 35 лет назад именно подобным образом начал свое знакомство с Кызылординской областью назначенный первым секретарем обкома партии Еркин Ауельбеков.

Вовсе не хочу сказать, что Гульшара Абдыкаликова – самая слабая из нынешних глав регионов (скорее всего, есть и такие, кто еще хуже справляется со своими обязанностями). Речь в данном случае идет о другом. Складывающуюся сейчас в стране ситуацию можно назвать беспрецедентной, крайне неординарной, а значит, и решения, действия руководителей местных органов власти должны быть нестандартными. То, что еще как-то было приемлемо при привычно-размеренной жизни, сегодня уже не работает. Теперь акимам надо не просто слепо выполнять распоряжения и установки, поступающие из центра, но и самим проявлять инициативу, а в случае необходимости, возможно, даже выходить за рамки тех полномочий, которые они традиционно выполняют. И, что тоже крайне важно, не бояться брать на себя ответственность.

А чтобы при этом принимаемые ими решения были максимально продуманными и способными принести положительный эффект, нужно создавать «мозговые центры», привлекая в них людей знающих, неравнодушных, готовых резать правду-матку, а не тех, для кого главное – угодить, понравиться акиму. И, конечно, надо хорошо знать настроения, менталитет местного населения. Это вовсе не значит, что следует идти на поводу у «мнения толпы» (оно может быть и ошибочным) – это означает только то, что нужно учитывать психологию, доминирующую в массовом сознании на вверенной территории.

Однако, к сожалению, за последние тридцать лет в Казахстане сформировался и стал главенствующим другой тип регионального руководителя – постоянно озирающегося на центр, не желающего брать на себя ответственность, оторванного от народа, но при этом мнящего себя царьком.

Впрочем, в отличие от большинства других глав областей, которые не имеют опыта работы на высших должностях в центральных органах власти (исключение составляют только Ахметов, Сапарбаев и Шукеев), наша героиня занимала в свое время посты министра, вице-премьера правительства, государственного секретаря РК. То есть, работала напрямую с теми, кто сегодня принимает главные решения в стране. И, используя эти опыт и связи, она могла бы еще тогда, когда ситуация была не столь угрожающей, заняться решением финансовых, материально-технических, кадровых проблем, вставших во весь рост из-за пандемии. Скажем, проработать вопрос с перенаправлением части средств, поступающих в регион в рамках трансфертов из республиканского бюджета, на другие, более приоритетные цели (опять же связанные с противодействием угрозе коронавирусной инфекции), привлечь на эти деньги специалистов из-за рубежа и медиков из частных клиник, создать резервные запасы койко-мест, ИВЛ, кислорода и т.д. Благо времени было вполне достаточно. 

Но ни политической воли, ни инициативы, ни хотя бы должного человеческого участия она не проявила…   

Комментарии