ПЯТНИЦА, 13 ДЕКАБРЯ 2019 ГОДА
9280 22-11-2019, 10:49

Чем выгодна и чем опасна для Казахстана китайская инициатива ОПОП?


С момента появления глобальной китайской инициативы «Один пояс - один путь» (ОПОП) прошло более шести лет. За это время она успела перерасти из внутриэкономического проекта КНР по созданию транспортно-коммуникационных коридоров со странами Азии, Африки и Европы в концепцию нового мирового порядка. И хотя такая перспектива у многих вызывает скепсис, а некоторые развитые государства и вовсе смотрят на нее враждебно, 136 стран и 30 международных организаций уже поддержали КНР, подписав документы о сотрудничестве. Это значит, что реализация инициативы идет полным ходом. Вопрос лишь в том, куда она нас в итоге заведет.

Радикальные перемены

Если рассматривать транс-евразийский мега-проект ОПОП исключительно с позиций глобальных изменений во всем мире и в дискурсе его синхронизации с неизбежными макро- и микро-процессами в экономике, политике и социальной жизни населения тех стран, которые входят в пул, то перед нами возникает впечатляющая панорама. Так считает наш соотечественник главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений НАН Украины Рустем Джангужин. По его словам, это процесс тотальной глобализации с неизменной радикальной сменой системы ценностей и приоритетов. В определенном смысле, отмечает он, можно говорить о том, что ОПОП представляет собой некий «модельный объект» будущего мира.

Что касается конкретных выгод, которые могли бы извлечь из ОПОП страны-участницы и, в частности, Казахстан, оказавшийся в силу своего географического положения ключевым актором проекта, то наш собеседник называет несколько реперных точек в практической его реализации.

Во-первых, это экономические бонусы. По мнению экспертов ООН, ВВП стран, по территории которых пройдет транс-евразийская транспортно-коммуникативная магистраль, вырастет, как минимум, в два-три раза. Это произойдет благодаря многократному увеличению инвестиций в развитие дорожно-транспортной системы и обслуживающей ее инфраструктуры.

Во-вторых, в разы расширится рынок рабочей силы всех уровней квалификации, что, в свою очередь, приведет к перенаправлению потоков трудовой миграции из России в обратном направлении.

В-третьих, центрально-азиатский регион наконец-то избавится от унизительного «сырьевого проклятия» и начнет экспортировать продукцию с добавленной стоимостью. А это предполагает более высокую производственно-технологическую культуру и квалификацию инженерно-технологического корпуса непосредственных производителей товарной продукции – и соответственно многократное ее удорожание на внешних рынках. Что, в конечном счете, отразится на общем материальном благосостоянии населения и гармонизации социальных взаимоотношений.

Мосты наведены

Впрочем, некоторые результаты уже налицо. К примеру, благодаря строительству китайско-казахстанской транзитной логистической базы в Ляньюньгане мы впервые за всю историю получили выход к Тихому океану. Кроме того, в рамках сопряжения ОПОП с новой экономической политикой «Нурлы жол» через казахстанскую территорию проложены автомагистраль «Западная Европа - Западный Китай» и десятки других маршрутов, что позволяет усилить транзитный и экспортный потенциал страны. В целом, как отмечают эксперты, «Пояс и Путь» играет значимую роль в превращении Казахстана из внутриконтинентального государства в важный транспортный хаб, соединяющий Евразийский континент с Азиатско-Тихоокеанским регионом

Если смотреть шире, то благодаря сопряжению инициативы «Один пояс - один путь» со стратегиями развития разных стран существенный прогресс был достигнут в строительстве экономического коридора Китай-Монголия-Россия, азиатско-европейского трансконтинентального моста, китайско-пакистанского экономического коридора и коридора Китай-Индокитай. К фактическим результатам китайской инициативы также можно отнести строительство моста дружбы на Мальдивах, железных дорог Аддис-Абеба-Джибути и Момбаса-Найроби. К слову, реализации последнего проекта позволила создать для местных жителей в общей сложности 50 тысяч рабочих мест, что повысило экономический рост Кении на 1,5 процента.

Как сообщает Russian.china.org.cn, за период с 2013-го по 2017-й объем товарооборота между Китаем и странами «Одного пояса – одного пути» вырос на 4,9 процента. Только в прошлом году китайские предприятия инвестировали в 56 стран ОПОП 15,64 млрд. долларов США, которые направлены непосредственно в нефинансовые проекты. Кроме того, КНР основала вместе со странами-участницами более 80 зарубежных зон торгово-экономического сотрудничества, что открывает новое и широкое пространство для китайских инвестиций.

Все эти факты свидетельствуют о достаточно динамичном развитии ОПОП и дают основания для самых смелых прогнозов. К примеру, аналитики Всемирного банка недавно подсчитали, что благодаря инициативе «Один пояс - один путь» в странах-участницах 7,6 миллиона человек будут выведены из состояния абсолютной нищеты, 32 миллиона избавятся от бедности, а доходы населения повысятся на 0,7-2,9 процента. Внешнеторговый оборот вырастет на 2,8-9,7 процента, а объем всемирной торговли поднимется на 1,7-6,2 процента.

Спасение в объединении

Однако на фоне позитивных новостей высказывается и все больше сомнений относительно истинных намерений Пекина. Противники ОПОП, особенно западные аналитики, уверены в том, что он ведет к «нарушению суверенных прав» и «колонизации» некоторых стран-участниц. Объясняют они это тем, что, вливая огромные инвестиции в развитие партнеров, КНР тем самым пытается загнать их в долговые ловушки с последующим лишением контроля над проектами и ставит целью усилить свое глобальное влияние.

Нельзя забывать и о такой весьма существенной стороне проблемы, как человеческий фактор. По мнению Рустема Джангужина, настороженность в  отношении грядущих перемен со стороны некоторой части населения центрально-азиатского региона, остерегающейся «китайской колонизации», требует особого внимания, поскольку затрагивает целый ряд проблем, связанных с угрозой утраты этнокультурной идентичности.

- Защита этнокультурной идентичности - первоочередная задача правового, парламентского и управленческого корпуса стран региона, и ее решение зависит от их профессиональной квалификации и гражданской зрелости, - говорит он. - Но при всей важности нормативно-правовой системы защиты национальных интересов я все же полагаю, что возникшая ситуация с угрозой потери этнокультурной идентичности выходит за пределы настоящего времени и представляется историческим вызовом для населения и интеллектуальной элиты стран ЦА. Посудите сами. Разделение некогда гомогенного и целостного населения региона по национальным коридорам произошло, если смотреть на проблему через оптику истории, относительно недавно. Но предлагаю не углубляться в перипетии внутриэтнических конфликтов, а вспомнить победы Тамерлана над ханом Золотой Орды Тохтамышем и османским султаном Баязетом. Эти победы подорвали силы Золотой Орды и Османской империи, вследствие чего они перестали быть доминирующими силами в Евразии и постепенно пришли к упадку. В результате начался процесс размежевания единого Тюркского Эля, а родоплеменные группы стали воспринимать друг друга глазами пограничников. Все это я говорю к тому, что если не произойдет внутрирегиональная интеграция народов Центральной Азии, то мы неизбежно станем объектом более сильных игроков из ближайшего окружения. Это исторический вызов для наших народов и интеллектуальной элиты!

В возникшей ситуации, по словам эксперта, может начаться постепенная маргинализация населения региона. При этом он не исключает вероятности появления групп луддистов (движение, получившее свое название от имени Лудда – лидера движения против технического прогресса в Англии начала 19-го века) и иных радикальных социальных групп, которые будут всячески пытаться воспрепятствовать новым условиям жизни...

Что касается самого «китайского фактора», то Рустем Джангужин призывает не демонизировать его. В особенности это касается демографии как политической составляющей геостратегического статуса КНР. Во-первых, на протяжении нескольких предшествующих веков население страны подвергалось массовому многомиллионному геноциду, и уже по этой причине данные официальной китайской статистики не вполне  достоверны. Во-вторых, государственная политика «Одна семья – один ребенок», проводимая с 1970-х годов, неизбежно приведет Китай к «демографической яме», когда один человек должен будет содержать двух пенсионеров-родителей. То есть, если говорить языком  экономики, рано или поздно эти проблемы обернутся серьезным балластом для  развития КНР – со всеми вытекающими из этого последствиями...

Комментарии