ЧЕТВЕРГ, 21 НОЯБРЯ 2019 ГОДА
4074 29-10-2019, 14:21

Будущие партии в РК: национализм и интернационализм, разум и чувства


Партийная жизнь в Казахстане, похоже, оживает. Да, пока преимущественно на уровне деклараций о намерениях, но даже это уже обнадеживает. Причем, если суммировать все прозвучавшие инициативы, то перед нами предстанет весьма широкий политический спектр. Сегодня автор этих строк решил остановиться только на четырех гипотетических партиях, из которых две могут рассматриваться как непримиримые антиподы двум другим: оценивать на контрастах всегда интереснее.

Действие рождает противодействие

Одна из линий разлома на партийном поле страны может пролечь между националистами и интернационалистами.

Этнический национализм в Казахстане пускает все более глубокие корни, ряды его приверженцев за последние годы заметно выросли. О том, что они могут стать реальной политической силой, свидетельствуют и итоги последних выборов. Да, довольно высокий уровень поддержки, оказанной Амиржану Косанову, был обеспечен протестным электоратом в целом, но все-таки признаем честно: большинство голосовавших за него представляли именно лагерь казахских националистов. И, кстати, они же яростнее других клеймили Косанова за его «предательство».

Второй показательный момент – отношение власти в лице ее, так сказать, политтехнологов. Например, в состав Национального совета общественного доверия (НСОД), который состоит из 44-х человек, включены с десяток деятелей, занимающих националистические позиции. Тогда как все неказахи, проживающие в стране и составляющие 32% ее населения, представлены лишь тремя активистами – это менее 7% членов совета. Приведенные цифры убедительнее любых слов говорят о том, с кем власть собирается строить диалог и кого она намерена встроить в политический ландшафт – разумеется, на своих условиях и исходя из собственных интересов.

Да, соответствующий закон не допускает создания партий по признакам этнической принадлежности граждан, но обойти это ограничение в нашем случае довольно легко. Другое дело, что серьезным препятствием может стать извечная неспособность казахских националистов договориться друг с другом. Однако если на то будет политическая воля Акорды, что с учетом вышесказанного вполне вероятно, то такая партия появится. Главную роль в ней отведут умеренным и подконтрольным, а радикальных и неуправляемых отсекут.

Что касается идей интернационализма, то их проводником, а значит, и оппонентом националистов вроде бы должна быть КНПК, имеющая своих депутатов в парламенте. Но в этом плане она крайне осторожна и боязлива. Лишь отдельные ее представители (прежде всего, главный идеолог партии Султанбек Султангалиев) решаются открыто дискутировать с националистами. Заметная активизация последних, особенно радикальной их части, на фоне беззубости КНПК и вызвала к жизни инициативу по созданию движения «Казахстанское общество интернационалистов», которое уже прошло регистрацию в Минюсте, а теперь планирует преобразоваться в партию.

Оно объединило представителей разных этносов, проживающих в Казахстане, в том числе и титульного, а в роли «фронтмена» обычно выступает предприниматель Бахытжан Копбаев. Эти люди очень активны в соцсетях. Кстати, если еще относительно недавно в том же «Фейсбуке» неказахи избегали дискуссий на излюбленные темы националистов (в дебаты вступали, главным образом, русскоязычные казахи) и крайне редко отвечали на их выпады, задевающие чувства и интересы других этнических групп, то сегодня они уже не молчат. Мало того, некоторые отвечают на агрессивные высказывания оппонентов не менее агрессивно, а порой и сами инициируют ожесточенные споры. В основном это те, кто собирается связать свою дальнейшую жизнь с Казахстаном и видит в националистах (особенно в их призывах к сужению сферы применения русского языка, к закрытию русских школ и т.д.) серьезную угрозу для себя и своих детей. Тем же, кто «сидит на чемоданах», нет смысла вступать в такие дискуссии.

Интернационалисты также выступают за возрождение некоторых ценностей советско-социалистического строя, но при этом уточняют, что речь идет лишь об адаптации их к условиям независимого Казахстана, а вовсе не о реставрации СССР. А еще новое движение, собирающееся трансформироваться в партию, можно рассматривать как потенциально активного сторонника участия РК в Евразийском союзе, усиления интеграции на постсоветском пространстве с охватом не только экономической составляющей, но и образовательной, культурной, гуманитарной… В этом смысле оно тоже является непримиримым противником националистов.

Проблема данного движения – отсутствие в его рядах известных фигур республиканского масштаба. Привлечение таких людей затруднено тем обстоятельством, что сегодня в нашем общественном мнении слово «интернационалист» имеет больше негативный оттенок, а значит, связано с определенными репутационными рисками. Слыть, скажем, национал-патриотом куда предпочтительнее. Впрочем, с точки зрения завоевания популярности у населения отсутствие «весовых» персон, может, даже и к лучшему – народ в них сильно разочаровался и ждет появления новых лиц. А вот для обеспечения финансовой подпитки и административной поддержки, без чего в Казахстане почти невозможно создать полноценную партию, «агашки» просто необходимы. В этом смысле шансы националистов намного выше – власть уже взяла их под свою опеку…

«Духовные скрепы» ислама и здравый смысл

Совсем недавно, в начале октября, на портале abai.kz, известном своей националистической ориентацией (его основал Даурен Куат, ныне главный редактор печатного органа Союза писателей РК «Қазақ әдебиеті» и, кстати, член НСОД), была опубликована статья под заголовком «Готовы ли казахи к созданию религиозной партии?» Автор – журналист Абил-Серик Алиакбар – задался в ней вопросами: «Почему казахская власть не допускает появления в стране исламской партии? Или государство, в котором 90 процентов населения – мусульмане, считает приемлемым попрание их прав, гарантированных Основным законом?... Во всех странах мира с развитой демократией религиозные партии участвуют в выборах, защищая права своих избирателей. А почему у нас не так? Что стоит за нежеланием допускать мусульман в парламент?»

Насчет 90 процентов он, конечно, загнул. Во-первых, титульный плюс другие этносы, представители которых традиционно исповедуют ислам, составляют на сегодня 75-76 процентов населения республики. Во-вторых, записывать всех казахов скопом в мусульмане было бы, по меньшей мере, дилетантством. Ведь среди них немало неверующих людей и даже откровенных атеистов, есть последователи других религий, а большинство тех, кто идентифицирует себя с исламом, в повседневной жизни его не практикуют. Так что «истинными» мусульманами могут считаться от силы 20 процентов населения страны. Но, судя по всему, их количество в обозримой перспективе будет расти. И уже даже сегодня адептов у подобного рода партии наберется более чем достаточно, чтобы быть зарегистрированной. Что касается конституционного запрета на ее создание, то однажды это ограничение могут снять. К тому же нельзя исключать возможности появления партии, не имеющей «религиозной вывески», но являющейся таковой по сути.

Завершается статья так: «Сможем ли мы создать до следующих выборов «Исламскую партию Алаш»? Сможет ли она победить в решающей политической борьбе против попыток превратить нашу нацию в нацию безбожников путем коварного насаждения «двойных стандартов» Запада?»

Спустя всего неделю политолог Марат Шибутов то ли в шутку, то ли всерьез предложил свой проект – создание праволиберальной Партии здравого смысла (ПЗС), которая бы ориентировалась на средний класс, живущий в городах. Среди ее «программных целей» фигурируют и такие: «снятие политических, административных и экономических запретов, легализация легких наркотиков и проституции, свободное владение оружием, отмена цензуры и языковых ограничений, развитие ядерной энергетики, отмена виз и регистрации для иностранцев, отмена помощи бизнесу, ликвидация коммерческой части квазигоссектора, банкротство большинства банков, которые уже нежизнеспособны». Понятно, что, например, легализовать легкие наркотики и проституцию предлагается не из симпатии к наркоманам и жрицам любви, а потому, что административные меры борьбы с ними не дают никаких результатов, зато питают коррупцию в правоохранительных органах.

Конечно, это не было реакцией на призыв к созданию исламской партии, но многие из перечисленных пунктов имеют в своей основе те самые «западные стандарты», с которыми собирается бороться автор публикации на сайте abai.kz. Скажем, для исламистов даже бесплатная раздача школьникам презервативов – страшная крамола (вспомните заявление, сделанное в начале нынешнего года богобоязненным депутатом мажилиса Бекболатом Тлеуханом в ответ на инициативу Минздрава). Что уж тут говорить о легализации проституции? А европейский опыт в этом плане, по их мнению, - что-то вроде дьявольских козней.

И в целом, если гипотетическая «Исламская партия Алаш», вероятнее всего, будет апеллировать к неким духовным ценностям и скрепам, то столь же гипотетическая ПЗС – к здоровому прагматизму. Первая – к чувствам, вторая – к разуму. Первая – к жесткой регламентации различных сторон жизни общества и индивида (любая религия, по сути, тоталитарна, поскольку требует беспрекословного подчинения своим постулатам), вторая – к свободе и личной ответственности человека. И если обе партии вдруг получат путевку в жизнь, то станут антиподами. При этом за исламистами будет очевидное численное преимущество – ведь их ряды растут, тогда как здравого смысла и его носителей в нашей стране остается все меньше. Так что, если это все-таки не стеб, то стоит пожелать инициатору создания ПЗС успеха в его почти безнадежном, хотя и очень нужном деле…

Комментарии