ВОСКРЕСЕНЬЕ, 26 МАЯ 2019 ГОДА
26222 3-05-2019, 12:59

Что дал казахам и что отнял у них колониальный режим?


Мы продолжаем разговор о сути и особенностях колониальной политики России в Казахстане с историком-профессором одного из отечественных университетов. Во второй, заключительной, части интервью речь пойдет о том, что казахи приобрели и что потеряли в результате долгого пребывания в составе Российской империи, а затем СССР, какими должны быть наши отношения с бывшей метрополией и в какой деколонизации нуждается современный Казахстан.

Бесправные и униженные

- Колониальный режим предполагает наличие у «аборигенов» меньших гражданских прав, чем у представителей господствующей нации, их политическую, социальную, культурную дискриминацию. Присутствовало ли это в отношении казахов?

- 25 июня 1916-го, когда шла Первая мировая война, царь издал указ о призыве нерусского мужского населения Казахстана и Средней Азии на тыловые работы в район действующей армии. Хотя еще император Николай I выдал казахам грамоту об освобождении от воинской повинности. Мобилизации подлежали в общей сложности почти 400 тыс. человек. Это послужило толчком к массовому стихийному восстанию, которое было подавлено самым жестоким способом при помощи регулярных и местных казачьих войск. Спасаясь от репрессий, казахи бежали в Западный Китай, в соседние регионы Средней Азии. Их спасли лишь Февральская революция 1917-го и политика Временного правительства А.Керенского, которое приняло решение помиловать восставших и позволить им вернуться на родину.

Но были и времена, когда казахи как верноподданные империи вставали на ее защиту. Например, добровольцы из их числа активно участвовали в отражении нашествия Наполеона в 1812-м, прошли в составе русской армии всю Европу, дойдя до Парижа. То есть не все так просто было в казахско-русских отношениях.

И в период Первой мировой войны некоторые казахи выражали готовность сражаться в рядах регулярной армии, но им отказали, боясь доверить оружие. Из всех представителей азиатских народов такую возможность получили только туркмены-текинцы, и то лишь в качестве конвойной охраны царских генералов, например, нашего земляка командующего Юго-Западным фронтом Л.Корнилова.

Казахов привлекали к управлению низовыми органами власти: аулами, волостями, дистанциями, округами. В основном это были выходцы из ханско-султанской и родовой знати. За верную службу им присваивали воинские звания, награждали орденами и медалями, ценными подарками. Из казахов вышли четыре генерала. Но ни один казах никогда не был уездным начальником, градоначальником или областным губернатором – столь высокие посты им не доверяли. То есть социальная дискриминация существовала, даже в отношении тех, кто имел высшее образование. Так же, как и культурная.

В Казахстане до 1917-го не было ни одного высшего учебного заведения, в котором могли бы получать образование казахи, выпускалось лишь несколько газет и журналов на языке коренного населения. В то же время власти не делали попыток перевести его с арабского алфавита на кириллицу. Проживание казахов в крупных городах ограничивалось – последние, как считала царская администрация, основаны русскими и для русских. Впрочем, и сами казахи боялись оторваться от своих родовых корней, поэтому не стремились урбанизироваться. Тем более что в их сознании русский город ассоциировался с ненавистной колониальной властью.

Да и в советскую эпоху казахское население продолжало проживать, главным образом, в аулах, тогда как города были заселены преимущественно русскоязычными жителями. Между тем, на территорию республики активно переселялись мигранты из Сибири, Алтая, Чукотки и Дальнего Востока, для них возводились целые микрорайоны – например, «Орбита» в Алма-Ате.

Колонизация края нашла свое отражение и в топонимике, для которой было характерно насаждение славянских и коммунистических названий: Ермак, Рудный, Курчатов, Ленинск, Комсомольск, Приозерск, Щучинск и другие. Или вспомните, как назывались районы Алма-Аты: шесть из них имели русские наименования, и только два - казахские.

 

                                                Меньшее из двух зол

- Колониализм – это в том числе эксплуатация природных богатств и труда местного населения в пользу метрополии. А как обстояло в нашем случае?

- Разумеется, как и во всех других колониальных режимах, здесь это тоже присутствовало. Россия – страна с колоссальными природными богатствами, однако и она нуждалась во многих видах сырья. В частности, Казахстан поставлял ей продукцию животноводства – мясо, молоко, шерсть, кожу. Во второй половине 19-го века отсюда в метрополию ежегодно перегонялось до 60 тыс. голов крупного рогатого скота и 200 тыс. овец. Не случайно Ибрай Алтынсарин называл Казахстан «скотным двором» России.

Царизм нещадно эксплуатировал природные ресурсы нашего края для подъема экономики, наращивания военного потенциала, ведения многочисленных завоевательных войн. На шахтах, рудниках, солепромыслах, строительстве железных дорог и военных укреплений широко использовался дармовой труд казахских шаруа.

В советский период промышленность и сельское хозяйство в Казахстане развивались однобоко. Республика поставляла лишь сырье: нефть, газ, уголь, уран, прокат черных и цветных металлов, зерно, хлопок, мясо, шерсть… Собственное производство товаров с добавленной стоимостью практически отсутствовало, мы не выпускали даже детские велосипеды, не говоря уже о самолетах или автомобилях.

- Что дало казахам пребывание в составе сначала Российской империи, а потом СССР? И, напротив, что наш народ потерял, находясь в подчинении у метрополии? Если сопоставить позитивные и негативные последствия, то что в итоге перевесит?

- Очень сложный вопрос, поскольку на него нет однозначного ответа, как нет и таких весов, на которых можно было бы объективно и справедливо взвесить все потери и приобретения нашего народа за 260-летний период пребывания в составе Российской империи и СССР (1731-1991 гг.).

Можно долго дискутировать о целесообразности принятия Казахстаном подданства царской России в 1731-м. Как, кстати, и о том, стоило ли руководству СССР в 1939-м подписывать с Германией пакт о ненападении. История рассудила, что стоило. В такой же степени, наверное, были правы и наши предки.

Вынужденно перейдя под протекторат России (меньшее зло), казахи получили хоть какую-то защиту от смертельной агрессии Джунгарии и среднеазиатских ханств (большее зло). Поскольку сами они на тот момент были неспособны объединиться и дать отпор врагам, то нужно было выиграть время для мобилизации сил. Никто тогда не мог предположить, что пребывание в составе России продлится два с половиной века. Но главное - казахи сохранились как этнос на родной земле, тогда как джунгары исчезли, будучи поголовно истребленными Китаем. Так и СССР, выиграв два года, в итоге собрал силы, разгромил Германию и вышел победителем в войне. А победителей, как правило, не судят.

В результате превращения Казахстана в колонию Российской империи казахский народ потерял независимость, политическую самостоятельность, но приобрел надежду на выживание и на то, что когда-нибудь он сможет вернуть себе свободу. Что и случилось в 1991-м. Поэтому историю нужно измерять не только годами и десятилетиями, но и столетиями.

Прошлое должно сближать

- А как современная историческая наука оценивает это явление – колониализм?

- В середине 20-го века европейские ученые нового поколения стали предлагать иной взгляд на историю мирового колониализма и империализма. Наметился отход от прежних евроцентристских оценок, внимание стало акцентироваться на разнообразии локальных историй колониальных обществ, на необходимости культурной толерантности, поскольку колониализм был не только угнетением и насилием, но и взаимодействием культур, особым путем к модернизации для большинства колониальных стран. Политики и ученые стали задаваться вопросами: «Кто это низшая раса? Индийцы с их утонченной и прекрасной цивилизацией, давшие миру великую религию буддизм? Или китайцы? Конфуций – представитель низшей расы?» и т.п.

Поэтому и ученым стран СНГ необходимо постепенно избавляться от теории расового, национального и религиозного превосходства какой-либо одной нации над другими, отказаться от попыток оправдать эксплуатацию малых народов, гегемонию метрополии над колониями.

Пока же на постсоветском пространстве наблюдается жесткое противостояние между учеными РФ и историками из новых независимых стран в том, что касается оценки колониальной политики царской России. Первые подчеркивают ее «особость» (мол, она кардинально отличалась от политики европейских империй, была более гуманной и т.д.), с чем вторые не могут согласиться. Феномен взаимного «исторического непрощения и непреклонной памяти» все еще довлеет над нами. Особенно это характерно для историков Украины и России.

- Если другие мировые державы подчиняли себе народы, географически обособленные и даже отдаленные от них, то в нашем случае речь шла в общем-то о едином пространстве, не разделенном границами и имевшем общее прошлое. Как это обстоятельство сказывается на современных отношениях между бывшей метрополией и ее бывшими колониями?

- Безусловно, это вносит свою специфику. Хотя некоторые государства, получившие независимость, уже успели вступить в НАТО, ЕС и даже повоевать с Россией (Грузия, Молдова и Украина), тем не менее, все они обречены быть вечными соседями. Да, России присущ комплекс «старшего брата», что неудивительно, ведь она – одна из двух ядерных сверхдержав, на равных разговаривающая с Западом. Но сегодня в отношениях на постсоветском пространстве нет места неоколониализму, они строятся на меркантильных, взаимовыгодных интересах.

Тесные вековые связи (человеческие, языковые, культурные, экономические и т. д.) разорвать невозможно, тем более в условиях глобализации. В СССР был создан единый народно-хозяйственный комплекс, который, пусть и в усеченном виде, продолжает существовать. Во многих постсоветских странах проживают большие русские диаспоры (в Казахстане насчитывается 4 млн. славян), так же, как и в России есть немало выходцев и трудовых мигрантов из бывших союзных республик. Естественным языком межгосударственного общения является русский. Было бы странно, если бы лидеры Казахстана и Узбекистана, России и Беларуси, Азербайджана и Армении общались между собой на английском.

Наиболее тесными остаются связи Казахстана с Россией, что предопределено восемью веками кыпчакско-русских отношений. Не случайно свой первый визит президент К.Токаев совершил именно в Москву. На колониальном прошлом давно поставлен крест, и сегодня РК и РФ – добрые соседи, равноправные партнеры и стратегические союзники. А история интересует лишь ученых. Вместо непримиримой борьбы и педалирования темы цивилизационных различий между христианской Россией и мусульманским Востоком должны прийти понимание этих различий, взаимное прощение, взаимообогащение. Словом, нужно искать то, что объединяет, а не разъединяет. Прошлое, вопреки всему, должно сближать, а не отдалять.

Учиться на ошибках других

- Нуждается ли современный Казахстан в деколонизации? Что это может означать применительно к политике, экономике, общественной жизни?

- Считаю, что Казахстану нужна полномасштабная деколонизация. Требуются очищение от всего чуждого, искусственного, генетически не свойственного казахам, переоценка негативного исторического опыта, всего жизненного пространства народа, его культуры. В этом смысле можно обратиться к позитивному опыту ряда стран, ранее освободившихся от колониального гнета. Но нужно извлечь уроки и из негативного опыта тех бывших колоний, которые так и не смогли воспользоваться плодами независимости, вырваться из нищеты и отсталости.

Избавляться от колониального наследия следует с умом, взвешенно, чтобы не повторить ошибок других. Например, в Украине есть специальный Институт национальной памяти, который занимается вопросами деколонизации, дерусификации общественного сознания и который наломал немало дров. Более продуманная политика осуществляется в странах Прибалтики.

Как известно из Библии, Моисей 40 лет водил иудеев по пустыне, чтобы вытравить из национального сознания рабскую психологию и снова сделать их свободными людьми. Так и здесь: на мой взгляд, только через несколько десятилетий, к 2040-2050 годам, казахи полностью освободятся от колониального синдрома, поскольку к тому времени в демографической структуре будет преобладать доля населения, родившегося уже в период независимости.

Некоторые особо ретивые деятели, в том числе госчиновники, торопятся быстрее осуществить деколонизацию и декоммунизацию, чтобы остаться в истории. Хотя сами же когда-то входили в высшую партийно-советскую номенклатуру, всячески способствовали укреплению тоталитарной системы в Казахстане. Чтобы убедиться в этом, достаточно полистать страницы газет той эпохи.

Сегодня судьба казахского народа зависит от нас самих: если раньше можно было свалить все беды на Москву, то теперь мы сами ответственны перед историей и будущими поколениями. Тем более что корпус министров, акимов, депутатов, генералов на 90% состоит из казахов. Многое зависит от качества элиты, от ее готовности работать на благо государства (пока же она больше работает на себя). Руководящие кадры высшего звена должны быть представлены всеми регионами, поколениями и этносами.

Необходимо как можно быстрее отойти от роли колониального сырьевого придатка и приступить к созданию современной и самодостаточной экономики с опорой на высокие технологии. В политической сфере назрел переход к действительно демократическому обществу. Недавние президентские выборы в Украине оказали сильнейшее влияние на умы казахстанцев, прежде всего молодого поколения, и Ак-Орде нужно делать из этого выводы. Как говорил Авраам Линкольн, можно все время обманывать некоторых, можно некоторое время обманывать всех, но нельзя все время обманывать всех.

Многое сделано в плане деколонизации физического пространства. Былые коммунистические и великодержавные названия городов, сел, улиц заменены национальными топонимами. Но и здесь нужно выдерживать баланс, не перебарщивать с переименованиями ради переименования.

Возрождается казахский язык, растет количество казахских школ. Тем не менее, многие родители-казахи продолжают отдавать своих детей в русские школы, где, по их мнению, более высокий уровень преподавания. В этом плане нам еще далеко до республик Прибалтики. В то же время еще рано отказываться от русского языка в повседневной жизни, в сфере госуправления. Так, ежегодное послание народу Казахстана в ноябре 2018-го глава государства читал 118 минут, из них только 5 – на казахском языке, а 113 – на русском. Видимо, для этого были свои резоны.

К сожалению, сегодня наблюдаются опасные перекосы в массовом сознании. Всюду господствует культ наживы и обогащения любой ценой, коррупция проникла во все поры как власти, так и общества. Это подрывает моральные устои социума. Такого у казахов, на мой взгляд, не было даже в самую мрачную эпоху колониализма и тем более во времена СССР. К сожалению, наш народ не прошел этап капитализма, и этот пробел в эволюционном развитии, вызванный форсированным скачком от феодализма к социализму, сегодня сказывается негативным образом. Что тоже обязательно должно учитываться в процессе деколонизации…

Комментарии