ЧЕТВЕРГ, 19 СЕНТЯБРЯ 2019 ГОДА
12519 23-04-2019, 15:57

Кто виновен в безграмотности казахской рекламы? Сам язык или общество?


Проблемы казахского языка многогранны, и некоторые из них остаются нерешенными на протяжении долгих лет. Одна из них - вопиюще безграмотные тексты наружной рекламы. Известный популяризатор казахского языка, главный редактор сайта kieli7su.kz Земфира Ержан давно и бескомпромиссно борется с этим явлением, но по большей части безрезультатно. В чем корни проблемы, как ее можно решить?

Переводческая абракадабра

- Земфира, чем бы вы объяснили безграмотность текстов рекламы на казахском языке?

- О причинах этого я постоянно пишу вот уже на протяжении шести лет. «Техническую» сторону объяснить очень просто. Сначала слоган пишется на русском языке, потом он «слово в слово» переводится на казахский, в результате чего появляется примитивная и некорректная калька. Такая «переводческая тактика» строится на представлении о том, что языки различаются только используемыми в них словами. Между тем, разные языки имеют несхожий грамматический строй, свою систему описания мира, однако это во внимание не принимается. Также не исключаю вероятности того, что люди, занимающиеся этим, пользуются услугами электронного перевода. Во всяком случае, отдельные варианты рекламных слоганов, которые выдают за якобы написанные на казахском языке, совпадают с тем, что предлагают автоматизированные сетевые переводчики. В результате мы получаем лишенную всякого смысла абракадабру.

Но проблема заключается не только в вопиющей безграмотности рекламных слоганов. В данном случае мы имеем дело с ярчайшим индикатором деградации современного казахского языка в публичном поле, свидетелями и, подчеркиваю, соучастниками которой мы все являемся.

Пусть те, кого возмутит данный вывод, представят на мгновение, что речь идет не о казахском языке, а о каком-нибудь другом, чужом. Вот вы, допустим, идете по улицам некого зарубежного города и видите, что в нем нет ни одной надписи без ошибок. Что вы подумаете о жителях этой страны? Каким, если основываться на объективном факте публичной безграмотности, будет ваше мнение о реальном отношении жителей этой страны к своему государственному языку?

Так что безграмотная реклама является лишь вершиной айсберга наших нерешенных языковых и социальных проблем. Можно сказать, что безграмотная казахская реклама взывает к чести и совести казахстанцев, но пока, увы, безуспешно.

- Как эту проблему можно разрешить? Что для этого необходимо сделать в первую очередь?

- Как бы парадоксально это ни прозвучало, но печальнее всего в данной ситуации то, что на самом деле проблема решается …очень легко! При существующих административных практиках это и не проблема вовсе! Поскольку местные исполнительные органы обладают полномочиями контроля грамотности городской среды, то необходимо только одно – привлечь к работе в акиматах компетентных специалистов, которые могли бы справиться с этой задачей. А если им нужна квалифицированная и волонтерская помощь, то с нашей стороны таковая предлагалась неоднократно, начиная с 2013 года. Но акимат от нее постоянно отказывается. Так, в начале этого года я представила очередной проект «Сауатты қала – 40 дней для казахской рекламы», нацеленный на качественное улучшение грамотности городской среды. Но, увы, власти Алматы его в очередной раз проигнорировали.

- Кто больше ответственен за все это безобразие – уполномоченные госорганы, не контролирующие должным образом процесс, сами рекламодатели или кто-то еще?

- Акимат не справляется с функцией контроля. Рекламодатели пока не осознают того, что, производя некачественные слоганы на казахском языке, они расписываются в собственном непрофессионализме. Но меня в данной ситуации печалит совершенно другое. Мне горько оттого, что безмолвствует тот самый социальный слой, который должен быть более всех заинтересован в казахской грамотности. Я имею в виду, прежде всего, казахскоязычные СМИ. Если бы они объединились и заявили о праве казахского языка на грамотность в публичном поле, то мы бы забыли об обсуждаемом сейчас безобразии как о кошмарном сне. Подчеркиваю: безграмотная реклама – это также и симптом социального неблагополучия современного казахстанского общества и собственно казахского социума.

Модернизация модернизации рознь

- Уровень грамотности на русском языке стремительно снижается, положение дел с казахским языком тоже не ахти какое… К чему, в конце концов, это может привести? Не случится ли так, что мы превратимся в общество всеобщей безграмотности?

- Я бы не стала сравнивать положение казахского и русского языков. Это совершенно разные ситуации. Проблема витальности (жизнеспособности) и грамотности касается казахского языка, в то время как для современного русского языка она совершенно неактуальна

Казахский ведь оказался в нынешнем достаточно сложном положении в результате объективных исторических причин, имевших место в ХХ веке. Важно понимать, что факт потери им значительной части своих носителей (проще говоря, отказа большого числа казахов говорить на своем родном языке, использовать его на практике и в быту на протяжении нескольких десятилетий) привел к поистине катастрофическим для него последствиям. Угроз же для русского языка в Казахстане, в том числе касающихся снижения его качества, я не вижу.

- Можно ли через призму безграмотной рекламы на казахском языке сделать предположение, что он нуждается в коренной модернизации?

- Странную идею «коренной модернизации» я считаю крайне опасной, поскольку в основе ее лежит представление о том, что казахский – это некий несовершенный, отсталый, не соответствующий современности язык, к тому же излишне сложный, перегруженный синонимами, фразеологизмами.

Кто может транслировать такую идею, кому это выгодно? Так могут говорить, главным образом, люди, давно оторванные от казахского языка, но вынужденные по каким-то причинам высказываться о нем. Им, видимо, кажется, что если некими насильственными административными методами максимально упростить казахский язык, сведя к простейшим формам, то вопросы его изучения и распространения решатся сами собой. Их логика примерно такая: не всем дано овладеть высшей математикой, но большинство сможет посчитать, сколько будет 2 плюс 2. Абсурдности этой идеи языковым нигилистам, отрицающим ценность казахского языка, не понять.

Модернизация казахского языка лично мне видится в другом – в понимании сложного исторического и современного контекста его бытования; в выстраивании грамотной языковой политики; в создании системы институтов (научных и общественных), которые были бы нацелены на полноценное восстановление пространства казахского языка. То есть процесс его модернизации я связываю, в первую очередь, с мерами по воссозданию утерянного лексического фонда, избавлению от нехарактерных для структуры казахского языка новейших креолизованных форм.

Это предполагает не сужение, а напротив, значительное расширение самого языкового поля, более четкое артикулирование идеологии языка, его места в социуме. А именно: актуализацию многочисленных, ныне забываемых пластов лексики, поиск собственных языковых источников для обозначения новых явлений; формирование восприятия национального языка как ценнейшего ресурса, который способен стать надежным фундаментом перспективного развития страны.

В безграмотности казахской рекламы виновен не язык, а общество, которому безразлична его судьба.

Кто и когда проявит волю?

- Возможно, следующий вопрос покажется вам крамольным, но все же: современная реклама и язык традиционного казахского общества – вещи совместимые?

- Естественно, совместимые. Правда, для этого необходимо соблюдение двух условий.

Во-первых, стоило бы отказаться от желания архаизировать современный казахский язык, называя его «языком традиционного казахского общества». Ну, какое еще традиционное общество, не говоря уже о характерном для него языке?! И то, и другое ныне при всем желании днем с огнем не найти! Используемый нами сегодня казахский стопроцентно соответствует и адекватен времени, в котором мы живем. Представление о якобы консервации языка традиционного казахского общества – чистейшей воды утопия. Это невозможно так же, как и сохранение состава воздуха доиндустриальной эпохи в современных городах.

Во-вторых, реклама во всем остальном мире пользуется языком точно так же, как, скажем, любая отрасль науки или художественная литература. Она, конечно, имеет свою жанровую специфику, подчиненную конкретной цели – продвижению товара или услуги. Но это вовсе не значит, что реклама «говорит» со своим потребителем на каком-то особом, тайном языке. Напротив, она более других заинтересована в коммуникации, эмоциональной обратной связи, создающей возможности для манипуляции зрительским вниманием, из чего и складываются ее стилевые особенности. Сознательно использую выражение «остальной мир», поскольку казахская реклама по причине ее безграмотности никак не вписывается в свои жанровые рамки.

Вопрос, думаю, состоит не в том, как «современной» рекламе заговорить на неком «архаичном и не поддающемся модернизации» языке. Главная проблема видится мне в том, что плачевное состояние казахской рекламы предельно точно отражает низкую степень заинтересованности общества в развитии казахского языка. И неудивительно, что реклама сейчас, увы, упорно не видит его потенциал, проходит мимо.

Между тем, союз рекламы и казахского языка мог бы быть очень полезным и перспективным. Лично я вижу в этом много «лингвистической» пользы. С одной стороны, мир рекламы мог бы стать для казахского языка той самой публичной, доступной площадкой, на которой использовались присущие ему разнообразные возможности, что подтвердило бы его репутацию богатейшего из тюркских языков. С другой - рекламное нашествие является настоящим челенджем, вызовом, призванным проверить язык на гибкость, адаптивность, изобретательность. В любом случае, если бы к языку казахской рекламы у нас относились сколько-нибудь серьезно, то она могла бы внести свой вклад в, так сказать, современное языковое строительство.

Значит, мы в Казахстане должны сломать сложившиеся стереотипы, использовать коммерческую рекламу дополнительно в некоммерческих гуманитарных целях, поставив ее на службу популяризации государственного языка.

Язык – явление живое, он постоянно совершенствуется, обогащается, случается, в чем-то меняется. Ему противопоказано лишь безразличие людей, для которых он существует. Именно оно для него губительно.

- Что вы намерены предпринять в ближайшее время для исправления ситуации? Продолжите ли вы свою волонтерскую деятельность в сфере улучшения качества казахской рекламы?

- Думаю, что за шесть лет работы сайта kieli7su.kz, в течение которых проводился масштабный мониторинг визуальной информации, а также анализировалась сложившаяся ситуация, проблема безграмотности казахской рекламы была всесторонне изучена. Для кардинального улучшения ситуации сегодня необходима добрая воля (и политическая тоже) представителей исполнительных органов. К сожалению, других социальных механизмов, способных искоренить публичную безграмотность, у нас нет. Если же власти и на этот раз не откликнутся, то продолжать заниматься такой работой уже не имеет никакого смысла.

Возможно, в отдаленном или обозримом будущем, когда в круг социальной ответственности казахстанцев обязательно войдет забота о грамотности окружающей среды, положение начнет-таки меняться. Как говорится, надежда умирает последней…

 

Фото: Informburo.kz

Комментарии