ВОСКРЕСЕНЬЕ, 21 ИЮЛЯ 2019 ГОДА
2936 20-02-2019, 15:21

Станет ли Казахстан газовой державой?


На днях вице-президент азербайджанской госкомпании SOCAR по инвестициям и маркетингу Эльшад Насиров сообщил, что «Южный газовый коридор», который предусматривает транспортировку азербайджанского газа в Европу, также может транспортировать газ из Туркменистана и Казахстана.

«Если странам Европейского Союза нужно больше газа, мы также можем транспортировать газ из Туркменистана и Казахстана», - сказал Эльшад Насиров.

Экспорт казахстанского газа в страны ЕС может вывести газовый рынок Казахстана на совершенно новый уровень. Ранее не раз сообщалось, что если многострадальный туркменский проект ТАПИ, наконец, будет завершен, то и Казахстан может к нему присоединиться. Для республики это могло бы быть еще одной возможностью диверсификации газовых поставок.

Сейчас Казахстан экспортирует газ в Россию, Украину, Швейцарию, Узбекистан, Китай и Польшу. Основная доля газа сейчас обеспечивается тремя главными месторождениями– Карачаганак (49%), Тенгиз (31%) и Кашаган (14%).

По данным компании British Petroleum, запасы газа в Казахстане составляют 1,3 трлн кубометров, что позволяет Казахстану занимать по этому показателю 22 место в мире и 3 место среди стран Содружества СНГ после России и Туркменистана. Около 98 % всех разведанных запасов газа сосредоточено на западе Казахстана, при этом более 87 % – в крупных нефтегазовых и нефтегазоконденсатных месторождениях.

Стоит отметить, что, по данным Минэнерго, крупнейшие месторождения Казахстана характеризуются сложностью извлечения углеводородов из-за больших глубин, многокомпонентностью состава газа и повышенным содержанием сероводородных соединений. Имеющиеся газовые месторождения с небольшими глубинами залегания и незначительным содержанием сернистых соединений характеризуются небольшими запасами газа и имеют локальное значение для газификации местных территорий.

Вместе с тем, прогнозные ресурсы природного и попутного газа в республике оцениваются на уровне 6–8 трлн кубометров. В первую очередь, это относится к казахстанскому сектору акватории Каспийского моря, в том числе его Прикаспийской, Бузачинской и Южно-Мангышлакской зонам.

Согласно данным профильного ведомства вероятность новых значительных открытий сохраняется в сухопутной части Прикаспийской впадины и акватории Аральского моря. Сохраняется также вероятность открытия новых месторождений нефти и газа в других осадочных бассейнах как с доказанной, так и недоказанной промышленной нефтегазоносностью. В совокупности с разведанными запасами эти прогнозные оценки свидетельствуют о значительном потенциале Казахстана.

Значительная часть добываемого в Казахстане газа является попутным и извлекается вместе с нефтью, что в случае его дальнейшей продажи накладывает обязательства по предварительной дорогостоящей переработке. Как следствие, около 44 % добываемого в республике газа используется недропользователями для обратной закачки в пласт с целью повышения пластового давления и коэффициента добычи нефти, на собственные нужды в виде подогрева нефти, производства электроэнергии и иные цели.

Что касается доставки газа потребителям, то стоит учитывать, что крупнейшие газопроводы республики строились в целях транзита среднеазиатского газа в направлении России и, впоследствии, Китая. Поэтому, доля транзита в общем объеме транспортировки газа составляет более 80 %. Большинство из транзитных газопроводов также используются для поставки газа на внутренний рынок и экспорт. Общая протяженность распределительных газопроводов высокого, среднего и низкого давлений Казахстана составляет 28628 км.

Казалось бы стартовые позиции довольно неплохие. Так сможет ли Казахстан стать не только нефтяным государством, но и газовой гаванью. Насколько перспективным является это направление? Об этом Сamonitor.kz поговорил с экспертами.

Дмитрий Лукашов, нефтегазовый аналитик IFC Markets: «При текущем уровне добычи запасов хватит на 25-40 лет без учета доразведки»

Казахстан и так уже является экспортером газа. При этом, разумеется, чем больше будет транспортных коридоров для его поставок за рубеж, тем лучше. Запасы газа в республике, по разным оценкам, составляют 1,2-2 трлн кубометров. При текущем уровне добычи их еще хватит на 25-40 лет без учета доразведки.

В 2018 году Азербайджан добыл 30,4 млрд кубометров газа. При этом на экспорт сумел выделить лишь порядка 8 млрд кубометров. Между тем, к 2026 году мощность «Южного газового коридора» может возрасти с нынешних 6 млрд кубометров до 31 млрд кубометров.

Соответственно, нельзя исключить, что Азербайджан вместе с Турцией и Евросоюзом могут быть сильно заинтересованы в привлечении других стран-производителей газа для заполнения этого трубопровода. Таким образом, сотрудничество с Казахстаном окажется взаимовыгодным.

Касаясь возможной конкуренции «Южного газового коридора» с российскими газопроводами, я полагаю, что она будет минимальной. Россия диверсифицирует географию поставок газа за счет развития экспорта в Китай. В частности, на этот год запланирован запуск газопровода «Сила Сибири» с проектной мощностью 38 млн кубометров ежегодно.

Алексей Калачев, эксперт-аналитик АО «ФИНАМ»: «Я не думаю, что участие в проекте транспортировки газа в Европу Казахстана встретит активное противодействие России»

Есть смелые утверждения, что реальные прогнозные запасы газа в Казахстане могут составлять до 6 трлн кубометров или около 5 % мировых запасов. Но все определяют возможности по темпам добычи. Я полагаю, главным должно являться обеспечение собственных потребностей республики. В ближайшей перспективе можно рассматривать экспорт газа в Китай, который все же ближе Европы, и спрос на газ в этой стране растет хорошими темпами, в отличие от Европы.

ЕС, несмотря на невысокие общие темпы роста спроса на газ, политически заинтересован в диверсификации источников, и потому будет приветствовать появление новых газопроводов и поставщиков помимо «Газпрома».

Позиции России на газовом рынке Европы, тем не менее, остаются достаточно сильными, чтобы опасаться конкуренции. «Южный газовый коридор» пока рассчитан на прокачку газа в объеме до 10 млрд кубометров в год. Возможно, мощность вырастет в 4-5 раз за 10 лет. Это несопоставимо с текущим и плановым европейским экспортом «Газпрома». Поэтому, я не думаю, что участие в проекте транспортировки газа в Европу Казахстана встретит активное противодействие России. Тем более что в рамках ЕАЭС создается единый энергорынок. Россия и Казахстан смогут согласовывать позиции, в том числе и ценовую стратегию на внешних рынках.

Айкын Конуров, глава партии КНПК в нижней палате мажилиса парламента: «Казахстану еще рано примерять статус крупного газового поставщика»

В целом наличие альтернативного транспортного коридора в Европу, конечно, хорошо, ведь сейчас мы зависим в плане поставок в ЕС от позиции России. Но говорить о том, что Казахстан может стать крупным игроком на газовом рынке, пока не приходится.

Согласно прогнозам профильного министерства, добыча, а значит, и экспорт газа будут, скорее всего, сокращаться. Причины - увеличение обратной закачки нефтяниками и внутреннего потребления. Также не стоит сбрасывать со счетов провал отрасли в области разведки и подсчета запасов, что даже при большом желании сегодня невозможно исправить быстро.

Внутренне потребление газа опережает объемы добычи почти на 4%. Министерство прогнозирует, что к 2025 году объемы экспорта сократятся порядка на 3 млрд тонн от сегодняшних, что наглядно подтверждает утверждение о том, что Казахстану еще рано примерять статус крупного газового поставщика. На фоне 40 млрд тонн газа, что экспортирует Туркменистан, наши 13 млрд тонн сегодня смотрятся довольно бледно.

Наталья Мильчакова, заместитель директора информационно-аналитического центра Альпари: «При проведении дополнительных геологоразведочных работ на территории Казахстана могут быть обнаружены ранее неизвестные месторождения газа»

Заявление топ-менеджера азербайджанской SOCAR по транспортировке газа прикаспийских стран в Европу выглядит довольно неожиданно, с учетом того, что у SOCAR с Туркменистаном в последнее время испортились отношения по части транспортировки нефти, и государственная нефтяная компания Туркменистана уже меняет нефтетрейдера на европейского.

Возможно, что такое заявление продиктовано желанием азербайджанской компании не терять клиента, тем более, если этот клиент – дружественное прикаспийское государство. С другой стороны – здесь есть и определенный намек на то, что возможно развитие сотрудничества в других областях, не только в нефти, а также намек, что можно найти и других партнеров по транспортировке углеводородов в Европу, например, Казахстан.

Теоретически Казахстан и Туркменистан могли бы принять участие в «Южном газовом коридоре», так как инфраструктура строится, а одного азербайджанского газа Европе недостаточно. Казахстан не самый крупный игрок на мировом газовом рынке, но имеет неплохой потенциал роста. По объему извлекаемых запасов природного газа Казахстан, хотя и не входит в первую десятку крупнейших стран мира, но зато входит в двадцатку.

По оценкам ОПЕК, запасы газа в Казахстане в 2017 году оценивались в 1,93 трлн кубометров, это почти 1% от совокупного объема запасов газа в мире. Для сравнения: по оценкам ОПЕК, запасы газа Азербайджана, который уже является потенциальным поставщиком топлива для транспортировки по «Южному газовому коридору», немного меньше, чем в Казахстане, и составляют около 1,3-1,4 трлн кубометров, что соответствует 0,5-0,6% от мировых запасов и только 25-му месту Азербайджана в мире по запасам газа.

В то же время Казахстан вряд ли сможет стать таким же крупным поставщиком и экспортером газа, как Россия, - первое место в мире по запасам газа. Казахстан является экспортером газа, хотя его объемы экспорта не настолько высоки, как у России и даже как у Туркменистана.

Казахстан поставляет газ в Россию, а также в Украину и Узбекистан, кроме того, его потребителями являются еще Польша, Швейцария и Китай. Но они импортируют очень небольшие объемы, в основном для диверсификации. Пока газовая отрасль Казахстана не обеспечивает стране такие же большие доходы, как экспорт нефти.

Однако не исключено, что при проведении дополнительных геологоразведочных работ на территории Казахстана, в том числе на каспийском шельфе, могут быть обнаружены ранее неизвестные месторождения газа. Хотя такие же крупные месторождения, как открытые еще в СССР, сейчас вряд ли возможно будет обнаружить – крупных залежей углеводородов в мире все меньше и меньше. Страны ЕС в принципе заинтересованы в казахстанском и туркменском газе для целей диверсификации поставок, а один Азербайджан не может обеспечить столь крупные объемы, сколько обеспечивает Россия, занимающая 35% европейского рынка газа.

Ранее рассчитывали на иранский газ, однако, в условиях американского эмбарго, скорее всего, этот источник поставок для Европы будет исключен. Однако у «Южного газового коридора» есть недостаток, который сейчас уже легализован Еврокомиссией – на газопроводы из третьих стран теперь будет распространяться третья газовая директива ЕС, которая запрещает одной компании быть монопольным собственником транспортной инфраструктуры по транспортировке трубопроводного газа в ЕС.

Таким образом, корпорация ТАР AG, которая владеет более 50% в СП, которому принадлежит газопровод ТАР, должна будет диверсифицировать собственников, и продать часть пакета третьему лицу. Не исключено, что этим покупателем будет «Газпром». Так что сотрудничество России и Казахстана в газовой сфере может продолжиться и в новых условиях.

 

Комментарии