ПЯТНИЦА, 22 МАРТА 2019 ГОДА
4666 18-02-2019, 13:59

Бокс вне Олимпиады – как нож в горло казахстанскому спорту


Казахстанские боксеры продолжают оставаться в тревожном неведении: до сих пор неясно, будет ли этот самый медальный для нашей страны вид  спорта включен в программу Олимпиады-2020, до начала которой осталось менее чем полтора года. В то время как другие атлеты-«летники» уже вовсю сражаются за путевки в Токио, мастера ринга даже не знают, как будет осуществляться отбор на Игры.  

МОК против AIBA

На минувшей неделе появились два информационных повода, заставивших снова обратить внимание на ситуацию в любительском боксе. 13 февраля сайт международной федерац этого вида спорта (AIBA) опубликовал заявление ее президента Гафура Рахимова по итогам прошедшего в Стамбуле заседания исполкома. Правда, ничего принципиально нового, что позволяло бы надеяться на разрешение затянувшегося конфликта между AIBA и Международным олимпийским комитетом (МОК), Рахимов не сказал. Он только обратился с очередным призывом к руководству МОК: «Пора поставить наших спортсменов на первое место и оставить позади всю политику. Наши боксеры ждут, им нужно знать, когда, где и как пройдет отбор на Олимпийские игры. Они должны быть приоритетом для всех!». Томас Бах и его команда пока никак не отреагировали.

Буквально на следующий день в ряде зарубежных СМИ появилась информация: мол, представители AIBA сообщили о том, что некая «группа лиц из Казахстана» отправила в МОК анонимное письмо. Приводится текст этого послания: «В связи с ситуацией, сложившейся в боксе, наше объединение готово предоставить необходимую техническую составляющую и финансовые условия для проведения турнира без участия AIBA». Речь, видимо, идет как раз об отборочном турнире к Олимпиаде. Утверждается, что аналогичные письма направлены и в национальные федерации бокса разных стран. Команда Рахимова уже объявила о том, что все причастные к их рассылке будут найдены и наказаны за «саботирование позиции AIBA в олимпийском движении».

Тут следует напомнить, что кризис в отношениях между двумя организациями начался в конце 2017-го. Прелюдией к нему стали тяжелое финансовое положение AIBA, долги которой достигли 50 миллионов долларов (речь шла даже о возможном банкротстве), и вынужденная отставка в связи с этим ее многолетнего президента Чинг-Куо Ву. В декабре того же года МОК, чьи взносы более чем наполовину формировали бюджет AIBA, приостановил выделение «матпомощи», выдвинув требования, касающиеся наведения порядка в финансах, управлении, борьбе с допингом и судействе. А когда в конце января 2018-го временно исполняющим обязанности президента AIBA был избран Рахимов, которого на Западе считают чуть ли не мафиози, Томас Бах вообще поставил вопрос о возможном исключении бокса из олимпийской программы. Причем прозвучало это накануне открытия зимних Игр в Пхенчхане.

МОК сразу дал понять, что считает узбекского бизнесмена «нежелательной персоной». Бах не хотел с ним встречаться, оргкомитет всемирной юношеской Олимпиады, состоявшейся осенью в Буэнос-Айресе, не дал ему аккредитацию, а председатель комиссии МОК по этике в сентябре письменно сообщил Рахимову о том, что ему не стоит выдвигать свою кандидатуру на пост президента AIBA (выборы были назначены на начало ноября). Мотивировка звучала так: «это подвергнет дополнительному риску присутствие бокса в программе Олимпиады-2020 в Токио».

Тем не менее, на конгрессе, который прошел в столице России, его делегаты – представители национальных федераций стран, входящих в AIBA, –  избрали Рахимова. Он получил 86 голосов, тогда как его единственный конкурент Серик Конакбаев – 48. А в конце ноября свой ответный ход сделал исполком МОК. Он прекратил на неопределенный срок контакты с AIBA и обязал оргкомитет Олимпиады-2020 поступить так же. Соответственно были «заморожены» система отбора боксеров на Игры в Токио и продажа билетов на их олимпийские соревнования. Заодно МОК создал специальную комиссию, которая должна провести расследование ситуации в международной федерации любительского бокса и представить свои предложения.

«Кремлевский» гонор

Перед прошлыми летними Играми использовалась многоступенчатая система олимпийской квалификации. Путевки в Рио-де-Жанейро разыгрывались на чемпионате мира, на континентальных и мировом отборочном турнирах, через Всемирную серию бокса (WSB) и AIBA Pro Boxing. Судя по имеющейся информации, что-то подобное планировалось и теперь. Но взять, например, WSB. Уже заканчивается февраль, а об этом турнире ничего не слышно. В 2015-м, когда в его рамках разыгрывались олимпийские лицензии (одна из них досталась нашему Василию Левиту), он стартовал в январе, а в последующие годы, самое позднее, в начале февраля. А загляните сейчас на сайт WSB – последняя информация датирована 28 сентября, когда в финальном противостоянии сезона-2018 казахстанская команда проиграла кубинской. В декабре наша федерация бокса объявила о прекращении своего участия в проекте, и по нему теперь, похоже, можно справлять поминки.  

Что касается чемпионатов мира нынешнего года, то и мужской, и женский должны пройти в сентябре-октябре в России. Первый планировалось провести в Сочи, но в конце прошлого года решение изменили в пользу Екатеринбурга. А женский ЧМ примет Улан-Удэ. Будут ли эти чемпионаты мира иметь статус лицензионных турниров или же станут, так сказать, вещью в себе – на этот вопрос сегодня никто не сможет дать точного ответа.  

Вообще, надо сказать, что Федерация бокса России и ее молодой, но очень амбициозный генеральный секретарь Умар Кремлев, который в ноябре прошлого года стал первым представителем РФ, избранным в исполком AIBA, явно стремятся быть ключевыми игроками в мировом любительском боксе. Отнюдь не случайно последний  конгресс AIBA и выборы ее президента прошли именно в Москве, а теперь Россия примет оба мировых первенства. Кремлев становится и одним из главных рупоров нынешнего руководства AIBA. Правда, адекватность его заявлений, мягко говоря, вызывает сомнения.   

Так, в конце ноября, когда МОК объявил о «заморозке» отборочной кампании к летним Играм-2020, Кремлев сказал во всеуслышание буквально следующее:  «Если бокс уберут из программы ОИ, это то же самое, что зимняя Олимпиада без хоккея. МОК потеряет и финансы, и авторитет. Бокс — один из самых популярных видов спорта. Как его можно убрать? Если бокса не будет, то рухнет олимпийская система видов спорта. Это будет глупо».

Что касается популярности, то любительский бокс уже давно ее растерял. Об этом красноречиво свидетельствует тот факт, что те же чемпионаты мира транслирует для своих любителей спорта лишь считанное количество стран. Всем остальным он неинтересен. То же самое касается олимпийских поединков на ринге, которые по степени «смотрибельности» не выдерживают никакого сравнения с соревнованиями легкоатлетов, пловцов, дзюдоистов, даже гимнастов, не говоря уже об игровых видах спорта. Вы видели когда-нибудь бои боксеров-любителей, например, на «Евроспорте»? А раз нет интереса со стороны телевидения, то о каких финансах, которые якобы может потерять МОК (главные статьи его доходов составляют продажа прав на телетрансляции и связанные с этим спонсорские и рекламные контракты), может идти речь? Совершенно другое дело – профессиональный бокс, но к нему МОК не имеет никакого отношения.

Что касается авторитета, то МОК, скорее, только приобретет его, если исключит из олимпийской программы вид спорта, который в последние годы погряз в скандалах, вызванных судейским произволом и обвинениями в том, что результаты боев на ринге заранее «расписываются», а медали заранее распределяются в кабинетах AIBA.

Так что МОК может спокойно лишить бокс олимпийской прописки и ничего из-за этого не потеряет. И тем более он не позволит разговаривать с собой на языке ультиматумов. А в том, что МОК способен пойти далеко, все мы убедились перед Олимпиадой-2016 на примере очень большой группы российских атлетов, многих из которых лишили (кого-то заслуженно, кого-то необоснованно) возможности выступить в Рио-де-Жанейро. Неужели спортивные функционеры РФ, в том числе Кремлев, не извлекли уроков из той печальной истории?

«Раскольники» или «спасатели»?

Для Казахстана любительский бокс имеет гораздо более важное значение, чем для России. Как с точки зрения количества занимающихся им детей (особенно в глубинке, где он, наряду с борьбой, является безусловным лидером среди всех видов спорта), так и с точки зрения завоевания олимпийских медалей. Достаточно сказать, что за годы независимости РК наши мастера ринга привезли с летних Игр 23 награды, в том числе 7 золотых. С ними в этом плане могли бы конкурировать штангисты, но все мы прекрасно знаем, чем в итоге обернулись их успехи. Во всех же остальных видах спорта достижения намного скромнее. И если предположить, что на Олимпиаде-2020 не будет бокса (в тяжелой атлетике по известным причинам мы тоже не можем рассчитывать на многое), то получится, что Казахстану брать медали, тем более золотые, в Токио практически негде.  

Поэтому вполне объяснимо стремление руководителей отечественного спорта найти выход из сложившегося тупика. К тому же и Национальным олимпийским комитетом, который с прошлого года отвечает за весь спорт высших достижений в стране, и Казахстанской федерацией бокса (КФБ) руководит один и тот же человек – Тимур Кулибаев. Прошлогодняя попытка его команды поставить во главе AIBA своего человека – Серика Конакбаева – и тем самым восстановить нормальные отношения с МОК оказалась безуспешной. Теперь, надо полагать, предпринимаются какие-то другие действия.  

Трудно сказать, кто конкретно подразумевается под некой «группой лиц из Казахстана», отправившей в МОК и в национальные федерации других стран письма, о которых  говорилось в самом начале публикации и которые вызвали резкую реакцию в AIBA. Возможно, скоро мы это узнаем. Но в любом случае руководство КФБ, судя по всему, не собирается сидеть сложа руки, безучастно наблюдая за ситуацией, тем более что AIBA не выдвигает никаких внятных предложений, которые бы позволили разрешить конфликт с Международным олимпийским комитетом. Это можно назвать раскольничеством, а можно – попыткой спасти любительский бокс.

Разумеется, «спасательная миссия» должна стать только первым шагом, как бы оперативно-тактической задачей. Если ее удастся решить, то затем надо будет заняться стратегической – сделать любительский бокс более зрелищным и интересным, вернуть ему былую популярность, изжить весь накопившийся в нем за последние десятилетия негатив (коррупцию, предвзятое судейство и т.д.). Но это уже другая тема…

 



Комментарии