ПЯТНИЦА, 19 ИЮЛЯ 2019 ГОДА
1985 20-10-2018, 07:00

Правительство особого реагирования


Работа правительства Бакытжана Сагинтаева довольно часто подвергается критике. Нередко она заслужена и обоснована. Но главное – практически мгновенно «заводит толпу». Любой минус, допущенный командой премьера, тут же отдается серией громких взрывов в социальных сетях. Плюсы же замечать у нас почему-то «неприлично». А между тем, их на счету у этого состава правительства немало. И самый жирный из них, наверное, в том условном рефлексе, который выработался у подчиненных Бакытжана Сагинтаева не так давно – после проведенной конституционной реформы. Заключается он в адекватном и своевременном реагировании на проблемы, вызывающие резонанс в обществе. Если задаться целью и систематизировать общедоступные факты, то в этом нетрудно убедиться.

Сырьевая ловушка, или Правила выхода из тупика

В прошлом месяце Ассоциация предприятий легкой промышленности забила в набат, заявив, что кожевенные производства Казахстана находятся на грани закрытия. Из-за того, что сырье (а речь идет о необработанных шкурах крупного и мелкого рогатого скота) нелегально «уходило» в Китай, отечественные обувные предприятия оказались загруженными от силы на 30-50 процентов, кожевенные же и того меньше – на 10-30 процентов. Ситуация, что ни говори, аховая, и специалисты видели из нее только один единственный выход. Как заявляла руководитель Ассоциации Любовь Худова, апеллируя к опыту 2016-2017 годов, когда кожевенная отрасль тоже попала в сырьевую ловушку, решить проблему способен только запрет на вывоз из Казахстана шкур в необработанном виде.

Правительство экстренно отреагировало на проблему. Буквально через несколько дней после того, как СМИ растиражировали информацию о плачевном положении дел в отрасли, пресс-служба Министерства по инвестициям и развитию заявила, что в ходе заседания межведомственной комиссии принято решение о введении запрета. А значит, в ближайшей перспективе отрасль ждет восстановление и подъем, что особенно ценно именно сейчас, когда выпускаемая ею продукция нарасхват не только на внутреннем, но и на внешних рынках.

Оперативно сработал Кабмин и в другой аналогичной ситуации – в решении проблем целлюлозно-бумажной отрасли, как под копирку списанных с трудностей кожевенников.

Ребром вопрос встал также в прошлом месяце и также упирался в нехватку сырья. Дошло до того, что предприятия не просто вынуждены были сократить объемы, но и вовсе заморозить производства – на прикол встали два комбината – в Лисаковске и Караганде. По словам председателя правления Ассоциации упаковщиков Батырбека Аубакирова, виной тому стала утечка сырья в соседние Кыргызстан, Узбекистан и Россию, которые готовы платить за килограмм макулатуры цену в два раза большую, нежели отечественные предприятия.

Отрасль, по сути, оказалась в тупике, а некогда успешные предприятия, производящие упаковочную тару, на грани банкротства. Повышение закупочных цен на сырье до уровня, к примеру, российских для казахстанских производителей стало бы путевкой на тот свет, превратив изготавливаемый ими продукт в предмет роскоши, а не конкурентоспособный товар.

Возможно, так бы и произошло, если бы в ситуацию не вмешалось государство. В конце сентября было принято решение о целесообразности введения запрета на вывоз с территории Казахстана макулатуры. Теперь производители упаковки рассчитывают не только на восстановление отрасли, но и на существенный рост ее объемов, что наблюдалось во время действия аналогичного запрета в 2016-2017 годах. Глава Ассоциации упаковщиков вспоминает, что загруженность предприятий доходила до 100 процентов, мощности были увеличены на 3540 процентов, выплаты в бюджет тоже выросли на 55 процентов.

Предприятиям удавалось даже создавать новые рабочие места. Вот и на этот раз ожидается, что введение запрета принесет хороший урожай – бюджет получит дополнительно 1,5 миллиарда тенге, а три тысячи казахстанцев — постоянную работу.

Надо отдать должное руководству кабмина: прежде чем принимать столь решительные шаги по защите отечественных производителей, они успевают досконально разобраться в ситуации, взвесив все «за» и «против». Ведь не попалось же правительство на тот «сахарный» хайп, что устроили эксперты компании Raimbek, заявлявшие, что в стране закончился сахар, и «бабушкам и дедушкам варенье не на чем будет варить».

Точки над i были расставлены быстро. Оказалось, что ноги у этой истории растут из недовольства предпринимательства отменой льготных преференций и введением пошлин на ввоз сахара из стран, не входящих в Евразийский экономический союз, а все разговоры о его дефиците – не более чем сопутствующая изменениям истерика. Как пояснило Министерство национальной экономики, в Казахстане с начала текущего года произведено 138 тысяч тонн сахара, еще 121 тысяча тонн завезена, и в стабилизационных фондах достаточный запас этого продукта. В Министерстве же сельского хозяйства напомнили авторам домыслов о том, что введение таможенных пошлин – мера, конечно же, непопулярная, но чрезвычайно важная для дальнейшего развития национальной экономики и укрепления ее отраслей. Она «должна в итоге привести к динамичному росту внутреннего производства, увеличению процентного соотношения товара, переработанного на отечественных предприятиях на внутреннем рынке...

Переход не будет простым, но его нужно реализовать, в первую очередь, для обеспечения продовольственной безопасности государства. Данная модель призвана развивать межотраслевые и межхозяйственные связи от производства сырья до реализации сахара, что в конечном итоге будет положительно влиять на снижение стоимости продукции свеклосахарного производства и удовлетворение потребительского спроса, развитие всей цепи сельхозтоваропроизводителей», – говорится в специально подготовленном прессрелизе ведомства.

Резать, не дожидаясь перитонита, или Глас вопиющего услышан

Экстренно власти стали реагировать и на обращения населения в СМИ и социальных сетях. В качестве иллюстрации можно вспомнить тот резонанс, что вызвали поправки в законодательство о возможности появления запрета на курение в общественных местах. Блогеры и профессиональные юристы сразу же вынесли свой вердикт – речь идет о запрете дымить на улицах. Как только эта мысль была оформлена в письменном виде, обитатели соцсетей сошлись в рукопашной. Досталось всем, и курильщикам, и тем, кто табачный дым на дух не переносит, и властям, планирующим столь неоднозначный шаг.

Неизвестно, чем бы дело кончилось, но в ситуацию вмешалось Министерство здравоохранения. С «белым флагом» на ристалище вышла руководитель управления профилактики и мониторинга заболеваний ведомства Гульнара Куспекова, сумевшая снять накал нешуточного противостояния. Она пояснила, что о введении запрета курить на улице речь не ведется. «Это же проект, он обсуждается с населением, с экспертами. Каждый может прислать свое мнение по нему, отправить нам свои вопросы», – уточнила она. По словам представителя ведомства, что должно входить в понятие «общественного места» – еще только предстоит решить экспертам, к которым могут подключиться все желающие казахстанцы. И, надо заметить, такая готовность к диалогу, продемонстрированная Министерством здравоохранения, забила гол в ворота общественного возмущения.

И такая реакция на социально-значимые вопросы, поднимаемые населением, свойственна не только центру, но и регионам.

Например, недавно жители поселка Красный Яр из Акмолинской области устроили бунт с привлечением телевидения, отстаивая право на существование единственного в населенном пункте лечебного учреждения – Кокшетауской городской больницы с поликлиникой No2, обслуживающей не только 14-тысячное население поселка, но и жителей еще шести близлежащих сел и аулов. Взбудоражили их слухи о грядущих сокращениях медицинского персонала, превращении поликлиники в центр семейного здоровья и необходимости обращаться за стационарной медпомощью в областной центр – Кокшетау.

Местным властям удалось вовремя погасить пламя разгоравшегося пожара, донеся до населения поселка истинный смысл грядущих преобразований, отделив их от не имеющих под собой оснований слухов. Управление здравоохранения области пояснило, что благодаря изменениям население Красного Яра действительно сможет получать круглосуточную квалифицированную и специализированную медицинскую помощь как в экстренном, так и в плановом порядке в условиях медучреждения областного центра, в частности, в городской больнице No1 Кокшетау, но так же по-прежнему им будет оказываться стационарная, терапевтическая и стационарозамещающая помощь в селе Красный Яр.

Сельская больница в Красном Яре была передана в Центр первичной медико-санитарной помощи. Однако место дислокации находящихся в ее ведении двух стационаров – общего профиля и сестринского ухода – фактически осталось прежним, и теперь жители села, прикрепленные к центральному медицинскому учреждению, имеют возможность получить более широкий спектр медицинских услуг.

Другой пример – из Северо-Казахстанской области. Там уже в первых числах сентября, еще до начала отопительного сезона, резко взлетели цены на уголь. Акимат области сразу же взял ситуацию под контроль, а глава региона Кумар Аксакалов поручил соответствующим органам держать на контроле вопросы поставок твердого топлива, его транспортировки от тупика до подворий, а также следить за ценами на уголь. «У нас должен быть постоянный мониторинг по поставке объемов угля.

Ежедневно во всех социальных сетях надо показывать, какой объем лежит на тупиках, и какая цена. Если где-то цена начнет колебаться, то сразу нужно обращаться в антимонопольный орган», – заявил он.

А вот еще несколько фактов для размышления. В начале осени в Интернете появилось видео, наделавшее много шума. Девочек в хиджабах из села Фирдоуси Туркестанской области не пускали в школу. Несмотря на то, что скандал был предсказуемым – ношение хиджабов в общеобразовательных учреждениях в Казахстане запрещено, из Министерства образования в село приехала комиссия. Совместными усилиями с региональными властями проблему удалось решить. Члены комиссии, сотрудники районного акима, педагоги отправились по домам школьниц с разъяснениями действующих норм и требований к внешнему виду учениц. В итоге 160 учениц сняли платки и регулярно посещают занятия с непокрытой головой.

Впрочем, нередко скандалы разгораются на пустом месте. Но и в таких случаях, чтобы тень не нашла на плетень, представителям властей приходится искать общий язык с силами, их провоцирующими. Стоит лишь вспомнить шум, поднятый на всю республику родителями актюбинских учеников, которых якобы обязывали перейти на обучение в частную школу.

Не зная подробностей этой истории, можно напридумывать все что угодно. Да и родители учеников, затеявшие свару, скорее всего, услышали звон, а в деталях разобраться не успели. На самом деле, скандал не стоил и выеденного яйца. Как оказалось, все домыслы о том, что детей лишают бесплатного образования в государственных школах, предлагая альтернативу – платное образование, не имеют под собой оснований.

Переводом детей из государственных школ в частные региональные власти хотели лишь решить хроническую для Актобе проблему переполненности школ и нехватки в них ученических мест. Родителям же ни за что платить не нужно. В управлении образования области не перестают пояснять, что «за каждого ребенка, перешедшего в частную школу, государство обеспечит подушевое финансирование». Когда эта мысль все же была донесена до сознания перенервничавших родителей, ажиотаж спал сам собой.

 

Комментарии