ПЯТНИЦА, 14 ДЕКАБРЯ 2018 ГОДА
5129 19-01-2018, 09:30

Шукеев вместо Мырзахметова: рокировка с непредсказуемыми последствиями


Сельское хозяйство всегда было стратегически важной для Казахстана отраслью, на развитие и поддержание которой государство ежегодно выделяет баснословные суммы. Поэтому фигуре того, кто стоит у руля Минсельхоза, регулируя финансовые потоки, уделяется самое пристальное внимание. Недавно пост главы ведомства оставил Аскар Мырзахметов, а освободившееся место занял Умирзак Шукеев. 

«Это все, что останется после меня…»

Эксперты в большинстве своем склоняются к тому, что не произошло ничего примечательного, намекая на известную поговорку про шило и мыло. Но, думается, не все так однозначно. … Когда чуть больше полутора лет назад Минсельхоз возглавил Аскар Мырзахметов, особых надежд это кадровое решение не вызвало, несмотря на то, что он во второй раз сел в кресло главы аграрного ведомства. Хотя бы потому, что первый опыт его руководства отраслью назвать удачным довольно сложно. Депутаты парламента не раз пеняли Аскару Мырзахметову, занимавшему пост министра сельского хозяйства с конца августа 2005-го по май 2006-го, на то, что он и его подчиненные излишне увлеклись «благотворительностью» за государственный счет, превратив господдержку в банальную кормушку. «Субсидирование сельского хозяйства фактически является «черной дырой» бюджета страны», – заявляли они и требовали от министра спуститься с небес на землю и наконец-то заняться решением системных проблем отрасли. А их к тому времени накопилось немало.

Это и неконкурентоспособность продукции отечественного производства, и находящаяся в зачаточном состоянии система ее заготовки и переработки, и на ладан дышащая техника, а также воз и маленькая тележка других, не менее острых и насущных проблем. Они вроде бы озвучивались командой Мырзахметова, но дальше слов дело обычно не шло. Так что воспоминания о его первом пришествии в ведомство остались не самые приятные.

Шукеев вместо Мырзахметова: рокировка с непредсказуемыми последствиями

 

Не прибавляло оптимизма и то, что Мырзахметову пришлось во второй раз войти в ту же реку на фоне скандалов, регулярно возникавших вокруг его предшественника Асылжана Мамытбекова. Последний больше всего запомнился своим филигранным умением регулярно выуживать из бюджета «золотых рыбок» ценой в сотни миллионов, а то и в нескольких миллиардов тенге, не отчитавшись при этом за освоение уже выделенных финансов. Но, видимо, пост акима Южно-Казахстанской области, который Мырзахметов занимал более шести лет, стал хорошей площадкой для наработки незаменимого опыта.

По крайней мере, в Минсельхоз он вернулся, если так можно выразиться, новым человеком – уверенным в себе и умеющим масштабно мыслить государственным менеджером. Сегодня эксперты говорят, что наследие, которое Мырзахметов оставил после себя Умирзаку Шукееву, оценить сложно – мол, слишком мало он проработал на этой должности. Но на самом деле за те полтора года, что Аскар Исабекович возглавлял Минсельхоз, он сделал немало. И, честно сказать, не выглядел чиновником, по недоразумению занявшим чужое место, что выгодно отличало Мырзахметова от многих его предшественников.

Во всяком случае, он не позволил себе утонуть в «перспективных планах» и в обилии программ, а выстроил новую дорогу, если не сказать безсветофорную транспортную развязку, по которой сельскохозяйственная отрасль способна двигаться с минимальными затруднениями. Впрочем, для того, чтобы это понять, нужно вспомнить стартовые позиции, с которых ему пришлось двигаться.

Во-первых, это системное неосвоение бюджетных средств по программам, оператором которых выступало министерство. По этому показателю Минсельхоз нередко выбивался в лидеры среди других государственных органов. Причем речь шла о действительно баснословных суммах, которые зависали в воздухе.

Например, в 2013 году по статье «Ветеринарные мероприятия и обеспечение пищевой безопасности» ведомство умудрилось недоосвоить 4,4 миллиарда тенге, на строительстве объектов в сфере ветеринарии – 2,1 миллиарда. И таких примеров масса. Еще более аховой была ситуация с проектами, реализуемыми за счет внешних заимствований, – доля неосвоенных заимствований, по данным Счетного комитета, составляла от 19 до 100 процентов.

Во-вторых, низкое качество выходивших из недр министерства законопроектов и государственных программ, – оно не выдерживало никакой критики. В частности, можно вспомнить «светопреставление» весны 2016-го, вызванное поправками в Земельный кодекс, за что министр Мамытбеков получил от главы государства выговор.

В-третьих, многочисленные провалы, допущенные при реализации госпрограмм, инициатором которых нередко выступал сам Лидер нации. Взять для примера идею наращивания экспортного потенциала в животноводстве, которая на практике обернулась банальным очковтирательством со стороны сотрудников Минсельхоза. Про откормочные площадки, на строительство которых при поддержке государства тратились миллиарды тенге, и вовсе вспоминать не хочется – профанация и показуха. Перед приездом важных гостей из Астаны скот на такие «ноу-хау»-объекты нередко собирали со всей области, чтобы продемонстрировать «боеготовность», которой и в помине не было.

В общем и целом Аскару Мырзахметову за достаточно короткий срок удалось нивелировать тот негатив, флером которого была овеяна деятельность сельскохозяйственного ведомства и который был связан в том числе с серией громких арестов в самом министерстве и коррупционными скандалами в его «дочках». Мало того, он сумел инициировать такие начинания, на которые, скорее всего, и рассчитывал президент, назначая его на эту должность.

Шукеев вместо Мырзахметова: рокировка с непредсказуемыми последствиями

Прежде всего, речь идет о разработке государственной программы развития агропромышленного комплекса на 2017-2021 годы, главная цель которой заключается в переходе от сырьевого производства к выпуску качественной готовой продукции. Дополнительно к ней Минсельхоз подготовил карты развития АПК, представляющие собой, можно сказать, пошаговые инструкции по реализации каждого направления реформ. Да, новый «путеводитель в сытое будущее» вызвал некоторое недоверие. Оно было вызвано тем, что в программе предусмотрен рост государственных расходов на субсидирование сельхозпроизводителей, на чем, напомним, когда-то Мырзахметову так и не удалось съесть собаку.

В то же время нужно отметить, что размер и формы господдержки его команда четко и логично увязала с конечным результатом, а это встречается крайне редко, особенно в последнее время. К разработке программы Мырзахметов привлек не только, как выражались депутаты, «кабинетных мальчиков, ни разу не бывавших на селе», но и профессионалов – солидный экспертный пул, ученых, представителей компаний, непосредственно работающих в аграрном секторе. Были пересмотрены 65 видов ранее существовавших субсидий. Из них 11 признаны неэффективными и исключены, применительно к четырем десяткам изменены критерии, что позволило сэкономить 25 миллиардов тенге бюджетных средств, направив их на решение других задач.

В итоге программа начала приносить результаты уже в первый год своей реализации. Для наглядности приведем лишь несколько фактов: – в 2017 году кредиты на посевные и уборочные работы впервые предоставлялись конечным заемщикам под 6 процентов годовых (прежде было не меньше 9-10 процентов). При этом кредитование началось на месяц раньше обычного, что дало аграриям необходимую как воздух временную фору; – объем валовой продукции сельского хозяйства за январь-сентябрь 2017-го по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года увеличился на 2,1 процента, производство продуктов питания выросло на 4,5 процента; – в рамках того же бюджета за счет пересмотра приоритетов увеличено финансирование семеноводства – с 3,7 до 7,2 миллиарда тенге. Доля элитных семян в общем объеме посевного материала возросла на 40 процентов, а доля низкокачественных сократилась в 1,7 раза; – благодаря реализации предусмотренных госпрограммой мер за десять месяцев прошлого года по сравнению с аналогичным периодом 2016-го объем производства крупы увеличился на 33,3 процента, макарон – на 10,6, масла сливочного – на 9,1, молока обработанного и сливок — на 2,8 процента. То есть возросли объемы выпуска именно готовой продукции. И это далеко не полный перечень достижений Мырзахметова и его команды.

Стоит отметить и другую деталь, характеризующую теперь уже бывшего министра. Возглавив аграрное ведомство, Аскар Исабекович не стал уподобляться той самой новой метле, которая вместе с сором способна вымести и крупицы золота. Напротив, он показал себя как настоящий профессионал. Да, не стал продвигать принятую при Мамытбекове слишком дорогостоящую программу «Агробизнес-2020», предложив вместо нее более адекватную и гибкую альтернативу, но в то же время поддержал идею сельхозкооперации, которую активно продвигал его предшественник. При Мамытбекове процесс застопорился из-за несовершенства заложенных под реализацию этой инициативы законодательных норм и финансовых механизмов, а также из-за опасений сельхозпроизводителей, которые боялись вновь оказаться прикованными наручниками к колхозам и совхозам.

При Мырзахметове же все точки над i были расставлены, и поддержка государства дошла до конечного пользователя – агрария. Как следствие, за десять месяцев прошлого года в республике было создано 770 кооперативов при плановом показателе 326. В товарное производство сельхозпродукции вовлечены 56 тысяч личных подсобных и мелких фермерских хозяйств. Кооперативами уже заготовлено более 44 тысяч тонн молока и 13 тысяч тонн мяса. Это позволило увеличить среднюю загрузку предприятий по переработке молока с 60 до 65, мяса – с 55 до 60 процентов. Адекватно реагировала команда Мырзахметова и на экстренные ситуации. Вспомните хотя бы прошлогоднюю историю с крупнейшими зерновыми холдингами страны, такими, как «Иволга» и «КазЭкспортАстык». Оказавшись по уши в долгах, они фактически перешагнули грань банкротства, что, естественно, грозило срывом посевной кампании, особенно если учесть, что на долю проблемных холдингов приходится порядка 8 процентов зернового производства страны. В ситуацию вмешался лично глава государства, который поручил Мырзахметову «тучи развести руками». И у последнего все получилось.

Даже та жесткость, с которой он вспахивал доверенное ему поле и которая вызывала отторжение со стороны аграриев, в итоге стала для Мырзахметова плюсом. Взяв линию на диверсификацию растениеводства с целью сократить площади под пшеницей, по которой наблюдается перепроизводство, и отдать эти земли под другие, более востребованные на рынках сельхозкультуры, он не мог не нажить себе оппонентов. Министр казался многим даже этаким Дон Кихотом, борющимся с ветряными мельницами. Впрочем, длилось это недолго. Крестьяне по старинке засеяли свои наделы пшеницей, собрали знатный урожай и остались один на один с проблемой его реализации. Как и предупреждал Мырзахметов.

Конечно же, не обошлось и без минусов. Главный из них заключался в том, что суперпрограмма Мырзахметова по переводу сельского хозяйства на новые рельсы пока не повлияла существенным образом на рост доли агропромышленного сектора в ВВП страны, о чем, кстати, не так давно говорил и премьер-министр Бакытжан Сагинтаев. С другой стороны, со времени старта программы прошло меньше года, а финиширует она только в конце 2021-го, так что ставить запятую в предложении «казнить нельзя помиловать», как ни крути, рановато.

Что касается других моментов, отбросивших тень на светлый облик Аскара Мырзахметова в роли министра сельского хозяйства, то их не так уж много. Ключевых лишь несколько – недостаточный приток иностранных инвестиций в сектор (их уровень упал больше чем наполовину в сравнении с предыдущими годами) и сохраняющаяся проблема низкой эффективности использования земель сельхозназначения.

На колу мочало – начинай сначала?

Сделать аграрный сектор новым драйвером экономики страны теперь поручено Умирзаку Шукееву. С одной стороны, ему вполне под силу решить задачу, поставленную перед ним главой государства. Все-таки он обладает достаточной политической зрелостью и разнообразным опытом, наработанным на различных должностях. В плюс Умирзаку Естаевичу можно записать также присущую ему способность принимать взвешенные решения и идти на компромисс. Кроме того, он не раз доказывал, что умеет всесторонне рассматривать проблему (недаром эксперты говорили о наличии у него «макроэкономического угла зрения») и детально просчитывать ходы. А это безусловное подспорье на новой должности.

С другой стороны, итоги работы Умирзака Шукеева в Фонде национального благосостояния не внушают оптимизма. Можно ограничиться лишь несколькими фактами, чтобы убедиться в такой оценке. Например, несколько лет назад глава государства возмутился раздутыми штатами в ФНБ «Самрук-Казына» и призвал Умирзака Естаевича изо всех сил бороться с этой напастью. Но после этого штаты вовсе не сдулись, а, напротив, продолжали расти как на дрожжах. В 2009 году, задолго до отделения от «Самрук-Казыны» институтов развития, нашедших прописку в «Байтереке», и избавления фонда от непрофильных активов путем приватизации, общая численность персонала в группе компаний ФНБ составляла 260 тысяч человек.

В 2014-м здесь нашли приют свыше 320 тысяч работников, а в 2015-м эта цифра увеличилась до 331,8 тысячи. В середине прошлого года стало известно, что общая численность персонала по группе компаний составляет уже 350 тысяч человек. Или вот другой пример. Коэффициент рентабельности активов ФНБ «Самрук-Казына» за последние несколько лет снизился в 2,7 раза – с 7 до 2,6 процента в 2016 году. Аналогичная ситуация с коэффициентом рентабельности собственного капитала: уменьшение в 2,8 раза – с 15 до 5,4 процента. А если учесть ежегодные убытки обесценивания, исчисляющиеся десятками, а то и сотнями миллиардов тенге, плюс регулярно выявляемые Счетным комитетом финансовые нарушения на те же миллиарды, то, как минимум, напрашивается вопрос о степени эффективности менеджмента.

Как известно, короля играет свита, и продуктивность работы Умирзака Естаевича в должности министра сельского хозяйства будет определяться, в первую очередь, качественным составом его команды. И сегодня Шукеев окружает себя людьми бывалыми, знающими отрасль и хорошо разбирающимися в ее проблемах. Недавно в Минсельхоз вернулись Арман Евниев, занимавший посты ответсекретаря и вице-министра ведомства, и Гульмира Исаева, тоже в прошлом вице-министр. Пока сохраняют свои позиции Рустем Курманов и Ерлан Насынбаев, в профессионализме которых сомневаться не приходится.

Единственное, чем может подвести Шукеева такая команда, – так это стилем своей работы, который годами вырабатывался под руководством разных министров. На креативность с их стороны рассчитывать не приходится. Скорее, господа-товарищи будут плыть по течению в уже сформированном русле, склоняя к такому способу грести лапками и своего непосредственного начальника. Косвенно это подтверждают и первые шаги Умирзака Естаевича на посту министра сельского хозяйства. В частности, речь идет о решении дополнительно закупить у производителей зерна за счет бюджета два миллиона тонн пшеницы по «достойной цене» (которая, как отмечают эксперты, существенно выше рыночной), чтобы снять напряжение, сложившееся в аграрном секторе.

Решение это созрело аккурат после прихода в Минсельхоз Шукеева и своим появлением на свет фактически торпедировало начавший набирать обороты процесс диверсификации растениеводства, который имел хорошие перспективы встряхнуть отрасль, переведя ее на рыночные рельсы и заставив производителей задуматься о собственной конкурентоспособности. Похоже, Мырзахметова «продавить» не получилось, а Шукеева – удалось. И специалисты уже опасаются по поводу того, что такой фокус с Умирзаком Естаевичем можно будет проворачивать каждый год… Регулировать ситуацию в «ручном режиме», либо не доверяя рыночным механизмам, либо перестраховываясь от непредвиденных последствий, наверное, тоже неплохо. Но можно ли такими методами решить задачи по подъему АПК, поставленные Лидером нации в его недавнем Послании и зафиксированные в госпрограмме развития сектора на ближайшие годы, – как говорится, вопрос вопросов.

 

Комментарии