ВОСКРЕСЕНЬЕ, 22 ОКТЯБРЯ 2017 ГОДА
4617 28-09-2017, 09:48

Осень 2017-го: какие министры – первые кандидаты «на вылет»?

Станет ли текущая осень временем серьезных рокировок в правительстве? Кто из министров является первым кандидатом «на вылет»? Есть ли шансы у самых критикуемых сейчас в соцсетях и СМИ глав ведомств сохранить свои посты, и кто мог бы их безболезненно заменить? Попытаемся разобраться.

 

Султанбек Султангалиев, политолог:

«Усидит ли Сагинтаев в кресле премьер-министра?»

– Как правило, осень традиционно является сезоном персональных изменений в составе кабинета министров. Тем более это возможно в связи с пресловутым транзитом власти, сложным экономическим положением в стране и обострившейся борьбой подковерных палуанов за контроль над имеющимися финансовыми и информационными ресурсами.

Прежде всего, я сильно сомневаюсь в том, что сам Бакытжан Абдирович сможет усидеть в кресле премьера до конца текущего года. И дело здесь не в многочисленных нареканиях к экономическому блоку правительства, не в пробуксовке неоднозначной реформы в здравоохранении (ОСМС), не в скандалах, сотрясающих Министерство образования, не в недоработках проекта «Цифровой Казахстан», который подвергся публичной критике со стороны главы государства…

Бакытжан Сагинтаев по-прежнему пользуется полным доверием президента, и лично к нему как к премьер-министру особых претензий, думаю, нет. Однако Казахстан переживает сложный в политическом и социально-экономическом плане период, и на посту премьер-министра сегодня востребован жесткий антикризисный менеджер, имеющий к тому же возможность раздавать подзатыльники расшалившимся шалопаям в министерских креслах. К тому же (абсолютно субъективный фактор) в моем варианте транзита власти окончательная расстановка на политической доске при переходе в эндшпиль предполагает в кресле премьер-министра более тяжелую политическую фигуру. В этом случае комбинация будет выглядеть устойчиво, надежно и логично, как у сильного гроссмейстера в классических шахматах. Хотя, возможно, президент предпочтет своего рода «блиц», то есть одномоментное перемещение главных субъектов на важных должностях.

Вероятно, я не буду одинок во мнении, если скажу, что главным кандидатом на вылет среди «птенцов» из «гнезда» Сагинтаева является министр образования и науки Ерлан Сагадиев. Скандалы сначала с распределением грантов по итогам ЕНТ, а затем с учебниками, на которые в течение двух лет было выделено из бюджета 27 миллиардов тенге, продолжающееся малопонятное реформирование школьного образования – все это свидетельствует об остром кризисе управления в данном ведомстве и о беспомощности самого министра, который неспособен навести элементарный порядок в МОН. А угрозы со стороны министерства в адрес пользователей социальных сетей демонстрируют отсутствие адекватных советников в окружении Сагадиева.

В странах Запада при таком грустном стечении обстоятельств министры подают в отставку, дабы сохранить лицо и хотя бы остатки уважения в глазах общественности. У нас же совершенно другая система, и может быть принято любое решение. Но могу сказать следующее: у министра, над которым уже смеются все кому не лень, нет шансов продержаться на своем посту сколь-нибудь долго.

А вот Елжан Биртанов, на мой взгляд, может остаться в составе правительства. По одной простой причине – необходимо как-то довести до ума реформу с ОСМС, вызвавшую неоднозначную реакцию населения и экспертного сообщества. Поскольку главная ее идея заключается в том, чтобы переложить часть расходов с госбюджета на народ, то подобный и ставший уже традиционным «священный джихад» чиновничества против кошельков казахстанцев должен быть доведен до логического завершения.

Министр внутренних дел Калмуханбет Касымов, в ведомстве которого то и дело возникают скандалы (например, разборки между самими полицейскими чинами) тоже имеет все шансы на то, чтобы продолжить свою деятельность в прежней ипостаси. В период транзита на таком посту востребован человек, не боящийся принимать жесткие и даже жестокие решения.

Кто-то из министров экономического блока должен повторить участь приснопамятного «ПАТАМУШТА», но кто из троих лишится своего поста – это и неинтересно, и, по большому счету, неважно.

Кто бы мог заменить министров, чьей работой население особенно недовольно? К сожалению, назначение на такие должности в подавляющем большинстве случаев никак не связано с профессиональными качествами высокопоставленных чиновников. Наш кабинет министров – это разношерстная сборная представителей различных элитных группировок, не больше и не меньше. Они живут в своем мире, а общество – в своем.

Впрочем, есть в правительстве и такие люди, чье назначение оказалось оправданным. Например, я бы назвал министра информации и коммуникаций Даурена Абаева – даже при всем моем критическом отношении к законопроекту о СМИ, который будет представлен мажилису уже в ближайшее время. А также министра по делам религий и гражданского общества Нурлана Ермекбаева, сумевшего создать мобильную и профессиональную команду, которая, на мой взгляд, задает тон и может служить образцом для других министерств и ведомств.

 

Замир Каражанов, политолог:

«Министры относительно благополучно переживут нынешнюю осень»

– Какова вероятность серьезных рокировок в правительстве? Это смотря что понимать под серьезными перестановками: смену главы кабмина, министров или их заместителей…

Если говорить о премьер-министре, то пока для этого еще не пришло время. Во-первых, он только год назад занял этот пост, что, по казахстанским меркам, мало. Во-вторых, его работа не вызывает критики в стенах мажилиса, а президент оказывает ему знаки доверия. Поэтому ожидать отставки Сагинтаева все-таки не стоит.

Более интересен министерский уровень, где, как на границе, тучи ходят хмуро, и критика в адрес действующих глав ведомств звучит часто. Однако это еще не признак грядущих перестановок. Здесь привлекает внимание то, что все последние рокировки в правительстве происходили на уровне заместителей. Данная тенденция коснулась даже премьер-министра, у которого появились новые замы. Это говорит о том, что министры, скорее всего, относительно благополучно переживут нынешнюю осень. Они сохранят за собой свои посты, а их работу решили усилить помощниками. Однако перестановки на уровне замов говорят еще о том, что в кабмине, скорее всего, испытывают нехватку в администраторах. Нужны управленцы, люди, которые призваны следить за текущей работой и способные довести ее до конца.

Иногда, когда смотришь на наше правительство, а потом сравниваешь его работу с правительствами других стран, хотя бы с российским, возникает вопрос: есть ли смысл кого-то оставлять на его посту? К сожалению, пока у нас правительство обещаний. Оно делает слишком много заявлений, которые так и остаются декларациями. И даже эти заявления не представляют интереса. В них нет тренда, уникальности, нет замысла. Есть только светлые планы на будущее, а вот как их реализовать – непонятно. В той же России мы наблюдаем интересные дискуссии в правительстве и вокруг него по вопросам развития страны, ее будущего. А что у нас? Та же реформа здравоохранения вызвала не дискуссию, а недоумение.

Есть ли у тех же Биртанова и Сагадиева шансы сохранить свои посты? Смотря кто подвергает их критике. Одно дело президент, другое – население или СМИ. Разница существенная. Политическая модель страны нечувствительна к настроениям в обществе. Настроения населения не могут спровоцировать кадровые перестановки в высших эшелонах власти, хотя прошедшая в начале года конституционная реформа предполагает усиление влияния парламента на правительство, в том числе и в решении кадровых вопросов. Но дело в том, что президентская вертикаль власти сохраняется. Поэтому многое в стране делалось и будет делаться с оглядкой на главу государства. Кроме того, для Казахстана актуальной остается проблема неэффективных политических институтов, партий, парламента, СМИ и т.д., которые, по идее, должны снижать роль субъективного фактора. Поэтому можно усиливать что угодно, но пока люди живут не по законам, а по понятиям, трудно добиться перемен.

 

Казбек Бейсебаев, политолог:

«Снятие министров с должностей ударит по кадровой политике»

– У нас кадровые перестановки происходят в любое время года, и эта осень не исключение. Сейчас в центре критики находится Министерство образования и науки со своими преобразованиями и новыми учебниками. На первый взгляд, руководитель этого ведомства является первым кандидатом на вылет. Однако глава государства назначил его для того, чтобы именно он провел эти реформы. В принципе, все последние назначения в правительстве преследовали такую же цель – поднять работу министерств на новый уровень. Поэтому снятие главы МОН с должности будет означать не только то, что он не справился с поставленной задачей, – это станет еще и серьезным ударом по кадровой политике. Ведь такая отставка будет означать, что назначенцы, как минимум, слабо справляются с возложенными на них обязанностями. По большому счету, это очень острая проблема для страны, и особенно сейчас, когда Казахстан переживает период сложных испытаний.

 

Талгат Мамырайымов, политолог:

«От перемены мест слагаемых сумма не меняется»

– В текущей политической ситуации вряд ли могут быть какие-то серьезные перестановки в правительстве, которые могли бы кардинально что-то изменить в нашей стране. Все кадровые рокировки в кабмине направляются одним центром принятия решений и не являются отражением каких-то подковерных игр, противоборства между группами влияния. Центр принятия решений лишь использует разные игры таких групп в своих интересах, манипулируя ими и общественным мнением.

Вопрос заключается не в смене некомпетентных министров или правительства в целом, а в необходимости кардинального переустройства политико-экономической системы, социальной структуры общества. Мы живем в сословном обществе, ресурсном государстве с раздаточной экономикой, где центр распределяет ресурсы в зависимости от преданности и степени готовности служить его интересам. При этом наше общество, по сути, является порождением государства – его подсобным хозяйством. Такая политическая система, такое государство-общество существует в Казахстане несколько веков. Вся наша элита и центр составляют одну единую, органичную сеть патронажно-клиентельных связей и направляют политический процесс преимущественно в своих интересах. Поэтому бессмысленно обсуждать, какой министр лучше или хуже в такой системе.

Учитывая сказанное выше, повторю: от перемены мест слагаемых сумма не меняется, поскольку у нас административная, раздаточная экономика – и общество, порождаемое и полностью контролируемое государством. Как показал Лев Гудков на основе исследований своего «Левада-центра», постсоветские люди (к которым относится и большинство казахстанцев) – лукавые, циничные, завистливые, наделенные двоемыслием. То есть такой человек почитает власть, слушается ее, но в то же время ожесточенно ругает эту самую власть, пытается обмануть её, свое окружение. Годы репрессий и жесткого прессинга со стороны государства заставили советского человека стать таким – чтобы выжить. Есть концепция известного российского социолога С.Кордонского о том, что в России подавляющая часть населения придерживается так называемого «распределенного образа жизни», когда жизнедеятельность происходит и в городе, и на даче с погребом, сараем, гаражом. Так россияне пытаются «выжить» с помощью «альтернативной экономики», вопреки различным запретительным и контролирующим нормам, которые устанавливает государство. Такой образ жизни широко распространен и в Казахстане, и это тоже является скрытой формой сопротивления давлению и контролю государства, административной экономике. Поэтому неважно, какого министра искренне ругает народ, – даже если его заменят другим, ничего от этого не изменится…

 

Асан Кайгиев, независимый политолог:

«Затишье перед бурей»

– На мой взгляд, ничего существенного в правительстве не произойдет. Да, возможно, уйдут одни персоналии, и на их местах появятся другие. Но это вообще никак не отразится на работе правительства в целом.

Что касается возможных кандидатов «на вылет»… Нужно четко понимать, что является главным фактором при назначениях и увольнениях министров. Это либо кредит доверия, либо недовольство работой конкретного человека. А еще бывает, что из министров делают «козлов отпущения», если народное недовольство достигает какой-то критической точки. То есть народ влияет на состав правительства косвенным образом. С другой стороны, если учесть, что общество находится в состоянии политической дремы, то его влияние на процесс формирования кабмина не такое уж большое.

Также есть вероятность битв «бульдогов под ковром», когда 99,99 % населения даже не знает, почему сняли либо назначили того или иного человека. Эти случаи мы не будем рассматривать, поскольку без надежного инсайда тут невозможно что-либо «угадать». Поэтому свой список я формирую, исходя из степени народного недовольства, которое в условиях продолжающейся экономической рецессии приобретает некую остроту. В этом смысле сейчас существуют определенные «проблемы», а, скорее, даже риски для министров:

В частности, это обязательное социальное медицинское страхование, за внедрение которого взялся министр здравоохранения Елжан Биртанов. Пока люди еще не почувствовали на себе «экономический вес» этой реформы, но если появятся те, кто захочет свалить министра, то у них на руках будет сильный козырь.

Другой риск связан с общим ухудшением состояния экономики Казахстана. Понятно, что профильный министр не имеет особых полномочий для проведения самостоятельной экономической политики, но он всегда может стать тем самым «козлом отпущения».

Тем не менее, я думаю, что эти министры останутся в правительстве. Во всяком случае, до конца 2017-го.

А вот осенью следующего года, после того как пройдут выборы в России (если победу одержит Владимир Путин), будет большая вероятность того, что рубль опять начнет падать относительно доллара. Казахстанский тенге тоже последует его примеру – либо синхронно, либо с задержкой в полгода–год. Это может привести к серьезным политическим рискам и к отставке правительства, поскольку весь «кредит доверия» будет исчерпан.

Конец 2017-го и первые три квартала 2018-го – это, по моему мнению, затишье перед потенциальной бурей.

 

Даурен Сакенулы, социолог:

«Уровень протестной активности в СМИ и соцсетях не повлияет на принятие кадровых решений»

– Полагаю, что говорить о крупных политических рокировках пока рано. Разве что кто-то из министров может пополнить корпус акимов, либо наоборот.

Практически всегда министры социального блока оказываются под огнем критики. Это уже не случайность и не совпадение, а роковая константа.

Вполне можно предположить, что наиболее часто подвергаемые критике министры могут поддаться давлению и уступить свои кресла. Почва для их отставок подготовлена. Впрочем, они уже проиграли в информационном поле.

Но надо иметь в виду и то, что в шорт-лист потенциальных отставников руководители министерств и ведомств могут попасть и по другим причинам. Поэтому не думаю, что нынешний уровень протестной активности, наблюдаемой в СМИ и в соцсетях, может повлиять на принятие кадровых решений. Главное здесь – не проиграть в аппаратных играх.

Что касается прихода в правительство новых людей, то уж точно имеется список потенциальных министров, пока находящихся в тени. Но насколько они достойны и эффективны – это уже другой вопрос.

Автор: Юлия Кисткина

Комментарии

Author кто-то
Редактировать / Удалить/ Цитировать
28-сен-2017, 10:07

Все эти гадания экспертов на кофейной гуще - пустое занятие. Пока не будет приемлемого гражданского общества, всякие назначения будут осуществляться по вертикали, причем, сверху вниз

Author KAA
Редактировать / Удалить/ Цитировать
28-сен-2017, 10:29

Всеобщее мнение, что министр образования Сагадиев не только в министры не годится, а даже в завхоза школы в системе образования. Ему и Сабитовой З. вообще не место в системе образования. Это случайные люди в системе образования. Но как известно маленький катышок портит бочку меда, а тут не маленький катышок. Удивляюсь, почему их немедленно не выгнали, а они еще до сих пор позорят наше государство своим присутствием в некогда уважаемой всеми системе.

Оставить мнение