СРЕДА, 23 АВГУСТА 2017 ГОДА
1118 23-06-2017, 00:07

Для кого писан Этический кодекс госслужащего?

Чтобы обеспечить соблюдение норм «Этического кодекса госслужащих», глава государства в начале этого месяца учредил должность уполномоченного по этике в центральных госорганах и акиматах регионов. Этический кодекс, напомним, предписывает чиновникам быть «честными, справедливыми, скромными, соблюдать общепринятые морально-этические нормы и установленные законами Республики Казахстан ограничения и запреты». То есть они не должны использовать свои должностные полномочия и связанные с ними возможности для получения личной имущественной и неимущественной выгоды. А как происходит на самом деле? Рассмотрим это на одном примере.

Номинальный собственник

В начале прошлого года один из районных судов Алматы рассмотрел иск алматинки Саулеш Кусаиновой о расторжении договора дарения. Эта женщина в 2010-м сделала сногсшибательный подарок одному достаточно высокопоставленному чиновнику – сотруднику Генеральной прокуратуры Сергею Сизову (ныне покойному), в чьи функциональные обязанности входило обеспечение хозяйственной деятельности, связанной со строительством и ремонтом зданий, находящихся в ведении ГП РК.

Подарок состоял из большого (один гектар) земельного участка в черте города. Находившиеся там убогие строения спустя два года после оформления дарственной были снесены дарительницей Кусаиновой. Вместо них она, строитель по профессии, возвела два современных здания.

Через пять лет Сизов легализовал их (собственно, для этого сделка и была заключена). А вскоре он после непродолжительной, но тяжелой болезни умер. Конечно, Кусаинова не ожидала такого исхода. Пока одаренный ею чиновник был жив, между ними существовала джентльменская договоренность, проверенная не только временем, но и делами. То есть такие сделки заключались между ними и раньше, и чиновник никогда не посягал на недвижимое имущество приятельницы. Она от его имени оплачивала все обязательные платежи – налоги, коммунальные услуги и прочее.

Но когда Сизова не стало, начались судебные споры. Все детали рассказывать не стоит, остановимся только на решающих моментах. Саулеш Кусаинова, посчитав сделку о дарении ею земли со строениями недействительной, обратилась в 2015 году в суд. Первая инстанция, задав резонный вопрос, чем она занималась в течение пяти лет, вынесла постановление – срок пропущен (для непосвященных: срок исковой давности в таких случаях составляет три года). Вторая, напротив, признала сделку между Сизовым и Кусаиновой недействительной, поскольку все документы и свидетельские показания говорили в пользу того, что чиновник был лишь номинальным собственником.

Но вдова последнего, Слава Сизова, не согласившись с этим вердиктом, обратилась в высшую судебную инстанцию. Там сдержанно подтвердили факт, что ее покойный муж был только титульным собственником, однако согласились с позицией суда первой инстанции, то есть вынесли решение не в пользу Кусаиновой.

При этом ни один из судов почему-то не учел положения статьи 509 ГК РК: не допускается получение государственными служащими, а также членами их семей подарков, стоимость которых превышает 10 МРП. А в данном случае речь идет ни много ни мало о 70 млн. тенге (стоимость земельного участка со строениями) и плюс еще о 30 млн. тенге, которые дарительница Саулеш Кусаинова вложила в реконструкцию ветхих зданий.

Прокурорские откаты

Параллельно с судебными процессами, на которых оспаривался договор дарения «понарошку», в том же Медеуском суде Алматы проходил другой процесс с участием тех же самых лиц.

Как только Саулеш Кусаинова подала иск о расторжении договора дарения, как вдова покойного чиновника предъявила к ней иск на сумму немногим свыше 59 млн. тенге ($388 000 тыс. по курсу 2014 г.).

Основанием для истребования этой, прямо скажем, немаленькой суммы стала весьма странная расписка (и суд это признал): «Я, Кусаинова Саулеш, взяла в долг у Сизова С.А. 388 000 долларов США по курсу Нац. банка РК под 1,2% в месяц 4 656 дол. США. 8.01. 2014 г» (орфография и стилистика расписки сохранены).

В суде Кусаинова, ставшая теперь уже ответчицей, подтвердила: да, она действительно писала такую расписку. Но эта безденежная бумажка, по ее словам, появилась в ходе игры под названием «Монополия». А самое главное – перейдя из разряда дарительницы в разряд должницы, Кусаинова потребовала предоставить декларацию о доходах покойного государственного служащего Сергея Сизова. Ведь если руководствоваться вышеприведенным указом президента РК, то у скромных чиновников, живущих на одну зарплату, не должно быть таких денег. Да и зачем предпринимательнице было занимать их у него, если у нее у самой в ту пору денег куры не клевали. Достаточно сказать, что к 31 декабря 2013 года на счету СП «Нефт» было более 800 млн. тенге, а расписка писалась восемью днями позже.

Потом и вовсе началась трагикомедия. Дабы показать, что у ее покойного мужа были деньги, которые он занимал Кусаиновой, вдова вместо декларации о доходах супруга представила две другие расписки. Согласно одной из них, 2 ноября 2012 года генеральный директор ТОО «ВитаДорСтрой» Геннадий Михайлов «взял у гражданина Республики Казахстан Сизова Сергея Александровича сумму в размере 200 000 (двести тысяч) долларов США под 3% в месяц». Когда вдова чиновника настояла на допросе этого свидетеля, то тот подтвердил в суде, что он действительно занимал деньги у сотрудника Генпрокуратуры под проценты.

Вторая расписка – от 3 января 2014 года – была представлена руководителем одного из отделов ХОЗУ Генеральной прокуратуры Юлией Ушаковой, у матери которой Сергей Сизов занял $400 тыс. «по курсу в тенге до 31 декабря 2014 года под 2 (два) процента в месяц».

Богатый американский дядюшка

Поскольку сама кредитор Валентина Андреевна Ушакова в суд не явилась, то заслушали ее дочь – вышеназванную Юлию Ушакову. На вопрос судьи, откуда у ее матери-пенсионерки, занимавшей в свое время совсем невысокие должности, такие деньги, девушка ответила, что они принадлежат живущему в Америке родственнику. Мол, Сергей Сизов, переговорив по телефону с ее американским дядюшкой, попросил денег в долг, и тот велел сестре, то есть матери Юлии Ушаковой, передать чиновнику 400 тысяч под 2% в месяц. Расписку госслужащая собственноручно распечатала на компьютере, предусмотрев даже дату написания. Приехавший поздно вечером Сергей Сизов поставил свою подпись под ней прямо на капоте машины.

Когда судья чисто по-человечески поинтересовался, а не опасно ли хранить деньги дома, Юлия Ушакова ответила, что у них дома очень хороший потайной сейф, на открытие которого требуется как минимум 40 минут.

Еще интересный вопрос: зачем у кого-то, а именно у пенсионерки Валентины Ушаковой, занимать деньги под 2%, чтобы отдать их в долг под 1,2% предпринимательнице Саулеш Кусаиновой, остался, к сожалению, без ответа. Если верить злосчастной расписке, то покойный чиновник Сергей Сизов был не просто сердобольным человеком, но и меценатом, коль решил за свой счет покрывать проценты. А мать сотрудницы Генпрокуратуры Юлии Ушаковой тоже в таком случае не просто пенсионерка, а самая настоящая ростовщица.

На этом же судебном заседании выступил и сын покойного – Александр Сизов. Хотя его мать, Слава Сизова, и утверждала, что деньги должны были быть возвращены до мая 2014 года, то есть за год до смерти ее мужа, сын, мягко говоря, утверждал обратное. Он сказал, что отец не требовал письменно возврата денег и никаких законных мер (судебных исков, обращения к семейному нотариусу за совершением исполнительной надписи и т.д.) в отношении Саулеш Кусаиновой при жизни не предпринимал.

Комментарий политолога

Интересно, имела бы эта история другой оборот, если бы должность уполномоченного по этике была введена еще в ту пору, когда сотрудник Генпрокуратуры Сергей Сизов был еще жив? В качестве предполагаемого ответа на этот вопрос приведем мнение политолога Андрея Чеботарева, высказанное им в социальных сетях после учреждения главой государства должности уполномоченного по этике:

– Кодекс чести госслужащих впервые был принят в Казахстане в мае 2005 года. Затем в 2015 году его сменил Этический кодекс. Однако ни чести, ни этики у многих чиновников за время действия этих документов явно не прибавилось. Логично в таком случае в 2025 году принять новый документ – Кодекс совести. Хотя вряд ли кто-то сможет гарантировать, что к зову совести оте-чественные госслужащие уже точно прислушаются.

Казалось бы, должность уполномоченного по этике оправдана тем, что кто-то будет так или иначе обеспечивать соблюдение Этического кодекса госслужащих. Но в целом это как было, так и еще долго будет делом неблагодарным и малорезультативным. Во-первых, далеко не все способны стать «совестью министерства» или «совестью акимата». Ведь, чтобы требовать соблюдения этических норм от своих коллег, надо самому стать «образцом». Но тогда следует попрощаться с различными «внеэтическими» возможностями удовлетворения своих личных интересов и, что называется, жить на одну зарплату + премиальные.

Во-вторых, трудно представить, как именно данное должностное лицо будет контролировать своих сослуживцев, чтобы они были «честными, справедливыми, скромными», обеспечивали «законность и справедливость принимаемых ими решений» и т.д. За всеми явно не уследишь. В-третьих, самый вежливый с посетителями и прилежный по работе чиновник вполне может допускать коррупционные и иные правонарушения в интересах личного блага. Поэтому следует четко продумать границы служебной этики. Пока же модернизация государственной службы продолжается. Надеемся, этот процесс станет более качественным.

P.S.

9 июня с.г. апелляционная коллегия Алматинского городского суда, оставив в силе решение Медеуского районного суда, отказала истице С. Сизовой во взыскании 59 млн. тенге с ответчицы С.Кусаиновой.

Автор: Сара САДЫК

Комментарии

Author Аноним
Редактировать / Удалить/ Цитировать
27-июн-2017, 23:13

Исповедь разочарованной девушки и коррупция на АО «СНПС-Актобемунайгаз»

https://aktobebeautifullife004.blogspot.com/b/post-preview?token=KVcn7FwBAAA.yE6
DI-IZWQ6jnEN2F0ZGeD3d3HduHUg7ykhatRsluIMjZChsW-fWY3-_iPU6xJpKwt8jLjXQMTfnKiReIHB
nWg.vZv8UzqbQm4W36t5IIxI_Q&postId=8316145810344987395&type=POST

Оставить мнение