ПОНЕДЕЛЬНИК, 19 НОЯБРЯ 2018 ГОДА
5786 7-09-2018, 09:00

«Завтрак туриста». В Казахстане много говорят о развитии туризма, но мало что делают


Казахстан не первый год строит амбициозные планы по вхождению в число туристических держав. Но приблизились ли мы хоть на йоту к этой цели? Имеют ли под собой основания те красочные перспективы, которые рисуют чиновники, не кормят ли они нас «завтраками туриста»? Об этом наш разговор с доктором географических наук Орденбеком Мазбаевым.

Он не только ученый и педагог, работающий сегодня в ЕНУ им. Гумилева, но и организатор туризма, заядлый путешественник. По его инициативе в Казахстане была открыта Школа инструкторов туризма. Семь лет назад, являясь научным руководителем экспедиции, он с членами Казахского географического общества на «джипе» покорил Антарктиду…

Кому как не ему ставить «диагноз» туристской отрасли Казахстана.

Без научного подхода

– Орденбек Блисбекович, как бы вы охарактеризовали сегодняшнее состояние отрасли? Почему, несмотря на наличие вроде бы хороших государственных программ, результаты в ней далеко не очевидны?

– Обладая богатыми культурно-историческими объектами и природными ресурсами, мы все еще стоим перед проблемой создания современной индустрии туризма, способной привлечь иностранных и отечественных любителей активного отдыха и путешественников. В Казахстане насчитывается более двадцати рекреационных зон высшего порядка, которые можно использовать для внутреннего и въездного туризма. Немногие страны, даже очень высокоразвитые, способны таким похвастать.

Мы могли бы создать, как минимум, два десятка туристских объектов на 10-15 тысяч мест, отвечающих международным стандартам. Но дело это не быстрое (планомерное освоение каждой рекреационной зоны займет несколько лет) и затратное в финансовом плане. При правильной организации активное развитие могли бы получить альтернативные виды туризма. Но не получилось и этого, несмотря на возрастающий интерес к ним со стороны потенциальных клиентов.

Руководство туристской отрасли республики, местные власти, турфирмы просчитались, полагаясь на то, что приток туристов принесет дивиденды, а остальное само собой приложится. Не приложилось. На практике выяснилось, что степень квалификации специалистов, проводивших треккинги, рафтинги и другие мероприятия, не удовлетворяет иностранцев. Мало того, отсутствие курортно-туристского анклава, игнорирование национальных возможностей в развитии этой отрасли, хроническая нехватка профессиональных менеджеров, инструкторов и гидов вызвали отток туристов.

– В чем вы видите причины таких просчетов и ошибок?

– За 27 лет независимости в Казахстане были приняты несколько государственных программ развития туризма и даже целая концепция. Но ни одна из них не была реализована хотя бы наполовину. Причины банальны – отсутствие научного подхода и механизмов реализации. Основоположник казахстанской туризмологии Станислав Ердавлетов (к сожалению, в прошлом году он скончался) так и не смог добиться того, чтобы при принятии на государственном уровне решений по вопросам развития туризма правительство опиралось бы на мнение ученых и профессионалов. Не получается это пока и у нашего поколения ученых.

У нас нет научно-исследовательского института развития туризма, а значит, нет единой базы. Все, кто занимается данными вопросами с научной точки зрения, разбросаны по высшим учебным заведениям, и даже если они и высказывают свое аргументированное, обоснованное мнение, их никто не слышит.

Я сам несколько лет назад опубликовал две серьезные статьи о проблемах туризма в газетах «Егемен Казахстан» и «Зан». Но никакой реакции со стороны государственных органов так и не последовало. Мнения ученых не доходят до уполномоченного органа, каковым сегодня является Комитет индустрии туризма Министерства культуры и спорта. Вопрос, почему наука не задействована при разработке государственных программ в этой сфере, лично я адресовал пятерым председателям комитета, но вразумительного ответа ни разу не получил.

Обидно, что мы, знающие все тонкости отрасли, все механизмы решения проблем, плотно сотрудничающие с академиями туризма, туристскими организациями других стран, сегодня не востребованы государством. К разработке государственных программ у нас привлекают иностранных экспертов, а в своем отечестве пророков, получается, нет…

– Но НИИ туризма вроде бы был…

– При Евразийском национальном университете имени Л.Н.Гумилева два года работал исследовательский институт туризма и географии. В прошлом году его закрыли с формулировкой «по причине отсутствия проектов». Но это абсурдно. Проекты были, да только наверху им не давали хода… Да и не только разработкой проектов должен заниматься НИИ. Если открыть Казахстанский научно-исследовательский институт туризма и рекреации в Астане, многие вопросы могли бы решаться совместно с практиками-профессионалами.

Как лебедь, рак и щука…

– Но вряд ли загвоздка лишь в отсутствии научного подхода при принятии решений…

– Как ни крути, а соль вопроса именно в этом. До сих пор, в основном, решались вопросы, связанные с проблемами турфирм, с которыми они сталкиваются при осуществлении своей деятельности. Сейчас при разработке государственных программ необходимо делать акцент на других вопросах. Скажем, развитием внутреннего туризма, тем более комплексно, у нас, по сути, никто не занимается.

Всплеск наблюдается только благодаря таким программам, как «Модернизация общественного сознания». Сегодня историки, географы, археологи, социологи действительно по крупицам собирают в единое целое наше историческое прошлое, составляют карту сакральных мест Казахстана. Это можно только приветствовать. Но где работа того же уполномоченного органа? Ему бы сейчас самое время включиться в процесс и поспособствовать появлению единого реестра и кадастра туристских объектов, ведь без них мы как та самая нерадивая хозяйка, которая не знает, что у нее и где лежит. Но сознание наших граждан до сих пор не воспринимает туризм как важную отрасль, способную внести неоценимый вклад в развитие страны.

Сейчас государство прорабатывает вопрос принятия новой программы развития туризма. Мы рассчитывали на то, что перед началом обсуждения ее «скелета» все-таки будет принято решение о создании научно-исследовательского центра, о поддержке детско–юношеского и молодежного туризма с открытием координирующего центра, приведена в порядок подготовка и переподготовки туриских кадров,но…

Все повторяется по кругу, и многие важные направления и начинания, как и прежде, могут не попасть в поле зрения тех, кто принимает решения.

– И все-таки, на каких проблемах вы бы еще акцентировали внимание?

– Серьезной проблемой является отсутствие межведомственной кооперации. Туризм, как известно, объединяет многие отрасли – это и культура, и образование, и сельское хозяйство, и торговля, и транспорт, и много чего еще. Но каждое из министерств, курирующих эти вопросы, занимается туризмом только на своем локальном уровне, что нередко противоречит решениям, принимаемым в других ведомствах. Для решения этой проблемы не нужно изобретать велосипед.

Достаточно вспомнить союзные времена и принятое в 1976 году постановление, регулировавшее туристскую деятельность в Союзе. Под ним стояли три подписи – Совета министров СССР, ВЦСПС и ЦК КПСС. Почему бы сегодня не издать аналогичное постановление, которое бы обязывало все заинтересованные министерства и ведомства координировать усилия в развитии туристической сферы?

Если бы такой документ появился, то он бы снял с повестки дня многие злободневные вопросы. Взять хотя бы то, что Казахстан – трансграничное государство, поэтому нередко у туристов при пересечении границы возникают проблемы, и многие из них можно решить только при тесном взаимодействии профильного комитета с подразделениями таможни, органов внутренних дел, юстиции. А как это сделать эффективно и оперативно? Не может же комитет, находящийся в составе Министерства культуры, диктовать свою волю тем же органам МВД. По крайней мере, я ни разу не видел, чтобы эти структуры своевременно и сообща решали какие-то вопросы.

– А куда же смотрит уполномоченный орган, почему он не выходит с соответствующими инициативами? Как вы вообще оцениваете его деятельность?

– На протяжении последних 15 лет комитет неоднократно менял место прописки, оказываясь в составе то одного ведомства, то другого. При этом все вопросы, связанные с руководством туристских учреждений и бюджетными отчислениями данной сферы, были делегированы местным органам власти. Но приходится с сожалением констатировать, что такая схема организации работы не принесла положительных результатов. И вряд ли принесет.

Пока к туризму не начнут относиться как к самостоятельной отрасли экономики, пока не будет создано отдельное и самостоятельное министерство, вряд ли стоит ждать от уполномоченного органа адекватного решения существующих проблем.

Инфраструктура и кадры

– Появится когда-нибудь в Казахстане министерство туризма или нет, предсказать сложно. Что же делать сейчас?

– Уполномоченный орган должен выполнять одновременно организующую и контролирующую роль, направлять, регулировать деятельность частного сектора туризма, развивать государственно-частное партнерство. И с этой точки зрения его деятельность требует кардинального переформатирования, с тем, чтобы он был способен организовать использование всех видов и форм туризма и аккумулировать финансовые потоки для их активного развития.

Чтобы уполномоченный орган мог спокойно двигаться в рамках четко очерченного фарватера, должны быть разработаны туристский кадастр, туристский атлас республики, рассмотрены вопросы освоения новых рекреационных зон трансграничных государств с целью внедрения новых видов туризма между странами, а также создана централизованная многоканальная система реализации готового туристского продукта с собственным пресс-центром.

Кроме того, считаю необходимым наделить руководящий орган правом продажи построенных туристских объектов частным лицам или частным предприятиям для дальнейшего освоения рекреационной зоны и привлечения потока туристов. Серьезное внимание уполномоченные органы (Министерство образования, Министерство культуры и спорта) должны уделять и вопросам подготовки кадров. Сегодня 66 казахстанских вузов готовят специалистов в сфере туризма.

Но, окончив по специальности бакалавриат, они при поступлении в магистратуру переводятся на менеджмент, маркетинг и т.д. Раньше из вузов, занимающихся подготовкой кадров для туристской отрасли, выпускались гиды, экскурсоводы, а сегодня – сплошь экономисты. И это тоже проблема. Нужно проводить ревизию, сокращать количество вузов, создавать, в конце концов, специализированное учебное заведение, полноценно и целенаправленно занимающееся подготовкой кадров для отрасли. Разговоры об этом идут уже давно. Иностранцы даже предлагали нам помощь в отправке студентов такого вуза на стажировку к себе. Но, как говорится, воз и ныне там.

Причина та же – отсутствие научного подхода.  Но нужен не только специализированный вуз, нужны также научно-исследовательские центры, школы подготовки туристских кадров в регионах, где бы проходили обучение сотрудники акиматов, национальных природных парков. Недавно эти вопросы я обсуждал с вице-министром образования, но пока дальше разговоров дело не продвигается.

– Но у нас функционирует еще одна знаковая структура – «Казахтуризм». Как вы оцениваете ее роль?

– Если он создавался для того, чтобы развивать внутренний туризм, то в его составе должен был появиться хотя бы один исследовательский центр. Но его как не было, так и нет. Позиционирование этой структуры как маркетинговой организации тоже вызывает вопросы, тем более что она в основном сконцентрирована на развитии отдельных видов туризма. Часто мы говорим о медицинском туризме. А куда мы дели лечебно-оздоровительный туризм с медицинскими турами?

Я вообще не понимаю, что общего у туризма со сферой оказания медицинских услуг и как, допустим, человека, больного онкологией, приезжающего в нашу страну за квалифицированной врачебной помощью, можно отнести к туристам? Чтобы к нам реально начали приезжать иностранные туристы, нужно сконцентрироваться на развитии внутреннего туризма, открыть границу, прийти к «центрально-азиатскому шенгену», а не городить огород.

Денежный вопрос

– Довольно часто от чиновников самого высокого ранга приходится слышать заявления о том, что импульс развитию туризма придаст подъем предпринимательства. Но способны ли частные инвестиции решить имеющиеся проблемы?

– Делая акцент на частное предпринимательство, правительство тем самым сдерживает возможности развития национального туризма. Из-за отсутствия крупных и перспективных проектов в этой отрасли бизнес не видит для себя выгод в инвестировании. Ситуация осложняется труднодоступностью рынков для туристских товаров и услуг, а также долгим сроком возврата вложенных средств. Малый и средний бизнес в состоянии заниматься только выездным и альтернативными видами туризма, где достаточно незначительных вложений средств. Все привыкли уповать на рынок, на рыночные отношения. Но туризм – это та сфера, где не обойтись без регулирования со стороны государства, без подпитки из бюджетной казны.

– Но деньги из бюджетных источников на те или иные проекты и так выделяются немалые…

– Но как расходуются эти средства? Я недавно чуть в обморок не упал, узнав, что на развитие Алакольской зоны отдыха выделено свыше 8 миллиардов тенге. Не сомневаюсь: деньги будут освоены, проекты будут реализованы. Но станет ли кто-то проверять их необходимость и обоснованность? Окупятся ли такие вложения? Не хочу никого ни в чем обвинять, но как эксперт не понаслышке знаю, какие суммы выигрываются на тендерах за услуги, которые, по сути, стоят копейки…

Если бы у нас был НИИ туризма, то обоснованность любого реализуемого в этой сфере проекта проверяли бы профессионалы, которые бы спросили за каждый тиын. Приведу пример из наших реалий. Мы давно привыкли к такому понятию, как этноаул. Однако смысл, который вкладывается в него у нас, разительно отличается от того, что подразумевают под этим, скажем, в Туве, Китае и даже в соседнем Кыргызстане.

Если бы у нас существовали такие этноаулы, как там, то они бы приносили казне огромные доходы. Но мы идем своим собственным путем: на три-четыре дня во время праздников устанавливаем юрты, привозим туда делегации – и все. Вот сейчас ко мне в гости приехали иностранцы, попросили показать этноаул. А что я им покажу? В окрестностях Астаны ничего подобного днем с огнем не сыщешь. Зато в Казахстане хоть пруд пруди совершенно абсурдных проектов типа строительства горнолыжного курорта близ Шымкента, курорта Кок жайлау в Алматы и т.д.

Однажды мне приходилось наблюдать за тем, как мой китайский коллега защищал проект по развитию десяти туристических кластеров перед уполномоченным органом в сфере туризма в Китае. После «экзамена», устроенного ему комиссией, он буквально похудел на несколько килограммов, не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Нам же о таком отношении к бюджетным средствам остается только мечтать.

Мечты и надежды

– О чем еще вы как профессионал в сфере туризма помечтали бы?

– Сегодня эта сфера находится в разрозненном состоянии. А должна быть мощная индустрия, способная аккумулировать денежные средства для отчисления значительных доходов в бюджет государства и дальнейшего интенсивного развития национального туризма. Для этого, в первую очередь, повторюсь, должен быть создан сектор туризма во главе с научно-исследовательским институтом туризма, работающим по принципу самофинансирования, самоокупаемости и саморазвития, должны осваиваться новые рекреационные зоны, строиться предприятия курортно-туристского анклава, внедряться новые формы туризма – туристские поезда, маршруты и туры для детско-юношеского туризма и национальные туристские маршруты.

Во-вторых, считаю нужным ввести для организаторов внутреннего туризма льготы, как минимум, на три года. В-третьих, следует восстановить систему детско-юношеского туризма с созданием республиканского координирующего центра при НИИ туризма и обязательным ее финансированием за счет областных бюджетов. В-четвертых, нужно включить в рейтинг деятельности глав регионов оценки за то, как они развивают внутренний туризм на вверенных им территориях. А мечтать можно о многом.

О казахстанских фабриках по изготовлению туристского снаряжения, о государственных структурах, которые бы работали в сфере туризма и в которые смогли бы трудоустроиться специалисты, свободно владеющие четырьмя языками, прошедшие обучение у нас и за рубежом... Да только есть ли в этом толк? Это египетская пирамида стоит нормально, а наша туристская пирамида перевернута и поэтому шатается.

– Но недавно, выступая на совместном заседании палат парламента, глава государства дал поручение депутатам до конца года внести поправки в законодательство, касающееся туризма. Вдруг парламентарии смогут разобраться в ворохе существующих проблем и принять правильные решения…

– Хотелось бы в это верить, но уж очень велики сомнения на сей счет. Когда-то парламент уже принял Закон «О туристической деятельности» (по которому, кстати, мы до сих пор работаем), и, переводя его на государственный язык, перепутал услуги с деятельностью. В итоге мы получили закон о туристических услугах. К тому же в аннотации к нему было указано, что туристская отрасль Казахстана не испытывает кризиса… Если бы депутаты плотно работали с экспертами, а не доверяли поправкам, пришедшим из уполномоченного органа, то, наверное, на что-то и можно было бы рассчитывать. Но я знаю лишь нескольких депутатов, которые пытаются разобраться в проблемах туристской сферы. А, как известно, один в поле не воин…

 

Комментарии