ВОСКРЕСЕНЬЕ, 23 ФЕВРАЛЯ 2020 ГОДА
8239 17-07-2014, 15:14

Марат Толибаев: "Хочу быть полезным своей стране"


Существует устойчивый стереотип, согласно которому государственный чиновник - это человек, у которого служебный мундир должен быть застегнут на все пуговицы. И даже покинув госслужбу, он должен соответствовать этому образу. А между тем, это такие же люди, как и мы с вами. Наш сегодняшний собеседник из категории тех, которые ломают прежние представления о чиновниках.
Уйдя с бюрократической должности, он ведет активную жизнь в социальных сетях, выступая порой с довольно неожиданными постами по многим аспектам социально-экономической и общественно-политической жизни страны. Итак, у нас в гостях бывший вице-министр сельского хозяйства РК, а сегодня известный казахстанский блогер Марат Толибаев.
- Расскажите немного о себе. Не столько в плане биографическом, сколько в личном. Кто оказал наибольшее влияние на формирование вашей личности? О какой профессии вы мечтали? Что сбылось, а что осталось несбыточным?
- Люди моего возраста росли в другую эпоху, в эпоху пионерии и комсомола. Мы воспитывались на примере Тимура и его команды, Павки Корчагина, Зои Космодемьянской. В чести было беззаветное служение Родине и своему народу, общественное было выше личного. И в школе, и в университете я был активистом и искренне верил в идеалы той эпохи.
А потом началась перестройка, которая завершилась развалом СССР и его идеологии, и наступила эра капитализма. Еще будучи студентами, мы с друзьями открыли свое дело и стали одними из первых бизнесменов в Алма-Ате. Именно в то время я впервые посетил США и испытал шок. Я понял, что демократия, свобода, рыночные отношения - мой идеал.
Вот такое интересное сочетание коммунистических и капиталистических идеологий и сформировало мою нынешнюю сущность. Пожалуй, это типично для многих людей моего поколения.
- Как вы стали чиновником? Это было вашей изначальной целью или все получилось спонтанно? Что вы ощущали, когда стали крупным государственным менеджером? Вас никогда не смущало то обстоятельство, что вы были одним из руководителей Министерства сельского хозяйства, не имея профильного образования?
- Чиновником я стал неожиданно. К тому моменту я настолько проникся духом самостоятельности и независимости в частном бизнесе, что, казалось, никогда не стану работать на кого-то. Но в госслужбе меня привлекло одно: возможность влиять на окружающий мир масштабно. Здесь, в отличие от частной компании, можно своими решениями изменять правила, порядки, механизмы так, чтобы сразу большому количеству людей стало жить лучше.
До Министерства сель¬ского хозяйства я успел поработать в акимате Костанайской области, в акимате города Астаны. На всех этих позициях я работал не по своей специальности - юристом или экономистом, а выполнял функции управленца, менеджера. Поэтому никаких проблем в том, что отраслью управляет человек без профильного образования, я не вижу.
- Что думаете о том периоде, когда вы были вице-министром сельского хозяйства? Есть вещи, которые вы не успели сделать, и теперь сожалеете об этом? А, возможно, вы что-то критически переосмыслили?
- При взгляде назад, на любой отрезок пройденного жизненного пути, всегда есть какая-то неудовлетворенность. Кажется, не все успел, не все сумел. Хотелось бы, конечно, сделать больше. Но, с другой стороны, есть и чем гордиться.
Своим главным достижением за время работы в Минсельхозе я считаю то, что помог министру Асылжану Сарыбаевичу Мамытбекову внедрить рыночное мышление в структуру сельского хозяйства страны. Самым трудным было не повысить урожайность и надои. Самым трудным было поменять идеологию огромной армии людей, занятых в этой сфере. Дать понять крестьянам, что они не должны вечно просить помощи у государства, что они сами должны быть локомотивами экономики, а государство лишь должно создавать условия для этого. Думаю, что нынешнему министру медленно, но верно удается это делать.
- Как бы вы объяснили тот факт, что из некогда достаточно развитой аграрной республики Казахстан как-то незаметно трансформировался в банального импортера продуктов питания?
- Это слишком большой вопрос, чтобы ответить на него в нескольких строчках. Скажу только одно: развал нашей экономики произошел не сейчас, а в 1990-е годы, в момент крушения Советского Союза и наработанных экономических отношений. Совхозы-миллионеры выдавали миллионы тонн зерна, мяса, молока, потому что точно знали, куда их отправят. У них был гарантированный сбыт. Более того, их обязывали выдавать все больше и больше продукции, не считаясь с экономической целесообразностью. По-настоящему рыночная экономика с реальными и востребованными надоями и урожаями формируется только сейчас.
- Вы ведете достаточно активную жизнь в Интернете. В то же время почему-то ваши посты меньше всего имеют отношение к вашей прежней деятельности в Минсельхозе? Почему? Неужели вам нечего сказать по этому поводу?
- Проработав около трех лет в Минсельхозе, я увидел, как много грамотных специалистов занято в этой отрасли: и в самом министерстве, и в хозяйствах. Само аграрное производство эти люди знают лучше меня, и мне нечему их учить. Что касается управления отраслью, внедрения рыночных отношений, то многие мои посты как раз-таки об этом.
- Многие ваши посты вызывают заметную реакцию, иногда далеко неоднозначную. Откуда берутся такие (подчас весьма неординарные) идеи? Вы их предварительно обсуждаете с кем-то или сразу выдаете на-гора?
- Никакие мысли у человека не возникают спонтанно. Перед их возникновением происходит незаметная, но глубокая внутренняя работа, созревание идей и мыслей на почве общего мировоззрения личности. Все, о чем я пишу сейчас в социальных сетях, - это мои переживания и ощущения, которые формировались давно, но просто сейчас появилась возможность проговорить их публично. Когда ты находишься на госслужбе, ты не хозяин себе в полной мере. Ты должен оценивать каждое свое слово, поскольку люди будут воспринимать его как государственную позицию. Поэтому, поверьте мне, у многих чиновников мыслей не меньше, чем у любого блогера, но положение обязывает ограничивать свои откровения.
Интересно и обратное явление. Я вполне осознаю, что если я вдруг вернусь на государственную службу, то уже не буду публично высказываться на такие щекотливые темы, как многоженство, атеизм, проституция и т.д. Тогда я буду вынужден выражать не только собственное мнение, но и мнение множества других граждан, интересы которых я, возможно, буду представлять. А большинство людей придерживается умеренных позиций. Вот почему многие чиновники в глазах обывателей зачастую выглядят такими неяркими, не имеющими собственного мнения.
- Министерство сельского хозяйства в последние годы стало объектом ожесточенной критики, и его перманентно сотрясают коррупционные скандалы. Вы, знающий "кухню" МСХ изнутри, можете объяснить природу или первопричину этих не совсем позитивных явлений?
- Коррупции в Минсельхозе, насколько я знаю, не больше, чем во многих других ведомствах. Если пересчитать количество правонарушений на количество сотрудников, то выйдет и того меньше.
Но этим я не оправдываю коррупционеров. Борьба с ними должна вестись и ведется. Просто я не хочу, чтобы у людей сложилось неверное представление, будто именно Минсельхоз является самым коррумпированным госорганом.
Еще хочу отметить, что нельзя всех стричь под одну гребенку. Бывают случаи, когда человек из лучших побуждений идет на какие-то нарушения, а потом по формальным признакам становится правонарушителем. Те из чиновников, кто сталкивался с недобросовестными участниками госзакупок, поймут меня. Фирмы-однодневки ставят нереально низкие цены на конкурсе и потом не могут выполнить работу, а освоение бюджета - святая обязанность чиновника. Вот когда попадешь в такие "тиски", приходится решать эту непростую дилемму и выбирать между двух зол.
- Чем вы сейчас занимаетесь? Какие у вас планы на будущее? Видите ли вы себя в будущем в политике - например, в роли депутата? Если предложат, согласитесь ли вы вернуться на бюрократическую (не в ругательном смысле, а в непосредственном) стезю?
- Сейчас я занимаюсь своим собственным бизнесом. Пока не достиг определенных результатов, я бы не хотел рекламировать свои проекты.
Что касается госслужбы, то я как-то писал в своем блоге: должность - это не цель. Моя цель - это изменить нашу жизнь в Казахстане к лучшему. Если сейчас я через свои посты в Интернете меняю сознание людей, делаю их свободнее, демократичнее, цивилизованнее, то я рад этому, и меня это устраивает. Если мне представится возможность реализовывать свои цели из какого-то высокого кабинета, то с удовольствием соглашусь.
Но делать что-то, чтобы оказаться на хорошей должности, и прийти на хорошую должность, чтобы делать что-то полезное для страны, - это две разные вещи.
Я бы хотел быть полезным своей стране.

 

Вопросы задавал Кенже ТАТИЛЯ

 

Комментарии