ПЯТНИЦА, 19 ИЮЛЯ 2019 ГОДА
18-10-2013, 01:15

Миссия выполнима?


Для начала вынесем за   пределы нашего контекста  политический аспект, он отчего-то непременно возникает, когда речь заходит о языковой проблеме. Нас в данном случае интересуют конкретные реалии нашей духовной жизни - вчера, сегодня и всегда. А реалии эти таковы, что наряду, в согласии и смыкаясь с широким и мощным течением казахской изящной словесности, существовал (и пока существует) феномен русской литературы Казахстана.

Поверх митинговых страстей

В чем он состоит? Насколько рачительно мы его используем? Претерпел ли он изменения за минувшие судьбоносные годы? Какие неотложные проблемы возникли перед этой ветвью нашей литературы сегодня? И как мы склонны их решать?.. Вот лишь навскидку тот круг вопросов, в русле которых шел наш разговор с директором издательства "Алаш" Нурланом Туе­бековым, который непосредственно и профессионально подключен к живому литературному процессу. Именно он определил параметры беседы, взвешенную тональность, ту допустимую температуру, которая исключает митинговые страсти, столь популярные в наши дни и порождающие яростные споры, в которых, как известно, истина не рождается, а гибнет.

- Конечно, мы помним Ивана Шухова, Николая Анова, Юрия Домбровского, Анну Никольскую, Максима Зверева, Дмитрия Снегина, Алексея Белянинова, Мориса Симашко, Руфь Тамарину, Галину Черноголовину… Неповторимое созвездие русских писателей Казахстана. У каждого из них свое лицо, свой почерк, - говорит Нурлан Джапарович. - А проза Юрия Герта, стихи Александра Елкова, Валерия Антонова, Олега Постникова! А мощный пласт литературоведческих эссе и критики Павла Косенко, Николая Ровенского, наконец, Виктора Бадикова! Их книги - бесценный вклад в духовную сокровищницу Казахстана.

- Но все это - в прошлом. А сегодня?

- Да, время неумолимо. Как сказано классиком, иных уж нет, а те далече. Процесс неизбежный. Но то, что осталось, мы обязаны сохранить. Я назвал череду имен, которые были на слуху. К сожалению, сегодня равновеликих фигур я не вижу. К тому же в связи с изменением модели общества произошел разрыв между поколениями. Я еще знаю кое-кого из ныне здравствующих русских писателей старшего поколения, а вот молодых не знаю совершенно. Но, судя по текстам в журналах "Простор" и "Нива", есть еще порох в пороховницах. К тому же появились и новые возможности для публикаций, возникла так называемая сетевая литература, свидетельство чему альманах, который я держу в руках - "WEB-литераторыKZ", или "Сборник самоотверженных авторов". 12 печатных листов, 22 автора стихов и прозы, мне абсолютно неведомых, что, по всей вероятности, их самих мало печалит, а меня, несмотря ни на что, искренне радует. Мне кажется все же, что читательская аудитория их невелика, имена "не раскручены", но - лиха беда начало. В этом сборнике мне видится классический пример вхождения в литературу, ведь авторы - врачи, учителя, менеджеры, юристы, газоэлектросварщики, журналисты, их слово напитано реалиями жизни и жизнью дышит. Тираж сборника - 700 экземпляров, по нынешним меркам вполне на уровне. Это при советской власти книги печатались стотысячными тиражами, сейчас подобная гигантомания невозможна, да и не нужна. Раньше издательству жить было проще, раньше был Его Величество Темплан, который диктовал и листаж книги, и тиражи. Рынок этого не терпит. Нынче издатели должны приноравливаться к жизни, которая роскошествовать не позволяет.

 

Окно в литературную Европу.

И Америку…

Не будем забывать и той важной миссии, которую брали на себя русские писатели Казахстана: они переводили книги своих казахских коллег на русский язык, и для казахской литературы это служило своеобразным окном в мир. Благодаря переводу на русский Леонида Соболева и Анны Никольской роман Мухтара Ауэзова "Путь Абая" был затем переведен на европейские языки и стал достоянием мировой литературы. А романы Абдижамила Нурпеисова? "Кровь и пот" в свое время блистательно перевел на русский Юрий Казаков, благодаря чему роман был переведен на французский, а затем и на другие европейские языки. Сейчас вот вышло издание на английском в США.

- Вы подняли очень важную проблему. Нынче перевод современных казахских писателей практически исчез из читательского обихода. Не случайно в конце прошлого года во время вручения стипендий деятелям культуры президент страны призвал к тому, чтобы казахскую литературу читали русскоязычные наши граждане, а также зарубежные читатели. Вот только переводить ее с казахского некому…

- Об этом же, в сущности, говорил и директор всемирно известного издательства "Художественная литература" Георгий Пряхин, посетив в апреле нынешнего года нашу страну. "Мы, россияне, хорошо знаем реалии суверенного Казахстана, - сказал он, - но нам совершенно неведомы мысли и чувства, которыми живет современный казахстанец, его мировосприятие. Мы об этом могли бы узнать из романов и повестей современных казахских писателей, но этих романов и повестей на русском языке нет".

Неслучайно "Художественная литература" в нынешнем году выпускает трехтомник казахстанских писателей. Первый том посвящен детской литературе, второй - переводы на русский язык казахских прозаиков и поэтов, третий том - русская литература Казахстана. Случай небывалый! Вообще ситуация с переводами казахских писателей на русский язык стала особо актуальной с появлением Таможенного союза, читательская аудитория наших книг имеет возможность безмерно расшириться. Но книг наших казахских писателей на русском языке практически нет, потому что переводить их некому. У нас есть даже общественное объединение "Таржиман - Союз литературных переводчиков Казахстана", руководит которой замечательный поэт Кайрат Бакбергенов, но число членов этого союза минимально, хотя уже то, что он создан, - великое благо при крайнем дефиците мастеров переводческого дела. Проблему переводчиков надо решать на государственном уровне. У нас есть хорошая программа "Издание социально-важных видов литературы", в ней надо предусмотреть выпуск переведенных на русский язык книг казахских писателей.

 

Не выплеснуть с водой ребенка

- Бахытжан Канапьянов когда-то в одном из своих стихотворений говорил о двуязычии как о двуличии. Но это же плюс - то, что большинство казахов с детства органично знают два языка - родной казах­ский и русский. Наверное, этим богатством не стоит пренебрегать?

- Тут я позволю себе возразить вам. У нас нет такого - пренебрегать русским языком. Он существует сам по себе, в том числе и как язык межнационального общения, и не нуждается ни в нашей пропаганде, ни в нашей защите, исполняя свою общественную роль. С помощью этого языка мы выходим во всемирную паутину, при посредстве его приобщаемся к мировой литературе. Но мы-то с вами в данном случае говорим не о русском языке, а о русской литературе, которая является важной составляющей духовной жизни нашего общества. И если мы лишимся ее, это будет невосполнимый урон. Допустить подобное ни в коей мере нельзя. Да, президент призывает нас знать три языка, что созвучно с призывом Абая: изучая языки, станешь вровень с народами, на этих языках говорящими.

Но вернемся к разговору о русской литературе Казахстана. Да, она не иссякла, хотя это уже не тот мощный поток, каким она была треть века назад. Она сузилась до небольшого ручья, а значит тем более мы должны позаботиться, чтобы этот ручей не исчез. Не создавать для нее какие-то тепличные условия, а принять меры, чтобы она, повторяю, не иссякла. Вообще-то потребности нашего общества в книгах на русском языке вполне удовлетворены разнообразием литературы на полках книжных магазинов. Россия, быстрее нас освоив рынок, почти не оставляет на этих полках места для книжек наших авторов. Россия завозит к нам огромное количество литературы всех жанров, удовлетворяя любой спрос читающей публики, которой, кстати, не так уж и много. К тому же я не вижу у нас своих авторов, книги которых отображали бы реалии нашего времени и уже этим были бы интересны читателю. Чтобы мы со страниц этих книг узнали что-то новое о тех переменах, которые произошли за годы независимости, о том, как изменилась психология людей, их образ мысли, их образ жизни. Тут Пряхин, безусловно, прав. Хотя есть, есть книги, отвечающие на вызовы времени.

Что у меня сейчас в издательском портфеле? Сборник стихов Александ­ра Матвеева, повести и рассказы Константина Кешина и литературоведческие эссе Виктора Бадикова "С вечностью - начистоту". Но это люди старшего поколения. Хотелось бы, чтобы подала голос и молодая поросль, а я ее пока не вижу и не слышу.

 

"Сатурн почти

не виден"

- Но ведь у нас есть целая когорта русскоязычных писателей из числа казахов. Разве их можно сбросить со счетов? Здесь тоже были замечательные предтечи. Роман-дилогия Макана Джумагулова "Орлы гибнут в вышине", романы и повести Ануара Алимжанова, военная проза Бауржана Момыш-улы. А Сатимжан Санбаев, Олжас Сулейменов, Бахыт Каирбеков, Бахытжан Канапьянов? Можно ли представить себе литературу Казахстана без книг этих авторов?

- Слушаю вас и думаю: казахская литература и русская литература Казахстана ни в коей мере не противоречат друг другу, это нечто вроде взаимопроникающих стихий или взаимосообщающихся сосудов. Огромную консолидирующую роль здесь играет наш Союз писателей. Недавно председатель его правления Нурлан Оразалин стал сенатором. Думаю, это лишь добавит авторитета нашему союзу. Но, по правде говоря, мне бы хотелось, чтобы русская секция занимала более активную позицию. Пока что, как говорят в детективных романах, "Сатурн почти не виден". Хотя ведь казахская и русская литература у нас - две ипостаси одного явления, где происходит взаимообогащение. У них общая кровеносная система. И тут невольно вспоминается чеканная формула Олжаса - "Возвысить степь, не унижая горы".

- Кстати, этому постулату неукоснительно следовал доктор филологии Виктор Бадиков. Вот кто был рачительный собиратель литературных сил! Не зная в достаточной степени казахского, он написал, тем не менее, монографию о Дулате Исабекове. Поражает своей глубиной его исследование творчества Оралхана Бокеева. Ах, как нам нужны прозорливцы подобного рода!..

- Во-от, и тут у нас с вами есть одна непрекращающаяся головная боль. Ответьте мне: где наша критика? Где наши критики?

- Но они всегда были в подавляющем меньшинстве!

- А сейчас их нет и в помине. Но взвешенная, грамотная критика нужна как воздух, это неотъемлемая часть литературного процесса! Ведь кто-то должен определять ориентиры для читательской аудитории, кто-то должен быть экспертом для писателей. Практически нет литературных передач на радио и телевидении. Рецензия на страницах газет - редкий гость. Меж тем колонка рецензента на книжные новинки украсила бы страницы любой газеты и повысила бы к ней читательский интерес.

Не может не тревожить и состояние издательских дел. Редактор исчез как класс, почти нет корректоров. Государство, конечно, помогает - очень даже помогает! - изданию книг. Собственно, наше книгоиздание и держится благодаря вниманию и помощи государства. Но, повторяю, решить наболевшие вопросы - я имею в виду отсутствие литературной критики, почти полное отсутствие профессиональных переводчиков - мы самостоятельно не сможем. Тут нужна государственная воля. Между прочим, вы ведь тоже в свое время профессионально занимались переводами?

- Да, я перевел на русский роман Акима Тарази "Династия", книгу повестей Бакхожи Мукая "Белая птица" и, наконец, роман Калихана Искакова "Легенда о земле Беловодье". Впрочем, перевод этого романа (три года моей жизни, почти 40 печатных листов!) вот уже более двадцати лет лежит без движения, он до сих пор не издан, хотя роман этот был удостоен Госпремии. Вот вам еще одна грань нашего переводческого дела…

- Думаю, это временное недоразумение, ваш перевод непременно будет издан. Уверен, казахская литература идет вглубь и вширь, и это процесс объективный. Язык развивается. Хотелось бы, чтобы быстрее, но эволюционный путь не терпит резких скачков. И популяризация нашей литературы в этом контексте необходима, здесь переводы книг казахских писателей на русский язык крайне важны. А вот читательская аудитория нашей русской литературы несколько сузилась, и это тоже процесс объективный. Но тот потенциал русской литературы, который мы сегодня имеем в Казахстане, нужно сохранить, ибо утрата его грозит потерей важной части нашей духовности, а этого, повторяю, допустить нельзя, мы не имеем права себя обеднять.

 

Беседовал Адольф АРЦИШЕВСКИЙ.

Комментарии