СУББОТА, 6 ИЮНЯ 2020 ГОДА
11-10-2013, 01:31

Миграционный поток в Россию: чем он чреват для Средней Азии?


Совсем скоро, 4 ноября, на  юго-восточной окраине  Москвы пройдет ставший уже традиционным для Дня народного единства России "Русский марш". Согласно прогнозам, порядка 30 тысяч русских националистов объединит лозунг "Мы должны сохранить нашу русскую землю для нашего будущего и будущего наших русских людей". Причем в нынешнем году шествие защитников интересов титульной нации, по данным СМИ, было согласовано с властями за месяц до события. В этом можно увидеть продолжение кампании против трудовых мигрантов из Средней Азии.  Сразу оговоримся: редакция не ставит перед собой цель осудить или поддержать русских националистов.

По заветам Гайдара

Газета считает своим долгом подчеркнуть: воинствующий национализм любых видов - вещь крайне опасная, а зачастую еще и имеет омерзительные формы. Скорее нас интересует сам факт вывода национализма в публичную плоскость и его использование в политических целях.

Дискуссия по поводу засилья в России трудовых мигрантов из Средней Азии вполне обоснованно может считаться ровесницей "крупнейшей геополитической катастрофы XX века". Автором доктринальных документов относительно вывода союзных республик из-под влияния Центра был покойный экономист Егор Гайдар, который придерживался довольно радикальной позиции: России не нужны такие "нахлебники" - лучше от них загородиться и вообще выбросить сам факт их существования из всех внутренне ориентированных российских документов. Однако крупнейшему трудовому рынку бывшего СССР отгородиться от соседей не удалось. За десять лет после крушения Союза экономики многих суверенных государств фактически потерпели фиаско, и потому уже к началу "нулевых" годов в России появился новый феномен - трудовые миграционные потоки из Средней Азии. Вот о них и хотелось бы поразмышлять. Перед тем как начать, оговоримся еще раз: мы не будем затрагивать миграцию из Украины, кавказских республик и Белоруссии.

Нас интересует то, как может отразиться (и отразится ли вообще) на Казахстане гипотетическая "обратная волна", результат пропагандист­ских усилий московских политиков, направленных именно против гастарбайтеров из Средней Азии.

 

Гость-работник

За последние годы в России сформировался устойчивый миф: доля трудовых мигрантов из Средней Азии постоянно растет. По оценкам ряда экспертов, количество гастарбайтеров из этих республик составляет порядка 10-15 миллионов человек и продолжает увеличиваться, не только угрожая рынку неквалифицированной рабочей силы, но и едва ли не оборачиваясь демографическим коллапсом Российской Федерации. Впрочем, справедливости ради отметим, что распространением страшилок про коллапс занимаются в основном политики праворадикального толка, имя которым легион в каждой из стран СНГ. Поэтому мы постараемся взглянуть на проблематику непредвзято, подкрепляя свои доводы цифрами статистики. На наш взгляд, такой трезвый взгляд крайне важен, поскольку обратные миграционные потоки, помимо всего прочего, могут угрожать еще и национальным суверенитетам ряда среднеазиатских республик. А раз так, то пришла пора понять, что и откуда растет в миграционных отношениях между нашими странами.

Однако ситуация усугубляется тем, что ни одно из государств региона не готово предоставить достоверную статистику по миграционным потокам. Где-то считается, что эти сведения могут угрожать национальной безопасности, где-то они без объяснения причин отнесены к закрытой информации. А в большинстве случаев страны попросту не располагают конкретными данными о количестве выехавших на заработки граждан, поскольку никак не регулируют внутренние миграционные потоки, часть которых трансформируется во внешние. Поэтому единственным механизмом учета могут служить только миграционные карты, которые заполняются при въезде в Россию и заносятся в специальную базу данных. При выезде же нерезидент РФ обязан отдать этот документ пограничнику.

Так вот, согласно официальным данным Федеральной миграционной службы РФ, в декабре 2012-го в России находилось порядка 10 млн иностранных граждан. Порядка одного миллиона из них - это туристы, а оставшиеся живут в России больше месяца, в том числе три миллиона - больше года. Основываясь на этой информации, можно предположить, что емкость рынка гастарбайтеров действительно составляет около 9 млн человек, однако из этой цифры мы должны вычесть количество студентов и квалифицированной рабочей силы, то есть людей, которые не слишком сильно зависят от политической конъюнктуры и умеют защищать свои трудовые права. При этом надо оговориться, что цифра в 9 млн включает в себя вообще всех иностранных граждан. Давайте взглянем на долю Средней Азии в этом потоке.

По данным ФМС, в России проживает: граждан Узбекистана - около 2,3 млн. человек, Таджикистана - 1,1 млн, Казахстана - 553 тысячи, Киргизии - 544 тысячи. На первый взгляд, ничего неожиданного в этих цифрах нет: Узбекистан и Таджикистан всегда были лидерами по миграционным потокам в РФ, и, например, в Москве они даже создают этнические группы, которые успешно работают на базарах российской столицы. Однако одно неприятное открытие все же есть, и касается оно нас: "благополучный" Казахстан поставляет на российский рынок больше трудовых мигрантов, чем "неблагополучная" Киргизия! Конечно, если рассматривать эти цифры относительно общей численности населения, то пропорции несопоставимы: 17-миллионный Казахстан поставляет примерно столько же, сколько втрое меньшая по количеству жителей Киргизия. И все же получается, что в России находится немалая доля нашего трудоспособного населения, которая могла бы быть представлена на казахстанском рынке. С другой стороны, трудовые отношения между Россией и Казахстаном регламентируются Таможенным союзом, который, по сути, создал единый рынок труда. Поэтому правомерно ли называть граждан Казахстана гастарбайтерами - это большой вопрос.

 

Возврата нет

Теперь можно поговорить и о потенциальных рисках. Сразу отметим: несмотря на "Русские марши", говорить о том, что Россия всерьез взялась за рынок трудовых мигрантов, на наш взгляд, пока не приходится. Все, что происходит сегодня в России в отношении граждан Таджикистана, Узбекистана и Киргизии, иначе чем кампанейщиной не назовешь: да, москов­ский мэр Сергей Собянин сыграл свою политическую игру на жестком отношении к нелегалам, однако говорить о том, что после его победы на выборах начались зачистки по этническому принципу, нельзя совершенно.

По поводу гастарбайтеров в России существуют две концептуально похожие точки зрения. Согласно первой, они улучшают экономическую ситуацию в России, удешевляя рабочую силу и подстегивая конкурентную борьбу. Вторая более критически оценивает потенциал нелегальных работников, но в целом тоже не "разбивает" теорию относительно их вклада в экономику страны. Однако надо отметить, что в целом эти две социально-экономические теории являются скорее дополнениями к самому важному. Имея колоссальный трудовой рынок, Российская Федерация является чуть ли не единственной в мире страной, способной "растворить в себе" 1,5 миллиона белорусских рабочих, не заметить 1,4 миллиона граждан Украины и еще "слегка" повозмущаться засильем "черных" рабочих из Средней Азии численностью почти в пять миллионов человек. Казалось бы, зачем России это нужно? Но тут вот какая штука.

Пока все эти пять миллионов находятся в России, они - сила и политический капитал Москвы в отношениях со Средней Азией. 2,3 млн человек из Узбекистана - это фактор, который никак не может игнорировать Ислам Каримов.1,1 млн своих соплеменников не проигнорирует Эмомали Рахмон. А уж десять процентов от численности населения Киргизии - это вообще фактор еще одной "тюльпановой" революции. Памятуя об этом, Кремль предпочтет шантажировать соседей их собственными гражданами. Ведь при любом резком движении Москве достаточно будет выслать нелегалов обратно на родину, политически мотивировав это решение. Все остальное сделают сами граждане той страны, которая решит поссориться с Кремлем. Можно даже сказать больше: за последние годы в России сложился своего рода политический рынок именно вокруг такой проблемы, как мигранты из Средней Азии. Он охватывает многие сферы экономики: банковских услуг, перевозок, логистики, получения документов. Перекрой один из каналов, например, рынок банковских услуг - и деньги перестанут поступать из России в Среднюю Азию, что само по себе автоматически станет фактором социальной напряженности. Хотя бы по этой причине жестких разбирательств с трудовыми мигрантами пока не предвидится: рычагов социального влияния у Москвы достаточно, зачем же использовать более кардинальные политические методы?

Есть, правда, другой вопрос, и он уже напрямую касается не только России, но и стран - поставщиков дешевой рабочей силы. Решаема ли вообще проблема гастарбайтеров из Средней Азии? А если решаема, то каким образом? Но это уже тема для другой статьи.

 

 

Болат Шакуев

 

Комментарии