ПОНЕДЕЛЬНИК, 17 ДЕКАБРЯ 2018 ГОДА
13-06-2011, 11:40

Старший сын Чингисхана


Прочитав в Интернете статью Искандера Ундасынова "Джучи", где он утверждает, что "знаем о нем мы удручающе мало, настолько, что до сих пор остается для нас загадкой даже его рождение и смерть", я кинулся искать по источникам. И верно - о Джучи мы знаем крайне мало. А ведь он был старшим сыном великого Чингисхана, стоял у истоков создания мощного государства на части территории современного Казахстана, которое мы знаем как Золотая орда. И именно его прямые потомки создали потом Казахское ханство.

Тайна рождения

Многие помнят историю о том, что мать Джучи - влиятельная и уважаемая Борте - в 1181 году была пленена меркитами. А год спустя, в 1182-м, родился Джучи. Этот факт позволял многим в прошлом и позволяет некоторым сейчас сомневаться в отцовстве Чингисхана.

Рашид ад-Дин, автор "Сборника летописей": "… Бурте-фуджин забеременела Джучи-ханом. В то время племя меркитов… ограбило дом Чингисхана и увело его беременную жену… они (меркиты) отослали Бурте-фуджин к Онг-хану (Ванхану)… Узнав об этом, Чингисхан отправил к Онг-хану, для востребования и возвращения Бурте-фуджин, эмира по имени Саба. Онг-хан, оказав ей почет и внимание, отправил вместе с Сабой. На пути у нее родился сын, которому по этой причине дали имя Джучи" (Джучи переводится здесь как "неожиданный гость").

Но серьезные ученые утверждают, что Рашид ад-Дин попросту врет, фальсифицируя историю, как это делали многие идеологи от истории до и много позже него. На самом деле Борте была освобождена самим Чингисханом (тогда еще Темучином) с помощью уже упомянутого нами Ванхана (Тогрул-хана) и своего Анды Джамухи.

Вот что писал безымянный авто в "Сокровенных сказаниях монголов": "… Меркитский улус в панике бросился бежать вниз по течению реки Селенги, а наши … гнали, губили и забирали в плен беглецов. Темучжин же, выбегая навстречу бежавшим, все время громко окликал: "Борте, Борте!". А Борте как раз и оказалась среди этих беглецов. Прислушавшись, она узнала голос Темучжина, соскочила с возка и подбегает… взглянул он на Борте-учжину - и узнал. Обняли они друг друга… Вот как произошла встреча Темучжина с Борте-учжин и освобождение ее от меркитского плена".

Большинство историков склонны верить автору "Сказаний…", ведь он являлся прямым свидетелем, если не прямым участником тех событий. Согласимся с ним и мы.

А вот что касается отцовства Чингисхана, то здесь сомнения остаются. Даже родные браться нет-нет, да намекали Джучи на меркитское происхождение. История сохранила случай драки межу сыновьями Чингисхана за право престолонаследия. Но об этом позже. 

 

Детство и юность

Вот здесь ученые всего мира встают в тупик. Практически нет данных о том, как прошло детство и становление Джучи. В средневековых нарративах он появляется уже зрелым юношей в возрасте 25 лет. Давайте вместе с вами попробуем, как говорил классик, мыслить логически, по крупинкам собирая материал из разных источников.

Несмотря на все слухи, Чингисхан искренне любил своего старшего сына. И, конечно, дал ему прекрасное образование. Сам Покоритель Вселенной был просто одержим жаждой новых знаний. Недаром в его окружении всегда были великие ученые своего времени. Причем образование, думается, было не только монгольским. Управлять лошадью, как мы знаем, любой монгол, любой кочевник учился раньше, чем ходить. Стрельба из лука, бои на мечах, саблях, булавах (шокпарах), виртуозное владение пикой, тяжелым копьем - здесь щедро делился своим опытом не только отец, но и, уверен, его ближайшие сподвижники - Субэдей, Джэбэ, Мухагали… И Джучи наверняка был хорошим учеником. Он, может быть, не стал самым лучшим бойцом, но стратегом, как называли греки военачальников, был отменным. Не зря отец доверял ему самые ответственные задания.

Планируя свой поход на Китай, Чингисхан должен был обезопасить свои тылы. И потому гарантии со стороны северных народов становились залогом успеха похода на юг.

Лев Гумилев, "Поиски вымышленного царства": "В 1207 году война возобновилась. Старший сын Чингиса, Джучи, за один поход, не встретив серьезного сопротивления, покорил "лесные народы" Южной Сибири, чем обеспечил монгольскому улусу тыл".

Как он это сделал? Свирепость и беспощадность, свойственные чингизидам, у Джучи были врожденными. Это только со временем слухи сделали старшего сына Чингисхана самым гуманным среди всех потомком Покорителя. А пока…

"Сокровенные сказания монголов" (автор неизвестен): "В год Зайца (1207 г.- прим. авт.) Чжочи (Джучи) был послан с войском Правой руки к лесным народам… Прежде всех явился с выражением покорности ойратский Худуха-беки, со своими тумен-ойратами. Явившись, он стал провожатым у Чжочия… Подчинив ойратов, бурятов, бархунов, урсутов, хабханасов, ханхасов и тубасов, Чжочи подступил к тумен-киргизам. Тогда к Чжочи явились киргизские нойоны Еди, Инал, Алдиер и Олебекдигин. Они выразили покорность и били государю челом белыми кречетами-шинхой, белыми же меринами да белыми же соболями. Чжочи принял под власть монгольскую все лесные народы… Взял он с собой киргизских нойонов-темников и тысячников, а также нойонов лесных народов и, представив Чингисхану, велел бить государю челом… Милостиво обратившись к Чжочи, Чингисхан соизволил сказать: "Ты старший из моих сыновей. Не успел и выйти из дому, как в добром здравии благополучно воротился, покорив без потерь людьми и лошадьми лесные народы. Жалую их тебе в подданство".

К сожалению, о том, откуда и каким образом управлял Джучи лесными народами, ничего не известно. Отсутствует информация и о том, принимал ли он в 1209-1210 гг. участие в завоевании тангутского государства Си-Ся. Немного сведений дошло до нас и об участии Джучи в войне с китайской империей Цзинь. Известно лишь, что в 1211 г. он вместе с братьями Чагатаем и Угэдэем захватили часть провинции Шаньси, расположенной к северу от Великой Китайской стены.

Вернемся к образованию Джучи. Китайские, уйгурские, тангутские учителя дали ему такой уровень образования, что он, как мне кажется, перерос свое время. Он взял от своего отца мудрость, что война - это не только битва, но еще и дипломатия. В этом он выгодно отличался от своих братьев. Лишь он один из них понял настоящее искусство войны и управления ( в нашем понимании госуправление).

Лев Гумилев, "Поиски вымышленного царства": "Меркиты, отступившие в 1208 году за горные проходы Алтая и Тарбагатая, получили помощь от кипчаков… Благодаря ей они к 1216 году собрались с силами и попытались ударить монголам в тыл. Только два тумена, спешно переброшенных из Центральной Монголии, под командой старшего царевича Джучи остановили и оттеснили противника…".

В этой войне Джучи показал себя не только зрелым военачальником, но и истинным свирепым чингизидом. Догнав меркитов у реки Иргиз, монголы разбили войско своих исконных врагов, а затем и уничтожили это неукротимое племя вплоть до последнего человека. Так меркиты прекратили свое существование на планете.

 

Среднеазиатский поход

В 1219 г. началась подготовка к Среднеазиатскому походу. Этому предшествовало важное событие как в истории Монгольской империи, так и в жизни Джучи. Речь идет о семейном совете, на котором обсуждался вопрос о наследнике Чингисхана.

В "Сокровенных сказаниях монголов" автор рассказывает, что на этом совете ханша Есуй обратилась к Чингисхану с вопросом, кому он завещает свое царство. На что тот ответил: "Это Чжочи. Что скажешь ты? Отвечай!" Не успел Чжочи открыть рта, как его предупредил Чаадай (Чагатай - прим. авт.). "Ты повелеваешь первому говорить Чжочию. Уж не хочешь ли ты этим сказать, что нарекаешь Чжочия? Как можем мы повиноваться этому наследнику меркитского плена?". При этих словах Чжочи вскочил и, взяв Чаадая за шиворот, говорит: "Родитель-государь еще пока не нарек тебя. Что же ты судишь меня? Какими заслугами ты отличаешься? Разве только одной лишь свирепостью ты превосходишь всех!".

Чингисхан был вынужден вмешаться и утихомирить сыновей. "Как смеете вы, - обратился он к ним, - подобным образом отзываться о Чжочи?! Не Чжочи ли старший из моих царевичей? Впредь не произносите подобных слов!"

Согласно монгольским традициям, верховную власть должен был унаследовать старший сын. Да и по уровню образования, по личным качествам Чингисхан, видимо, выделял именно Джучи. На него он возлагал особые надежды. Но не получилось. Семья на этот раз настояла на своем. Меркитский призрак спустя много лет дал о себе знать. Преемником стал Угэдэй.

Но этот совет дал новое направление в престолонаследовании. Отныне не только старший сын имел право на трон. Права чингизидов, таким образом, уравнялись.

А.Доманин, "Монгольская империя Чингисхана": "… Была фактически утверждена на века любопытная наследственная система: все потомки Чингисхана по мужской линии (от четырех сыновей от Борте: от Джучи, Чагатая, Угэдэя и Тулуя - пояснение Искандера Ундасынова) имели абсолютно равное право претендовать на престол, и в то же время никто, кроме прямых потомков, не мог стать ханом. Впоследствии это привело к удивительным коллизиям…".

Т.Султанов, "Чингизхан и Чингизиды. Судьба и власть": "Такое состояние дел приводило к тому, что после смерти каждого государя разворачивалась борьба за престол между отдельными партиями царевичей и эмиров".

И.Ундасынов, "Джучи хан": " Порой она (борьба) принимала крайне жестокий характер; дело доходило до отцеубийства и детоубийства. Побеждал, естественно, не самый достойный, а сильнейший, что, впрочем, не исключало того, что порой именно он и был достойнейшим!".

Но вернемся к среднеазиатскому походу Джучи. Осенью 1219 года ему было поручено взять города на Сырдарье. После семидневной непрерывной осады первым был взят Сыгнак. Все население города было перебито. Затем были Узгенд и Барчынлыгкент. С Джентом было по-другому. Здесь Джучи предстает уже в новом качестве. Он помиловал жителей города, которые не оказали сопротивления. На семь дней, пока его воины грабили город, Джучи выгнал всех жителей за стены.

Джучи оставался в Дженте весь 1220 год. Затем он пошел на соединение с туменами Чагатая и Угэдэя в Хорезмский оазис. Пять месяцев монголы осаждали столицу Хорезмской державы город Гургендж. Ну и по обыкновению город разрушили, а жителей либо перебили, либо взяли в плен.

Дальше вновь начинаются тайны Джучи.

 

Отец и сын

В 1221 году Чингисхан собрал сыновей на совещание в город Талькан (Афганистан). Трое младших остались с отцом, а Джучи ушел к Иртышу.

Искандер Ундасынов счи­тает, что именно в Талькане Покоритель Вселенной отдал старшему сыну улус. Подобного мнения придерживался и автор труда "Списки устроителя мира" ("Нусах-и-джеханара") Гаффари Казвини (1565 г.). Он констатировал следующее: "Чингисхан во время похода на таджиков дал ему (Джучи) Дешт-и-Кипчак и Хорезм до крайнего севера".

Причем, делил свою империю Чингисхан неодномоментно. Территорию современного Казахстана, ставшую потом основой Золотой орды (а затем и Казахского ханства), он доверил старшему сыну. Остальные территории Чингисхан распределил между остальными сыновьями Борте позже.

М.Сафаргалиев, "Распад Золотой орды": "… к улусу Джучи ко времени его смерти принадлежали северная часть Семиречья и Хорезмская степь, это несомненно, однако окраины Саксина и Булгар, при жизни Джучи, по-видимому, не входили в его улус. Передвижение монголов на запад произошло уже при Батые, когда на курултае 1229 г. ему было поручено завоевание земель, расположенных на западе… Только тогда войско монголов дошло до Яика".

Так что неприязни или ссоры между отцом и сыном в то время еще не было. Все началось позже. И инициатива исходила не от Джучи, а от Чингисхана. Здесь я согласен с Искандером Ундасыновым.

На самом деле, скорее всего, история разрыва имела место. И именно из-за строптивости и непослушания Джучи. Но началась она гораздо позже, чем говорят средневековые источники. А тому, что Джучи не присутствовал на Курултае на Сырдарье в 1223 году, была другая причина. Чингисхан повелел старшему сыну пригнать стада куланов на грандиозную облавную охоту. Что тот и сделал, впридачу подарив отцу 20 тысяч белых лошадей. После охоты Чингисхан с сыновьями отправился на Иртыш, а затем и вовсе вернулся в Монголию. Джучи же остался в Дешт-и-Кипчак для того, чтобы управлять своим огромным улусом.

Искандер Ундасынов, "Джучи-хан": "…именно в 1224 г. на Иртыше он (Джучи) получил от отца задание, но не то, о котором с легкой руки Рашид ад-Дина пишут многие, а куда как более скромное: завоевать Восточный Дешт-и-Кипчак до Волги включительно и тем самым подготовить плацдарм для Западного похода. Вот это задание Чингисхана Джучи и не выполнил, но совсем не потому, что сознательно решил проигнорировать его, а потому, что у Джучи-хана просто не было сил даже для ограниченных завоеваний на западе - отец выделил ему всего четыре тысячи воинов. И Чингисхан это прекрасно понимал. Отсюда логически вытекает, что Джучи должен был действовать не в одиночестве, а совместно с приданными ему туменами из основного состава монгольской армии."

Напомню, что Рашид-ад-Дин утверждал, что Чингисхан приказал старшему сыну организацию грандиозного похода на Запад. А Джучи не подчинился приказу отца. Отсюда, мол, и пошел разрыв отца с старшим сыном.

На самом же деле Чингисхан поставил перед Джучи две задачи: во-первых, подчинить кыпчакские племена, обитавшие к западу от Балхаша; во-вторых, создать систему управления на территории Казахстана, уже включенной в Монгольскую империю.

Путаница с событиями и датами не позволяет точно определить время начала отчуждения Джучи от Чингисхана. Достаточно уверенно можно лишь утверждать то, что к 1226 г. Джучи-хан уже настолько отдалился от отца, что, ссылаясь на болезнь, неоднократно отклонял требования Чингисхана прибыть в его ставку. И это, видимо, было единственным реальным проявлением отчуждения Джучи от отца. Но большего он сделать и не мог (Искандер Ундасынов).

 

Гибель

Джучи-хана

С помощью Искандера Ундасынова я хочу привести полностью описание провокации, которую, скорее всего, устроил Чагатай по отношению к Джучи. Ведь до 1225 года Чингисхан сохранял благосклонность и полное доверие старшему сыну. Это очень раздражало недругов Джучи. И особенно Чагатая…

 Вот что писал об этом Рашид-ад-Дин: "С Джучи приключилась болезнь, и когда отец, возвратившись из областей таджиков, прибыл в свои орды (середина 1225 г.), то он (Джучи) вследствие этого не мог явить­ся к отцу и отправил (ему в подарок) несколько харваров охотничьей добычи и просил извинения (за неприбытие). После этого Чингисхан несколько раз приказывал вызвать его к себе, но он (Джучи) вследствие болезни не являлся и приносил извинения. Затем какой-то человек из племени мангкут направлялся (к Чингисхану) из пределов Джучиевых юртов. Джучи, перекочевывая из юрта в юрт, таким больным прибыл к горе, которая была местом его охоты. Так как он чувствовал в себе слабость, то отправил охотничьих эмиров, чтобы они охотились. Увидев такое сборище людей, занимавшихся охотой, тот человек (мангкут) вообразил, что это (сам) Джучи. Когда он прибыл к Чингисхану и (последний) спросил его о болезни Джучи, то он ответил: "о болезни сведений не имею. Но он на такой-то горе занимался охотой".

По этой причине вспыхнуло пламя гнева Чингисхана, который вообразил, что он (Джучи) возмутился и потому не обращает внимания на слова отца. Он сказал: "Джучи сошел с ума, что выделывает такие штуки" и приказал, чтобы войско выступило в поход в его сторону и чтобы в авангарде отправились Чагатай и Угетай, а сам собирался выступить в поход вслед (за ними). В это время пришло известие о смерти Джучи… Чингисхан от этого обстоятельства очень опечалился, загрустил и провел расследование. Слова того человека оказались ложью, и выяснилось с несомненностью, что Джучи в то время болел и на охоту не ходил. Стали искать того человека, из мангкутов, чтобы казнить его, но не нашли".

Но никакого похода, естественно, не было. Иначе об этом было бы известно. Ни один историк, даже такой не внушающий доверия, как Рашид-ад-Дин, не упустил бы его описания. Да, были гнев, желание наказать стро­птивца. Но, видимо, разобравшись, Чингисхан поступил по-отцовски. Даже после смерти Джучи никто из его приближенных не был наказан. А это уже совсем не в стиле Покорителя Вселенной.

Скорее всего, Чингисхан понимал, что Джучи просто занимается становлением государственности своего огромного улуса, самостоятельно и инициативно. Он активно создавал органы госуправления, занимался дипломатией, собирал армию из кыпчаков, оставляя ядром свой четырехтысячный монгольский корпус. И, соответственно, готовил плацдарм для грандиозного и масштабного похода на Запад, тем самым выполняя волю отца.

Народная память сохранила до нашего времени еще три версии смерти Джучи-хана. Вот они. Согласно первой, Джучи был убит по приказу Чингисхана во время охоты на куланов; посланные последним убийцы якобы переломили ему хребет. Вторая утверждает, что во время охоты на куланов Джучи упал с коня и разбился насмерть. По третьей версии, Джучи-хана во время охоты стащил с коня кулан, который и растерзал его, оторвав у него правую руку.

Последняя версия получила подтверждение в ходе обследования мавзолея Джучи-хана специальной комиссией Академии наук Казахской СССР во главе с А.Маргуланом. При вскрытии захоронения был обнаружен труп человека, у которого отсутствовала правая рука. "Это подтверждает легенду, которая сохранилась в народе, о том, что Джучи был убит куланом, который оторвал у него руку", - говорится в Казахской советской энциклопедии.

Смерть Джучи незадолго до кончины самого Чингисхана оказала большое воздействие на расстановку политических сил в Великой Орде как в связи с вопросом престолонаследия, так и в отношении дележа территорий и возможностей использования общемонгольских военных сил для ведения западных завоеваний. Столь же значительным было это событие и для резкого усиления сепаратизма улусов других чингизидов.

Ерлан Е.Акчалов

Комментарии