ВОСКРЕСЕНЬЕ, 16 ИЮНЯ 2019 ГОДА
12-07-2013, 02:49

Кристальной души либерал


Минуло не так уж много  времени с той поры, когда нас активно агитировали за необходимость снижения роли государства в экономической и политической жизни общества. Именно это преподносилось как панацея от всех неурядиц, которые все больше и больше охватывали тогда еще большую и единую страну - СССР.

 

Потом она распалась, а нас окунули в пучину так называемой "шоковой терапии", объявив, что начинается новая эпоха - эпоха либерализма. Признаемся честно, он [либерализм] сразу нам не понравился, так как ассоциировался с не совсем приятными ощущениями, типа галопирующей инфляции и прочих прелестей эпохи "дикого капитализма".

Сегодня на фоне продолжающегося мирового экономического кризиса мы видим потерю либерализмом своих опор, возвращение государства на привычные для нас роли и его наступление на позиции рынков. Усиливается государственное регулирование, вводятся ограничения на сверхсвободное перемещение капитала, государства усиленно стимулируют собственный экспорт и стараются защищать отечественного производителя.

Так уж сложилось, что у нас понятие "либерал" воспринимается как синоним слова "демократ". Политический либерализм фактически нашел отражение в нашей Конституции, где написано, что Казахстан - демократическое правовое государство, где все равны перед законом, носитель власти - народ, а права и свободы гражданина - приоритет государства.

Вместе с тем не будет преувеличением сказать, что по большому счету либеральные ценности так и не смогли пустить глубоких корней в нашем массовом сознании. И это позволяет сделать вывод (особенно на фоне кризисных проявлений), что, по сути, либеральные ценности потерпели у нас нечто близкое к краху.

Насколько это соответствует истине, мы решили выяснить у известных казахстанских экспертов, адресовав им следующие вопросы:

1. Действительно ли в Казахстане имеет место крах либеральных ценностей?

2. Если это так, то чем это вызвано:

- уменьшением идеологического давления со стороны Запада?

- авторитарной сутью нашего государства?

- неготовностью населения принять эти ценности?

3. Нужны ли вообще Казахстану либеральные ценности?

 

Либерализм для "верхов"

Талгат Исмагамбетов, политолог:

1. В отечественных реалиях не имели место ни теоретическое, ни практическое воплощение либеральных ценностей в европейском понимании. Сердцевина этих ценностей - это идея свободы. Но уже в первой четверти XIX века российские мыслители, включая Николая Бердяева, заметили, что в России существует понимание "свободы от чего-то", в первую очередь от ответственности. К чему это привело в первые месяцы после Февральской революции, извест­но: развал экономической, трудовой и военной дисциплины. Те же мыслители обратили внимание, что в Европе имела место борьба за "свободу для чего-то": свобода для занятия экономической, политической, культурной, научной деятельностью. Непременным было важное условие: не нарушать свободу другого человека.

Но "свобода от чего-то" не исключает, а часто предполагает нарушение права на свободу другого субъекта в экономической, политической, культурной и прочей деятельности. В 1990-е гг., и особенно в первые годы независимости, либеральные идеи привлекали высоких должностных лиц именно этой свободой от чего-то. Проще говоря, меньшей ответственностью. Таким образом, западные идеи и ценности переделывались на собственный доморощенный лад, весьма далекий от оригинала. Поэтому у нас, в отличие от Европы, полезность либеральных ценностей была страшно далека от широких масс.

Тем более не в восторге от такого воплощения либеральных ценностей средний класс. И понятно почему. Только становящийся на ноги средний класс изначально столкнулся с чрезмерной свободой действий тех, кто имел опору на конструкцию "власть - собственность", когда происходило неприкрытое сращивание власти и собственности.

Что касается "старых слоев" предполагаемого среднего класса, таких как врачи, учителя, инженеры, высококвалифицированные рабочие, то они оказались в худшем материальном положении и статусе, чем в предшествовавшие десятилетия советской эпохи.

Так что правильно утверждать о тупиковости и опасности использования либеральных ценностей и идей только на потребу узкого слоя верхов. В этом наша страна повторяла реформы российских так называемых либералов типа Егора Гайдара и Анатолия Чубайса. К сожалению, у элиты отсутствует здоровый консерватизм, чтобы сохранить лучшее, неплохо зарекомендовавшее себя в прежнюю эпоху. Но воплощения либерализма в отечественном исполнении не завершились в 1990-е гг. Реформы образования, особенно послед­них лет, - явственный пример того, как вместо получения лучшего продолжают рушить то, что было еще вполне пригодным.

 

2. Впрочем, либеральные ценности переживают кризис и на Западе. Свобода однополых браков с правом усыновления детей для ЛГБТ (лесбиянок, гомосексуалистов, бисексуалов, трансвеститов) противоречит основам биологии и естественному процессу появления детей. Крайне либеральные подходы ведут к дезинтеграции общества. В этом соглашусь с консерватором Бьюкененом, который заметил хитрость левых элит, начиная с итальянского коммуниста 1920-х годов Антонио Грамши. Левые элиты, действуя с подачи Грамши по принципу "разделяй и властвуй", точнее "дезинтегрируй и властвуй", разбивали общество на мелкие группы, чтобы усилить влияние на массы и прийти к власти.

Обратим внимание, что после краха коммунизма исчезли даже намеки и обещания о великом и справедливом общественном переустройстве со стороны социалистов и коммунистов. Печально, когда коммунисты Франции выступают за легализацию легких наркотиков, а единственное, что полностью выполнил из предвыборной программы нынешний французский президент-социалист Франсуа Олланд, - это легализация однополых браков.

Резкий спад интереса к либеральным ценностям у нашей элиты вызван тем, что они добились "свободы от чего-то", в том числе и от многих социальных обязательств. Но ни в период приватизации, ни после элита в целом не была озабочена "свободой для чего-то", то есть свободой действовать эффективно в экономике, науке, культуре и прочих сферах жизни общества. Так что потеря интереса к либеральным ценностям вполне понятна. Хотя временами, когда надо опять продвинуть идеи типа "свободы от чего-то", от каких-то обязательств, то вспоминают "опыт цивилизованного мира". Достаточно обратить внимание на недавние законодательные предложения по повышению пенсионного возраста для женщин.

"Низами" и средними слоями либеральные идеи и ценности в доморощенном понимании и исполнении изначально воспринимались критично, поскольку противоречили их интересам.

Авторитарность режима вполне может сочетаться с пониманием важности экономических свобод, как в Таиланде и Малайзии. Но опять-таки и наш, и российский либерализм базируются на "свободе от чего-то", исключая "свободу для чего-то" позитивного. Неслучайно один из главных российских либералов Анатолий Чубайс проявил себя мастером по­строе­ния государственной монополии в электроэнергетике, а затем оставил в подчиненной ему отрасли множество региональных монополистов. Но это бесконечно далеко от европейского либерализма с его любовью к конкуренции.

 

3. Величие либерализма прошлых веков состояло в расширении свобод и прав человека и гражданина как условия созидания новых возможностей. Но этот творческий потенциал либерализма на Западе исчерпан, а у нас либерализм проявил и проявит себя, учитывая важность для элиты принципа "свободы от чего-то", только в деструктивном ключе. Для нас полезно замечание выдающегося российского писателя XIX века Салтыкова-Щедрина, что отечественные либералы начинают от приспособления своих идей применительно к возможности и завершают применительно к подлости. В том виде, в каком они существуют в отечественном приложении и даже в сегодняшней западной политической практике, не думаю, что либеральные ценности будут полезны.

 

Подмена понятий

Асылбек Бисенбаев - гендиректор АО "Комсомольская правда-Казахстан", бывший председатель бывшего Либерального движения Казахстана, которое добровольно самораспустилось перед парламент­скими выборами осени 1999 года:

- Ни о каком крахе либеральных ценностей в Казахстане речи быть не может. Хотя бы потому, что у него все еще впереди. Расцвет или развитие либеральных ценностей только предстоит. Потому что без развития либеральных ценностей и либеральной идеологии, развития рынка и демократии, реализации прав человека - без всего этого равноправного международного партнерства практически быть не может.

И говорить о том, что в Казахстане отсутствует почва для восприятия или развития либеральных ценностей, также нельзя. Ведь на самом деле в обществе есть целые слои, появившиеся за годы реформ, которые исповедуют либеральные ценности, либеральную философию.

Во-первых, это тот средний класс, который у нас так или иначе, но формируется. Хотя процесс этот проходит очень тяжело и испытывает перманентное давление со стороны коррумпированного чиновничества. Во-вторых, достаточно большой круг интеллектуалов и интеллигенции. В-третьих, собственно бизнес-среда.

Реальное развитие политических свобод и экономической самостоятельности населения невозможно без формирования, скажем так, либеральной политической среды или политической системы.

Наверное, нельзя категорически настаивать, что стопроцентно все представители указан­ных групп будут исповедовать исключительно либеральные ценности. В реальной жизни есть определенные приверженцы той или иной - например левой, правой или центристской идеологии. Но тем не менее есть и те, кто предпочитает либеральные ценности.

В то же время в политическом спектре нашего общества однозначно нет ни партий, ни движений, программные установки которых более или менее соответствовали бы либеральным принципам. Потому что на сегодняшний день сложилась такая ситуация, когда наибольшую опасность для людей, препятствующих политическим реформам в Казахстане, представляют, как это ни странно, две силы: либералы, которые не оформились у нас в политическую организацию, и исламисты, которые у нас, напротив, неплохо оформ­лены. Правда, неформально. И обе эти формы выражения политических умонастроений не конституи­руются в политической системе. Существует целая система законодательных, организационных и прочих препятствий для развития либерального политического движения в Казахстане.

У нас происходит некоторая подмена понятий, из-за чего многие путают рыночные преобразования с либеральными реформами. Да, у нас сформировались институты частной собственности, но это только один сегмент либерализации. А в более широком смысле либерализация предполагает изменение политической системы и ее последующее развитие, когда предоставляются равные права всем гражданам, а у нас с этим есть некоторые проблемы.

Реформы, которые мы называем рыночными, это не есть суть либеральные реформы. Когда распадался Советский Союз, было понятно, что нерыночный механизм функционирования экономики себя исчерпал. Это был полный крах так называемой социалистической плановой экономики. И другого выбора, кроме как переходить к капиталистической или рыночной экономике, у нас не было. Этот переход должен был сопровождаться равными возможностями для всех наших граждан. Но на практике все получилось далеко не так. Поэтому мы можем говорить, что сформировался институт частной собственности, но это не есть еще открытая конкурентная рыночная экономика.

На самом же деле произошло формирование бюрократического класса, который заинтересован в сохранении существующей ситуации. И он всячески избегает реальной ответственности перед обществом.

У нас часто ссылаются на опыт России, где политические партии правого толка, исповедующие либеральные ценности, из года в год не получают отклика в электоральной среде. В принципе, эта ситуация может повториться и у нас. Но это уже вопрос о качествах вождей либерального движения. Они не всегда позитивно воспринимаются населением, так как во многом ассоциируются с не совсем справедливыми результатами приватизации. И в этом случае произошла еще одна подмена понятий. Когда происходил дележ советской собственности, считалось, что это либеральная реформа, хотя на самом деле она была отнюдь не либеральной. И именно с этим моментом связывается деятельность нынешних либералов.

Поэтому здесь необходимо разобраться с понятийным аппаратом и только потом спорить по сути вопроса…

Подготовил Кенже ТАТИЛЯ

 

Комментарии