СРЕДА, 15 АВГУСТА 2018 ГОДА
30-11-2012, 02:25

Прощай, оружие! И здравствуй…

На минувшей неделе Центральное командование США допустило "контролируемую утечку" - в Сети появились слайды с довольно занятной информацией. На карте были обозначены все варианты транзита грузов из Афганистана. В спорах о том, какое направление выберет Вашингтон, разом была поставлена жирная точка.

Маршрутный   лист был максимально диверсифицирован, причем таким образом, что казавшееся ранее одним из основных российское направление оказалось лишь вспомогательными. На первый план вышли арабский вектор (Иордания, ОАЭ) и некоторые элементы Северной сети поставок. Причем, что важно, не слишком подходящий для военных нужд порт в Актау в этой цепи становится если не ключевым, то, во всяком случае, имеющим как минимум второстепенное значение (ранее ему отводили третьи-пятые роли). Эти занятные во всех смыслах изменения заставляют по-новому взглянуть на внешнеполитическую линию Казахстана.

Согласно планам Центрального командования США, чьи элементы концепции цитирует нью-йоркская политическая блог-платформа EurasiaNet, "на протяжении двух лет американ­ской армии понадобится отправлять из Афгани­стана ежемесячно порядка 2 200 контейнеров и транспортных средств, чтобы полностью вывезти всю свою технику и оборудование. Причем около 500 означенных контейнеров и ТС - по территории Центральной Азии". Из них 400 единиц предполагается транспортировать по железной дороге через Узбекистан, Казахстан и Россию, оставшиеся 100 - грузовым автотранспортом через территории Таджикистана, Киргизии, Казахстана и Кавказа.

Из приведенного выше расклада получается, что пакистанское направление будет обслуживать чуть более половины перевозок. Оставшиеся маршруты распределены следующим образом:

- дубайский мультимодальный транзит - 200 ед. ПС/200 ед. К;

- иорданский мультимодальный транзит - 50 ед. ПС/50 ед. К;

- российский маршрут - 200 ед. ПС/200 ед. К;

- маршрут ККТ (Казахстан, Киргизия, Таджикистан) - 100 ед. К.

ПС означает подвижной состав (общие объемы - 1200 ед. в месяц), а К - контейнерные перевозки (общий объем - 1000 ед. в месяц).

В этой связи любопытно, что, по данным американского портала, "российский маршрут" по железной дороге также проходит через Узбекистан и Казахстан, а грузовой маршрут ККТ, что интересно, ведет не через Россию, а предусматривает транспортировку по более длинному пути в каспийский порт Актау. Оттуда - морем в Баку, и затем по территории Кавказа и Турции в Европу".

Хотелось бы отметить, что весь этот контекст существенным образом меняет картину мира, навязываемую потребителям западными СМИ, поскольку фактически раскрывает многие вещи, которые считались до настоящего момента второстепенными. Например, совсем иное значение начинает приобретать морской порт Актау, посредством которого будет транспортироваться не менее 600 единиц различных грузов ежемесячно - то есть большую часть из оставшихся "в наследство" от Пакистана американских грузов. Также приобретает совершенно иное значение и звучание вероятная агрессия против Ирана. Существенным образом будут меняться состав и качество политики вдоль указанных маршрутов. Но самое главное - благодаря перевозкам вырисовываются более конкретные точки соприкосновения американской политики в регионе. То есть информация носит довольно занятный характер. И совершенно непонятно, как такая информация могла появиться в открытых источниках, да еще и довольно специализированных: западный портал EurasiaNet занимается как раз вопросами безопасности, и политика в Средней Азии и на Кавказе входит в зону внимания данного ресурса. По этой причине некоторые аналитики сразу предположили, что мы имеем дело с дезинформацией.

 

Каспийский узел

Первое, на что хотелось бы обратить внимание читателя, - это статус Казахстана и Узбекистана в контексте передвижения войск. Порт Актау и вообще Каспий начинают играть более существенную роль в приложении американской и вообще англосаксонской политики (поскольку в Европе все большую роль приобретает немецкая разведка, имеет смысл говорить о военных усилиях европейцев). И, видимо, не случайно, что по всем направлениям в этом регио­не начинается очень активное движение. В част­ности, речь идет о расширении возможностей морского порта, объединении баз данных всех каспийских портов, резкой милитаризации Каспия. Но самое главное совсем недавно обозначили представители НАТО.

"Обеспечение безопасности инфраструктуры в Каспийском регионе - в интересах членов и партнеров НАТО", - заявил 22 ноября на международной конференции "Обеспечение энергетической безопасности в Каспийском бассейне и роль НАТО в охране важных энергетических инфраструктур" в Баку представитель НАТО на Южном Кавказе Уильям Лахуа. "Альянс заинтересован в оказании помощи своим союзникам и партнерам в защите энергетической инфраструктуры для стабильных энергетических поставок", - добавил он.

Фактически это означает, что теперь стратегический во всех смыслах узел будет не просто зоной приложения интересов США - теперь за ситуацией на Каспии будет приглядывать военная организация этой страны.

И беспокоиться есть отчего. Проработанный маршрут транзита американских грузов - это, по сути, экономическая ветка, которой грех не воспользоваться в будущем. Ведь будут отработаны контакты, логистика и даже политическая составляющая: такие маршруты обычно даются ценой долгих переговоров, а затем и работы с соответствующими игроками региона. А здесь в наследство останется живая инфраструктура, уже организованная соответствующим образом и обеспеченная многочисленными международными военными грузами, что существенно повышает статус транзитной ветки, поскольку вопросы сохранения транзитных потоков будут иметь первостепенное значение. А это, в свою очередь, означает, что США выстраивают модель партнерства, допустим, Казахстана с ОАЭ и Иорданией - вражескими по отношению к Ирану государствами. Более того, эта связь будет рассматриваться руководством страны как одна из приоритетных - просто в силу более четкого планирования.

Если взглянуть на ситуацию шире, то получается, что мы с вами становимся свидетелями вырисовывающихся контуров глобальной экономической сети, в которой примут участие страны, входящие в активно продвигаемую Вашингтоном стратегию "Новый Шелковый путь" (НШП).

 

Шелковый путь в никуда

Сразу оговоримся: на этот аспект - почти полное совпадение курсов транзита и курса концепции НШП - вообще мало кто обратил внимание. Дескать, они лежат совершенно в разных плоскостях и сравнивать их не имеет никакого смысла. Но если взять за основу наш тезис о том, что будущие маршруты формируют экономические связи между региональными игроками и в финале фактически выстраивается большая экономическая и транспортная сеть, то все начинает выглядеть немного иначе. И в принципе, выглядит это совсем неплохо, если бы не одно маленькое "но". Проблема в том, что концепция НШП в основе своей политическая - и, соответственно, цели она несет сугубо политические. Их несколько, и те, что касаются нашего региона, предусматривают, например, формирование единого рынка с Афганистаном. Ради этого выделяется мощный региональный игрок (им должен стать, судя по послед­ним событиям, Узбекистан), вокруг которого консолидируются все более или менее значимые в регионе силы. Территория Афганистана рассматривается как транзитная - со всеми вытекающими отсюда профитами и сложностями, главная из которых - обеспечение безопасности транзитных потоков. И если исходить из того факта, что над концепцией НШП работали самые на сегодняшний день сильные американские специалисты, то предположить, что она направлена действительно на укрепление региона, чрезвычайно трудно. Анализируется ли афганский конфликтный потенциал? Мы почти уверены, что да, и в этих условиях интеграция Центральной Азии с Афганистаном может означать только одно. И это одно называется усилиями по разжиганию полноценной войны на границе с Китаем.

США уже давно, примерно два года назад, объявили Китай и регион Юго-Восточной Азии (ЮВА) точкой приложения своих основных усилий. Этой логике подчинено многое. Мы не будем рассказывать об особенностях стратегии в каждом регионе (тем более что на это не хватит никаких газетных полос), но упомянем, что, допустим, война с Ираном рассматривается в том числе как способ ограничить бурный рост Китая - для этого всего-то нужно помешать Китаю развивать энергетические маршруты, главный из которых как раз связан вплотную именно с Ираном.

А теперь давайте вспомним: один из основных маршрутов вывода войск из Афганистана лежит через ОАЭ и Иорданию: туда будет поступать ровно четверть всех грузов, предназначенных к вывозу. А кто даст гарантию, что США действительно будут выводить технику из Афганистана и везти ее до границ с Америкой? Какой прок от вооружения, которое пылится на складах, а не обеспечивает интересы США по всему миру? Может ли часть груза - а скорее всего, большая часть - остаться на территории государств, которые имеют региональные амбиции и, скажем, закрытые планы по агрессии или поддержке конфликтов против Ирана? Почему бы и нет. Особенно в условиях, когда американские грузы являются военными и, стало быть, не подлежат контролю иных стран - а значит, непонятно, дойдут ли контейнеры до США полными или будут где-то разгружены. Иной контекст, не правда ли?

А ведь то же самое можно сказать и о направлении через Среднюю Азию. Почему США решили сделать приоритетными направления, лежащие через Узбекистан, Баку, страны Кавказа и Турцию? Это же более длинный с точки зрения логистики путь, а соответственно, он гораздо дороже стоит. Но если направления начинают играть политическую роль, то все более или менее становится на свои места. Перечисленные страны и регионы - это целые направления американской политики, и лежат они в зонах потенциальных конфликтов. Почему поддержка не может касаться союзника США Азербайджана (конфликт в Нагорном Карабахе), Узбекистана (конфликт в Средней Азии), Киргизии (конфликт в Средней Азии), Кавказа (как минимум Грузии), Турции (здесь список конфликтов широк до неприличия). Там же, где этого не нужно (например, в Казахстане), груз будет проходить дальше, а страна получит только транзитные деньги. Довольно неплохие.

Согласитесь, этот контекст разом меняет представления о транзите грузов, да и об американской политике в целом. Именно по этой причине классический российский маршрут через Ульяновск и далее в Европу признан не сильно выгодным - подозреваем, этим маршрутом грузы будет действительно доставляться домой, и поедет в США через Россию то, что оставить не представляется возможным или попросту не нужно. Ключевым узлом транспортировки действительно становится Каспий. Между тем даже казахстанские военные и даже в открытых документах называют Каспий регионом с потенциальной войной уже в самое ближайшее время…

Роберт  Берновский

 

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение