ПЯТНИЦА, 23 ФЕВРАЛЯ 2018 ГОДА
4-06-2010, 08:59

Операция "реанимация"

или О бедной науке замолвите слово

Третий за годы независимости Казахстана законопроект "О науке" находится в парламенте. Предыдущие аналогичные законы так и не помогли отечественной науке стать передовой отраслью. Нынешний проект выглядит более жизнеспособным, однако и он не во всем устраивает ученых.

Статус-кво, или Науки юношей не питают

Известный ученый, в прошлом четырежды депутат парламента Оразалы Сабден, ныне возглавляющий Институт экономики Министерства образования и науки РК, отмечает: на протяжении почти двадцати лет независимости Казахстана науке не уделялось должного внимания:

- За годы суверенитета страны ни один глава правительства и ни один министр ни разу не поднял проблему науки как первостепенной отрасли в государстве. И только после того, как в сентябре прошлого года президент страны поставил вопрос ребром - потребовал придать науке новый импульс, правительство зашевелилось.

Необходимость в таком толчке, по мнению Сабдена, существовала давно, а с учетом мирового кризиса принятие кардинальных мер по подъему науки тем более уже не терпит отлагательства:

- Все развитые страны начали заниматься формированием шестого технологического уклада - нано -и биотехнологиями, генной инженерией. А в Казахстане доля даже пятого технологического уклада составляет всего 1 процент, тогда как в России этот показатель равен 3-5%, в Японии - 65%, в США - 60%.

Пока в этих странах ученые пытаются идти все дальше и дальше за грань неизведанного, их казахстанские коллеги вынуждены решать более земные проблемы. По-прежнему остро стоит вопрос материального обеспечения, а от его решения зависит и статус научных работников, и финансирование их деятельности. А необходимость соответствовать международным стандартам породила еще одно непонимание между разработчиками законопроекта и учеными. В начале нынешнего года оно вылилось в открытое сопротивление вторых - они обратились к президенту страны и высказались против предложенного законопроекта. По единодушному мнению подписантов, документ противоречил основным идеям реформирования науки. Текущее же положение удручает самих ученых. В управлении наукой нет системности, зато налицо слабая координация действий. Дефицит желающих грызть гранит науки поставил под угрозу преемственность поколений научных работников. Наука стала непривлекательной для талантливой молодежи. По оценке ученых, мысль Абая о том, что наука есть процесс копания колодца иглой, может остаться только мудрым изречением, так как некому будет "копать". Сегодняшнее затишье объясняется тем, что часть предложений ученых была услышана. В целом новый законопроект они называют позитивным, но "частности", которые их не устраивают, все же остались.

Как отмечают ученые, в сравнении с первыми годами независимости финансирование науки сейчас значительно сократилось. По информации Оразалы Сабдена, в 1991-м государство вкладывало в науку 0,68% от ВВП, а сегодня - всего 0,22%, тогда как по международным стандартам, критическим порогом, чтобы науку не вынесли "ногами вперед", являются 1,5% от ВВП. Это отразилось и на количестве желающих заниматься наукой. Сегодня кадровая обеспеченность одной научной организации, по подсчетам экономиста, составляет 46 человек (для сравнения: в России - 222). В 1991-м в Казахстане было около 42-х тысяч научных работников, а сегодня их осталось 16 тысяч.

- Квинтэссенцией состояния науки я назвал бы норму, касающуюся заработной платы ученых, - говорит О.Сабден. - Сегодня младший научный сотрудник получает 28 тысяч тенге, а доктор наук - 52 тысячи. Поэтому в научных институтах остались одни патриоты - другие за такую зарплату работать не будут. А иностранные ученые в наших условиях вообще умерли бы с голоду.

 

Статус-кво, или Кто больше ученый

- Пока до ученых дойдут заложенные на науку бюджетные средства, их распилят, как бревно на поленья, - говорит профессор КазНУ имени аль-Фараби Герман Ким. - У нас ученые отчитываются перед чиновниками за еще не выделенные деньги, хотя их главный отчет должен быть признан научным миром. А уж если такого признания нет, надо лишать их права участия в бюджетных конкурсах,  грантах и госзаказах на лет  5 лет, как  это принято, к примеру, в Южной Корее.

Согласно законопроекту, научным работникам, выполняющим государственное задание, устанавливается ежемесячная доплата за ученые степени в размере одной месячной минимальной заработной платы для кандидата наук, доктора философии (PhD) и двух месячных минимальных зарплат для доктора наук. Союз ученых предлагает увеличить доплату в два и четыре раза соответственно.

- Тут невольно приходит сравнение с советским прошлым, когда кандидат наук за свою ученую степень получал доплату, составлявшую половину оклада, - напоминает Герман Ким. - В те времена доктор наук получал вдвое больше, чем кандидат: первый - 600 рублей, второй - 300.. У нас же речь идет о минимальной зарплате. Ну, как можно за 14 952 тенге захотеть корпеть над докторской? Разве ж это мотивация?

Ученый предлагает свой метод стимулирования - не размазывать "банку меда", то есть выделяемые средства, на всех ученых и псевдоученых.

- Существуют четкие критерии. Если человек не публикуется в дальнем зарубежье - это не ученый; если он не получает зарубежные гранты - это не ученый; если его не приглашают читать лекции за рубежом - он не ученый, если его не приглашают на международные конференции - это тоже не ученый. Ученый - это исследователь международного уровня. У нас сегодня весь парламент "остепененный". Но это не значит, что всем депутатам нужно платить за обладание "корочкой". Платить за науку нужно тем, кто работает в научных учреждениях, либо в вузовской системе именно в тот период, когда они там работают.

Главное пожелание ученых связано с распределением направляемых в науку денежных потоков. При этом они настаивают на своем участии в решении финансовых вопросов.

О.Сабден ставит действующей схеме финансирования, вернее, распределения средств, "единицу".

- Президент страны потребовал, чтобы чиновники не финансировали науку. Распределять средства должен научный совет, который определит значимость и стоимость того или иного научного проекта. Командовать наукой должны не чиновники, а сами ученые. И пора ректоров вузов и директоров НИИ начать избирать коллективом или ученым советом.

Союз ученых Казахстана предлагает разработать особую тарифную сетку для научных работников с повышающим коэффициентом и утвердить ее правительственным постановлением.

- В свое время Сталин это делал, - напоминает О.Сабден.

У академика Исы Байтулина недоумение вызывает ситуация со статусом ученых.

- Научные работники работают на государство, но почему тогда мы не приравнены к госслужащим? - задается вопросом профессор биологии.

Он считает, что это необходимо, чтобы ученые получили доступ к льготам, предусмотренным для работников госслужбы.

- Придание такого статуса позволило бы решать свои социальные проблемы. Это помогло бы стабилизировать состав научных работников. Ведь за последние пять лет, например, из Института ботаники ушли шесть докторов наук…

Статус научного работника профессор напрямую связывает с финансированием.

По всей видимости, поэтому в предложениях Союза ученых явно просматривается стремление повлиять на распределение денежных потоков. Ученые предлагают усилить влияние и роль национальных научных советов, сделав их коллегиальным органом, который будет определять ведущие направления развития науки, сопровождать реализацию научных проектов и - обратите внимание - принимать решения по их финансированию.

 

Статус-кво, или Не хлебом единым

Авторы законопроекта исключили степени кандидата и доктора наук, заменив их степенью доктора философии (PhD), соответственно исключены кандидатские и докторские советы. Взамен предполагается переход на систему образования "бакалавриат - магистратура - PhD". Но в Союзе ученых убеждены в необходимости параллельного сосуществования старых и новых степеней. Свою позицию ученые объясняют научными связями, на которых нельзя ставить крест.  Дипломы кандидатов и докторов наук являются конвертируемыми на постсоветском пространстве, а их обладатели представляют реальный научный потенциал страны.

- Никто не возражает против PhD, тем более что Казахстан присоединился к Болонской конвенции. Но Министерство образования и науки путает научную степень с научным званием, - поясняет О.Сабден. - Ученая степень дается за вклад в науку, производство новых знаний, а новые знания делаются только в научных институтах, которые занимаются фундаментальной наукой. Вузы лишь воспроизводят эти знания и преподают студентам. Поэтому мы считаем необходимым сосуществование этих двух систем, что позволит создать конкурентную среду в науке и выявить конкурентные преимущества.

Сегодня, по данным О.Сабдена, в Казахстане около шести тысяч соискателей кандидатской и докторской степеней оказались в подвешенном состоянии.

Иса Байтулин тоже против ликвидации защиты кандидатской и докторской диссертаций. В этом, по мнению известного биолога, заключается самое существенное расхождение между учеными и авторами законопроекта.

- Это неправильный подход, поскольку широко распространенный PhD по уровню гораздо ниже кандидатской диссертации. При защите PhD готовится реферат, а при защите кандидатской ведется научный поиск. Вот в чем разница! От обычного преподавателя кандидат наук отличается обладанием научного подхода. Доктор наук должен уже возглавлять целую отрасль, научное направление. Поэтому пренебрегать кандидатской и докторской диссертациями не следует, - приводит свои доводы профессор.

Согласно законопроекту, в качестве эксперта научных проектов должен быть привлечен иностранный специалист. В свою очередь, И.Байтулин говорит, что лучшие "оценщики" находятся в Казахстане, и приводит пример из родной отрасли:

- Наши почвоведы выпустили 11 томов по почве Казахстана, составили карту Казахстана, объехали страну вдоль и поперек. Какой иностранец сможет столь же компетентно оценить их проект? А ведь при этом работа эксперта оценивается гораздо выше, чем работа исполнителя. Поймите, я не против привлечения зарубежных ученых в качестве экспертов, поскольку отдельные отрасли у нас слабо развиты, но я за дифференцированный подход в этом вопросе.

Наши ученые еще помнят былую славу и роль Национальной Академии наук. Сегодня от прежнего его статуса осталось только громкое название. Одни ученые полагают правильным вернуть этому институту прежнее величие на деле, другие - признать нынешний статус академии, поставив ее в равные условия с другими научными институтами.

- Сегодня НАН, Национальная инженерная академия и другие являются республиканскими общественными объединениями, и должны попадать под один закон - об общественных объединениях. - напоминает директор Института экономики Сабден. - Со статусом Академии наук нужно определиться: либо придать ей государственный, предоставив соответствующие полномочия, как в России, либо оставить действующий - в этом случае НАН РК не должна иметь преференций по сравнению с другими республиканскими академиями. При нынешнем статусе академия должна находиться в конкурентных условиях. По закону об общественных объединениях, любое республиканское общественное объединение должно в течение года открыть филиалы более чем в половине регионов страны. Так вот наша "национальная гордость" не имеет необходимого количества филиалов, тогда как у других вышеперечисленных академий наук с этим все в порядке.

- Национальная академия наук является таковой только по названию. - подтверждает Г.Ким. - Теперь нет никакой разницы между нею и общественным объединением, допустим, коллекционеров бабочек.

Со своей стороны профессор считает необходимым вернуть Академии наук особый статус со всеми вытекающими из этого последствиями.

 

Статус-кво, или Одним законом сыт не будешь

Герман Ким также задается вопросом: куда идет казахстанская наука? Но на этот вопрос законопроект не дает ответа. Кроме того, возникают вопросы материального характера: какой процент из бюджета будет вкладываться в науку, где она будет сосредоточена, как заинтересовать грантодателей и меценатов?

- Для меня осталось непонятным, останутся ли жить академические институты или это будет вузовская наука? - говорит Г.Ким. - Если кандидатские и докторские диссертации ликвидируются, а остается только PhD, значит, в академических институтах не будет подготовки научных кадров. Куда в этом случае пойдут деньги? Тут нужно решить - либо мы двигаемся как на Западе, где вся наука сосредоточена в университетских центрах, либо оставляем академические учреждения, которые сейчас находятся под Министерством образования и науки. Нужно предусмотреть и возможности для частного финансирования. Если бы грантодателей и меценатов освободили от налогов, они были бы заинтересованы в этом. А сейчас даже присланные в дар из-за рубежа книги облагаются налогами.

Все это, по мнению профессора, должно быть прописано в законе о науке и согласовано с другими законами. Он также обеспокоен тем, как будет работать документ после принятия. Главным фактором жизнеспособности закона ученый считает финансирование, схему распределения средств. А именно это в законопроекте не прописано. Более того, по мнению представителя гуманитарной отрасли, он полностью разработан под естественные и технические науки. Между тем, гуманитарная, считает Г.Ким, переживает глубочайший кризис. И острые дискуссии вокруг Доктрины национального единства показали, что идеологию еще никто не отменял.

Доктор экономических наук Оразалы Сабден тоже обеспокоен судьбой науки после принятия закона. По его мнению, даже при выполнении всех норм потребуется дополнительный толчок:

- Принятие одного закона погоду не сделает. Должен быть комплекс законов, способствующих развитию науки. По моим подсчетам, для этого нужно внести изменения почти в 15 существующих законов.

Двигать науку вперед нужно не только на бумаге, но и реальными делами, считает Сабден.

- Основные научные силы находятся в Алматы, поэтому я предлагаю создать в нашем городе национальный научный центр фундаментальных и прикладных исследований центр (научный кластер) на базе всех академических научно-исследовательских институтов всех направлений. При этом обеспечить сильнейшей материально-технической базой. Штаб-квартирой этого центра должно быть бывшее главное здание НАН РК, рядом с которым расположено большинство академических институтов. В поселке Алатау на базе институтов физико-технического профиля организовать крупный научно-исследовательский центр, построить там наукоград, который будет заниматься фундаментальной наукой и внедрением научно-технических разработок. Вот тогда науке будет дан мощный толчок.

 Вероника Лим

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение