ПЯТНИЦА, 10 ИЮЛЯ 2020 ГОДА
30-04-2010, 08:54

Лучше недоразвитое ЕНТ, чем возвращение к коррупции


Изменения, касающиеся Единого национального тестирования, предъявляют более жесткие требования к уровню знаний абитуриентов, и повышение планки, преодолев которую, они смогут стать студентами, логично и оправданно. Но президент Международной академии бизнеса (МАБ) Асылбек Кожахметов считает, что изменение цифры порогового уровня для зачисления в вуз непоказательно - гораздо важнее содержимое.

Пускай меньше, да лучше

- Уже объявлено о том, что в этом году пороговый уровень по итогам ЕНТ повышается с 45 до 50, а для медицинских специальностей - до 55 баллов. В то же время средний балл по республике составляет 70. С вашей точки зрения, была ли необходимость в повышении порогового уровня? Какая планка была бы оптимальной?

- Вообще, оценивать повышение порогового уровня нужно с учетом всех факторов. Можно повысить пороговый уровень, но при этом снизить сложность тестовых заданий, и тогда мы получим то же самое. Можно не повышать "порог", но при этом усложнить задания, и в таком случае получить необходимые баллы будет труднее. Поэтому заявления о повышении порогового уровня выглядят скорее как политико-психологическая игра с населением. Гораздо важнее, чтобы организация ЕНТ совершенствовалась и соответствовала поднимаемой планке.

- И все же, является ли ЕНТ своеобразным "ситом", через которое "просеиваются" достойные?

- Своеобразным "ситом" оно, конечно, является. Другое дело, является ли оно комплексным, системным. Критика, которая звучит в адрес ЕНТ (что эта система отбора поощряет механический, фактологический, зубрежный подход), отчасти оправданна. Однако внедрение ЕНТ выполнило главную функцию - отсекло и, даже можно сказать, в корне перерубило коррупцию. Сегодня ЕНТ - один из немногих антикоррупционных остров-ков, он является серьезным барьером для разного рода мздоимцев. И выявляемые по стране отдельные факты коррупции при проведении ЕНТ - это ничто по сравнению с тем, что было раньше. В 1990-е десятки тысяч абитуриентов поступали в вузы по коррупционным схемам, а сейчас таковых по всему Казахстану - десять человек.

- В прошлом году Министерство образования и науки предлагало правительству отменить ЕНТ. Предполагаю, что вы не поддерживаете идею возврата к вступительным экзаменам в традиционной форме…

- По моему мнению, ЕНТ проверяет логичность мышления человека, способность учить и заучивать, а это тоже необходимые образовательные способности. Конечно, поскольку создание и внедрение тестов проходило в срочном порядке, оно не совершенно. Но лучше такое недоразвитое ЕНТ, чем возвращение к старой системе с повальной коррупцией. Без сомнения, ЕНТ нужно совершенствовать, ведь с момента его введения прошло десять лет. Но этого не происходит - вернее будет сказать, что развитие идет, но не системно и не комплексно. И общество не видит соответствия результатов многократно звучавшим обещаниям относительно улучшения организации ЕНТ. Если бы такое соответствие было, то в обществе возникало бы меньше вопросов.

 Планировать - не перепланировать

- Согласно официальной информации, из 633 тысяч студентов казахстанских вузов по госзаказу обучаются 133 тысячи. Правильно ли то, что большинство студентов учится "наугад"? Соответствует ли распределение по специальностям требованиям рынка труда?

- Конечно же, это неправильно. Но к этому вопросу нужно подходить осторожно. Надо понимать разницу между плановой советской экономикой и нынешней рыночной. При рыночной экономике планирование тоже существует, но не на сто процентов. Прогнозирование потребности в специалистах должно быть там, где это возможно. Остальная часть отдается на откуп, с одной стороны, рынку, а с другой - профессионализму вузов. Руководители последних должны иметь представление о том, в ком будет нуждаться рынок через четыре года, если речь идет о бакалавриате, и через шесть лет, когда дело касается магистратуры. Именно здесь могут проявиться или не проявиться компетентность и профессионализм руководства вузов.

Наверняка можно планировать потребность в кадрах для госслужбы, в гражданских служащих или в специалистах для крупных компаний (например, национальных), стратегии развития которых написаны на 10-20 лет вперед. В то же время очень трудно спрогнозировать потребности малого и среднего бизнеса.

- Хотелось бы услышать ваши прогнозы на "рыночный заказ".

- Например, Международная академия бизнеса в этом году в числе прочих новых открыла специальность "оценка бизнеса", поскольку мы ожидаем, что когда наши выпускники придут на рынок, будет всплеск спроса на оценщиков. Появилось отделение "логистика бизнеса" - мы считаем, что даже при сохранении в целом сырьевой направленности будет расти производственная экономика, а соответственно и нужда в таких специалистах. Еще одно актуальное направление - ресторанный и гостиничный бизнес. Степень открытости Казахстана повышается, таможенные границы снимаются, мы собираемся вступить в ВТО - все это вызовет увеличение туристических потоков, а значит, и потребность в таких специалистах. С другой стороны, нарастает актуальность подготовки социальных работников. По мере повышения доходности социальная часть будет возрастать. Это видно и на примере нынешнего кризиса: государство не урезало социальные программы. Конечно, открытым остается вопрос адекватности оплаты соцработников. Но с развитием государства, гражданского общества этот вопрос будет решаться.

У нас часто говорят о перепроизводстве юристов. Между тем, грамотных юристов очень мало. Здесь проблема не в перепроизводстве, а в низком качестве подготовки. Хорошей была высшая школа права "Адилет", но она почила в бозе. Достойного преемника у нее нет. И если бы сегодня открылся правильно "раскрученный" юридический вуз с опытными преподавателями и качественным обучением, недостатка в абитуриентах у него не было бы.

- Согласно информации, размещенной на сайте Министерства образования, 30 казахстанских вузов подписали великую хартию университетов. Что изменилось на практике в связи с присоединением к хартии и к Болонскому процессу?

- Теперь, после того как в марте этого года нас официально приняли в "Болонскую семью", не будет отката к старому образованию, старым степеням. Это хорошо уже потому, что если раньше мы стояли "на раскоряку", готовив одновременно кандидатов и докторов наук, магистров и PhD, то теперь будем стоять ровно, будет широкое развитие магистратуры и PhD. И, несмотря на противодействие "старой гвардии", которая, как я думаю, очень мешает министру образования в вопросе присоединения к Болонскому процессу, поезд ушел. Теперь осталось соответствовать. Например, переход на кредитную технологию обучения у нас во многом формальный: преподаватели старой педагогической школы хотя и перешли на новую систему, не понимают ее особенностей.

К этому нам надо было идти давно. Но я понимаю и тех, кто критикует новую систему, поскольку проводится недостаточно мероприятий, которые пропагандируют, объясняют, инструктируют присоединение к Болонскому процессу: и по переходу на кредитную технологию, и по работе самих вузов. Много говорится о необходимости переквалификации всех преподавателей, и не один раз в пять лет, а раз в три года. В предлагаемой министром "Программе развития образования до 2020 года" это есть, но в ней должны быть заложены и адекватные финансовые ресурсы. Легко критиковать менеджмент вузов, помогать - гораздо сложнее. Если бы им были выделены ресурсы на переподготовку преподавателей по Болонскому процессу, то и поддержка реформы была бы иной. Но шагов в этом направлении нет, как и действий по переподготовке управленческого состава вузов. Сегодня нет института повышения квалификации ректоров и проректоров ни на государственном, ни на частном уровне. Вообще нет такой специальности, как менеджмент вуза, хотя должности есть. Менеджмент вузов повышает квалификацию самостийно, в меру своего понимания. Тогда как подобное обучение должно быть регулярным, качественным и затратным. Ведь каждому понятно, что институты системы образования и вузы в том числе работают в стратегическом, может быть, самом важном секторе. Это не только вузовская головная боль, и пока министерство не вылечит ее, оно не решит вопрос реформы высшего образования.

 Полезная дискриминация

- По-прежнему не учитывается при подведении итогов ЕНТ "пятый предмет" - русский в казахских школах и казахский в русских. Придет ли, по вашему мнению, время, когда "языковой" балл будет влиять на общий?

- Этот вопрос, конечно, больше политический. Чтобы сдвинуть языковой барьер с места, я бы предложил сегодня начать учитывать казахский, то есть провести положительную дискриминацию русского языка для продвижения казахского, а лет через пять учитывать и русский - чтобы уровень знания русского не упал окончательно. Тогда не будет такой болезненной реакции по этому поводу.

- С каким уровнем подготовки приходят в вузы нынешние выпускники средней школы? Существенны ли различия в уровне знаний абитуриентов, обучавшихся в специализированных школах и общеобразовательных?

- На мой взгляд, все-таки у нас хорошо работают специализированные и специализированные физико-математические школы. Качество же выпускников общеобразовательных школ с каждым годом ухудшается. Это видно и по нашим абитуриентам. В прошлом году средний балл ЕНТ поступивших в МАБ несколько снизился. Мы считаем это отражением общей тенденции в стране. Но если кричать об этом на всех углах, Министерство образования может, допустим, снизить требования ЕНТ, и тогда средний балл по стране составит все 90. Лучше повысить требования, тогда средний бал уменьшится до 50, но зато это будет хороший, достойный балл.

- Риторический вопрос: всем ли слоям населения доступно высшее образование?

- Сегодня по грантам у нас обучаются только 20 процентов студентов, остальные 80 - на платной основе. Количество грантов должно быть увеличено - возможно, до 30-40 процентов. И вот что, по моему разумению, немаловажно: бесплатно должны учиться только представители социально уязвимых слоев населения. Опять же должна быть положительная социальная дискриминация в пользу незащищенных. Я считаю, что в конкурсе на грант не должны участвовать имущие, потому что они и так учатся в хороших школах, имеют возможность нанимать репетиторов, а значит, шансы получить по итогам ЕНТ 100 и более баллов у них гораздо выше, чем у учащихся обычных городских и сельских школ. Существующие квоты-льготы для жителей сельской местности мало влияют на общую ситуацию. В этом смысле у нас неравный доступ к высшему образованию. Это неравенство мы должны исправить. В Конституции записано, что каждый имеет право на получение высшего образования. Но если у человека есть возможность заплатить, он может без проблем реализовать свое право, а когда не может заплатить - его конституционное право на высшее образование нарушается.

Вероника Лим

Комментарии