ПОНЕДЕЛЬНИК, 21 АВГУСТА 2017 ГОДА
29-03-2012, 23:02

Ресурсный национализм

Два года назад в Алматы за "круглым столом" обсуждалась тема "Ресурсный фактор в межэтническом взаимодействии и этнополитике современного Казахстана". Разговор шел, главным образом, о так называемом ресурсном национализме. Как участник того обсуждения и один из основных докладчиков, автор этих строк хотел бы поделиться своим мнением по поводу "казахского вопроса".

Как нам всем известно, Казахстан представляет собой многонациональное, полиэтническое государство. Это произошло по многим причинам. Тут и переселенческая политика русского царизма во второй половине 19 века, продолженная затем в период столыпинских аграрных реформ, и депортация корейцев, чеченцев, ингушей, курдов, немцев, поляков и др. в 1930-40 гг., и, наконец, целинная эпопея. Как следствие, Казахстан стал республикой, в которой сегодня проживают свыше 130 этносов.

В результате дезинтеграции СССР многие государства, образованные на постсоветском пространстве, столкнулись с проблемой миграции своих граждан, прежде населявших их территории. Это коснулось прежде всего русскоязычного населения (русских, украинцев, немцев). Вполне естественно, что многие народы бывшего СССР хотят жить в границах своих национальных государств, и этот процесс не остановить, а значит, к нему надо относиться спокойно. При этом каждый человек, будучи гражданином одного государства, волен идентифицировать себя и связывать будущее своих детей с другой страной, тем более если она - историческая родина. Данный факт необходимо воспринять как объективное явление, сложившееся на постсоветском этнополитическом пространстве в результате распада СССР и экономического, социально-культурного кризиса в республиках. Поэтому миграция будет продолжаться, как бы мы ей ни противились.

За прошедшие после распада СССР двадцать лет коренное население в странах Центральной Азии значительно увеличилось. Так, сегодня казахи составляют более 60% населения Казахстана. Хорошо это или плохо? С одной стороны, хорошо, ведь, несмотря на все коллизии прошлого, когда казах­ский народ оказался на грани вымирания как этнос, он смог выстоять и возродиться. Но, с другой, сложившая­ся ситуация создает проблему для спокойной жизни иных этносов, прежде всего - русских и русскоговорящих.

На мой взгляд, проблема заключается либо в непонимании русскими того, что с распадом бывшей и могучей державы все изменилось, либо в том чувстве импер­ского превосходства, с которым им так не хочется расставаться. Вот тут-то и всплывает проблема ресурсного национализма как фактора и степени его влияния на характер межэтнических отношений в Казахстане.

Что такое ресурсы? В самом широком смысле, это средства и возможности, к которым прибегают в необходимых случаях (духовные, политические, административные, электоральные и т.д.). В нашем же случае мы имеем в виду накапливаемый негативный ресурс несбывшихся надежд титульной нации, приобретающий актуальность на фоне нерешенных проблем.

Да, в Казахстане тихо и мирно живут представители разных народов. Многие семьи представлены интернациональными браками. Но в том-то и беда, что строя семью с представителем другого этноса (например, русско-славянского происхождения), казах перестает быть казахом. Если глава семьи и остается казахом, знает язык своих предков и культуру своего народа, то его дети уже выпадают из казахского генофонда, не зная, "к какому стаду прибиться". Но к ресурсному национализму они не относятся, так как им нечего защищать, кроме самих себя.

Ресурсный национализм - это потенциальный источник дестабилизации как политических, так и межэтнических отношений.

Остается фактом нерешенность самых насущных проблем казахской нации. Живя на своей исконной земле, большинство казахов остаются самыми бедными гражданами страны (за исключением крупных государственных чиновников и их родственников). Мне могут возразить, сказав, что бедными являются не только казахи, но и другие. Но те, другие, не могут восприниматься как ресурсный фактор - по той простой причине, что их мало. И у них нет практических шансов решить свои проблемы - только лишь лояльное отношение к власть имущим. А от решения этого вопроса во многом зависит судьба не только казахов, но и всех этносов, проживающих в Казахстане.

Казахи, наверное, самая терпеливая нация в мире. Но ведь терпению может прийти конец, который способен вызвать социальный взрыв. Поэтому власть не должна уходить от решения проблем титульной нации.

До сих пор не решен вопрос о государственном языке. Прошло 20 лет, но по-преж­нему многие не собираются учить его, особенно русские. Хотя многие осознают, что учиться казахскому нужно. Не секрет, что и для многих представителей самого казахского этноса большой проблемой является утрата национального языка, что ставит под вопрос возможность овладения ими своей культуры, важнейшим средством трансляции которой был и остается именно язык. Однако помимо вербального языка существуют и невербальные языки. Идентичность человека вообще и этническая идентичность в частности сводится не только к словесным обозначениям, она подразумевает множественность практик - телесных, поведенческих. Человек проявляет свою идентичность, не столько говоря "Я казах", сколько действуя определенным образом: проводя досуг, обустраивая жилище, выбирая жену, играя свадьбу и т.д. В этом используются невербальные языки выражения этнической идентичности. Этническая история инкорпорирована в человеке, сохраняющем свою этническую идентичность, его манера держаться, мыслить и говорить предопределена его этнической принадлежностью. Р. Киплинг писал по этому поводу:

Когда мне в ворота

стучится Чужак,

Вполне вероятно,

что он мне не враг.

Но чуждые звуки его языка

Мешают мне к сердцу

принять Чужака.

Быть может, и нету

в глазах его лжи,

Но все же за ним

я не чую души.

Если же рассматривать проблемы русских в Казахстане, то они тесно связаны с проблемами казахской нации. Подход к ним может иметь три аспекта: психологический, политический, социально-экономический. Психологический аспект заключается в том, что пагубная сталинская доктрина сказывается до сих пор, блокируя переход к демократическим формам сожительства народов. Если сейчас у русских появилась болезненная реакция и опасения оказаться ущемленными в правах, то казахи из-за пла-номерного разрушения духовной и традиционной культуры в прошлом до сих пор не могут перейти к широкому употреблению родного языка. Эта "ментальная скованность" приводит к чувству неполноценности казахов в среде русскоязычных сограждан, которая идет еще с советских времен, когда незнание русского языка фактически означало "профнепригодность".

Другой острой проблемой, способной "к возгоранию", в том числе и в межэтнических отношениях, является нерешенный жилищный вопрос. Многие казахи не имеют собственной крыши над головой. Отсюда и проблема - Бакая, Шанырака, Акбулака. Как создавать семью, как растить детей, как строить планы на будущее? Кто хоть раз был в казахском ауле, тот знает, как живет народ, именем которого называется страна. Поэтому-то, наверное, современная "элита" из дорогих апартаментов так противится демонстрации кинофильма "Тюльпан", удостоенного, между прочим, многих наград международных конкурсов. Киноправда режет глаза?

Опять же, мне могут возразить, что во всех бедах виноваты сами казахи. Да, я согласен. Об этом говорил еще великий Абай. Прошло более ста лет после его смерти, но для казаха ничего не изменилось.

Ресурсный национализм имеет тенденцию к прогрессированию. С начала 1990-х по настоящее время в страну возвратилось около 1,5 миллиона этнических казахов из сопредельных республик Центральной Азии, а также из Китая, Монголии, Афганистана, Ирана, России. Их проблемы, по большому счету, не решены. Кроме подъемных денег, на которые не купишь даже самый маленький клочок земли, репатриантам больше не на что рассчитывать.

Складывается парадоксальная ситуация. Инициировав это "переселение народов", власть самоустранилась. За исключением положительного примера решения судьбы репатриантов в Мангыстауской области и частично в ВКО и ЮКО, больше ничего не сделано. В итоге репатрианты оказываются предоставленными сами себе. Кроме озлобления на власть, они ничего не приобрели. Если объединить этот ресурс с "коренными казахами", то может получиться самая что ни на есть "гремучая смесь" из разных социально-маргинальных элементов. Маргинализация и пауперизация титульного этноса - вот тот самый ресурсный фактор дестабилизации меж­этнических отношений в Казахстане.

Основная масса казахов оказалась на обочине приватизации, персонализации собственности, финансово-кредитных ресурсов, накопления и оборота капитала. К казахам с опозданием приходит осознание своей унизительной социальной обделенности в результате рыночных реформ государства, унизительности своего материального и культурного положения в родной стране. Как мы видим, в Казахстане сложились объективные условия для социального взрыва. Вопрос только в том, насколько динамично будут развиваться субъективные факторы, стихийные и организованные формы движения и действия массы людей. В этом процессе, безусловно, будет доминировать национальный и этнический фон, процесс объединения на основе защиты национальных интересов.

Резюмируя все вышесказанное, хотел бы отметить еще раз, что нерешенные социально-экономические проблемы основного населения страны всегда были причинами межнациональных и межконфессиональных столк­­новений. Примеров тому много: Индия, Ливан, Балканы, многочисленные африканские государства. Например, геноцид армян, устроенный турками, был во многом предопределен нерешенностью проблем коренного оттоманского населения. Поэтому данный вопрос должен привлечь внимание как государственных структур, так и ученых, которые занимаются исследованием этнонациональных процессов, происходящих в Казахстане.

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение