ВТОРНИК, 18 ИЮНЯ 2019 ГОДА
3086 10-01-2019, 13:10

Казахстанская молодежь: так ли уж она безнадежна и что с ней делать?


Начавшийся 2019-й объявлен в нашей стране Годом молодежи. И наверняка профильные ведомства в эти дни разрабатывают соответствующий план мероприятий. Что же они должны учесть, чтобы не превратить инициативу президента РК в простую формальность? И что нужно сегодня самой молодежи?  

Как показывают результаты ряда исследований, для поколения Z (условное название  родившихся после 1995 года) характерны стремление жить в свое удовольствие, неприспособленность к труду и учебе, одержимость культом легких денег. Ради последних молодые люди готовы пренебречь даже здоровьем и свободой, не говоря уже о морально-этических нормах. И это, кстати, одна из главных причин роста в нашей стране молодежной преступности, которая достигла уже таких масштабов, что впору говорить о реальной угрозе национальной безопасности…

Наряду с этим, утверждают эксперты, поколение Z обладает такими ценными качествами, как творческое мышление, высокий уровень владения современными технологиями и готовность работать за идею, что было не совсем свойственно предыдущему поколению Y. И если грамотно распорядиться этим потенциалом, то он может быть использован на  благо общества и государства.

Конечно, Год молодежи не внесет кардинальных изменений, но это повод и возможность заложить некий фундамент, на котором в дальнейшем можно будет выстраивать грамотную и эффективную молодежную политику, считают эксперты. Им слово…

Ирина Медникова, генеральный директор Молодежной информационной службы Казахстана: «Бюджет должен выделяться на осязаемое, а не на абстрактное»

- Государство должно заниматься молодежью постоянно, а не в определенный год, и делать это без деклараций и дополнительных бюджетов. Особенно это касается ее социально-экономических потребностей: качественного образования, трудоустройства, решения жилищной проблемы, возможности развиваться в честной конкурентной среде…

Президент предложил оказать «комплексную поддержку молодежи и институту семьи», создать «широкую платформу социальных лифтов, которая будет включать полный комплекс мер поддержки всех категорий молодежи». Пока не совсем понятно, как будут реализовываться эти установки, поскольку соответствующая программа или «дорожная карта» еще не обнародована. Но результаты исследований говорят о том, что проблемы молодежи и ее ожидания от государства лежат в основном в социально-экономической плоскости. Надеюсь, именно на это и будут направлены главные ресурсы. То есть бюджет должен выделяться на осязаемое, а не на абстрактное.

- В этом плане большая ответственность лежит на молодежных НПО…

- Третий сектор в целом, а не только его молодежный сегмент, сегодня представляет собой перепаханное поле. И если снова насадить на него что-то сверху, то, боюсь, это не даст эффекта. Нужно, чтобы инициативы проявлялись снизу – на это, вероятно, потребуется десять, а, быть может, даже двадцать лет. Чтобы ускорить этот процесс, необходимо создавать соответствующие условия – облагораживать почву, формировать необходимую атмосферу, концентрировать ресурсы…

- Какая роль в этом процессе отведена интеллигенции и СМИ?

- Невозможно создать развивающийся оазис под названием «молодое поколение» в государстве, где разрушены основные институты, а старшее поколение перестало быть примером в интеллектуальном и духовном плане. Молодежь – такая же часть общей социальной ткани, что и другие группы. Она копирует и отзеркаливает все, чем ее питают государство и общество.

Где наши духовные лидеры и интеллектуалы, озабоченные будущим Казахстана? Как часто они выступают в масс-медиа и расставляют ориентиры? Кто из них объясняет молодежи, где черное, а где белое, кто критикует неэтичные поступки, невзирая на чины? Почему этого не делают те же депутаты? И что думать, что делать в такой ситуации нашей молодежи? Ведь в силу возраста она пока не имеет своего мнения, а только слушает старших.

- Вы уже много лет работаете с молодежью. Есть способы ее быстрого вовлечения в общественную жизнь?

- Необходимо допускать молодежь во все сферы, в которых она захочет участвовать, в том числе и в политику – туда, где формируются правила. Без свободы и без участия в принятии решений не родится ownership – чувство хозяина, чувство сопричастности к своей стране и ответственности за нее.

Конечно, одного Года молодежи явно недостаточно, чтобы решить названные проблемы. Но полагаю, что работать надо именно в этом направлении.

Ольга Симакова, координатор проектов Центра социальных и политических исследований «Стратегия»: «Между молотом традиций и наковальней глобального мира»

- Надо признать, что в Казахстане молодежная проблематика поднимается довольно часто, особенно в последние годы. И тот факт, что данная тема выбрана главной в нашей стране на нынешний год, можно только приветствовать. Но надо четко понимать, каков будет стержневой тезис, какова философия? Мы будем работать на инкорпорацию молодежи в общественные отношения (социализацию) или рассматривать ее как вестника перемен и одну из движущих сил общества (ювентизацию)?

- Это так важно?

- Принципиально важно, поскольку от этого будет зависеть определение статуса молодежи как объекта или субъекта отношений. К тому же это поможет нам правильно выстроить работу в рамках Года.

Хотелось бы надеяться, что предстоящие мероприятия не ограничатся только вопросами профориентации молодежи, ее трудоустройства, продвижения, организации досуга, - они и так постоянно поднимаются и решаются в рабочем порядке. Думаю, стоит изменить ракурс, риторику. Например, вместо безработицы начать говорить о самореализации молодых людей, вместо профориентации как проблемы – о существующих возможностях в учебе и приобретении навыков, вместо проблем организации досуга - об интеракции и инклюзии в широком понимании этих слов.    

К сожалению, плохое исполнение, коррупция и безответственность могут даже самую замечательную идею превратить в формальный лозунг. Поэтому среди организаторов этих мероприятий должно быть как можно меньше функционеров и как можно больше молодых креативных людей.

На мой взгляд, если инициатива будет исходить от самой молодежи, молодежных организаций и неформальных групп (их нельзя ни в коем случае сбрасывать со счетов), то что-то интересное все-таки может получиться. Сейчас модно говорить о нуждах и потребностях, - так почему бы не спросить у самих молодых людей, чего они хотят и как это лучше организовать? Вот это и есть лучшее руководство к действию.

- Сегодня много говорят о духовном, культурном, интеллектуальном развитии молодежи. Но что конкретно делается в этом направлении и насколько успешно?

- Очень интересный вопрос. Думаю, это опять же зависит от той степени свободы, которую общество и государство готовы дать молодым людям. Например, нельзя одновременно видеть в молодежи и надежду, и угрозу. Нельзя говорить о воспитании свободной, думающей личности и при этом сокращать часы на преподавание гуманитарных дисциплин. Нельзя ждать от молодежи социальной активности, одновременно ограничивая поле для ее самовыражения, даже если это фото в стиле ню, авангардная мода или андеграундная музыка. Должно быть место для «культурного бунта».

К сожалению, в последнее время тема молодежных субкультур не очень популярна среди исследователей. Мы практически не знаем, чем интересуются молодые люди, чем они живут. Исследования с целью выявления их ценностей крайне скудны и несистемны. При этом отдельные инициативы казахстанской молодежи показывают, что, вопреки всему, она имеет и интеллектуальный, и политический потенциал, что в большинстве своем это не протестный демон, а достаточно конструктивная группа, хотя и эклектичная. Нужно просто не мешать ей, поддерживать, когда это нужно. Подчеркну: именно поддерживать, а не превращать эти инициативы в бизнес, не использовать молодежь в сомнительных мероприятиях и не подрывать тем самым в ее глазах авторитет старших!

Что касается духовности, то прежде чем ориентировать молодежь, надо понять, что мы понимаем под этим словом. Многие молодые люди сейчас находятся между молотом традиций и наковальней глобального мира, и оказываются они в таком положении в том числе из-за страхов и химер старшего поколения.

Жаксылык Сабитов, историк: «Все силы надо направить на качественное высшее образование»

- Значение молодежи у нас с каждым годом будет только возрастать. В 2020-х годах мы вообще придем к такому феномену, как «молодежный бугор», когда доля молодых граждан в структуре населения Казахстана станет максимальной за все годы независимости.

С другой стороны, мы имеем серьезные проблемы в плане воспитания молодежи. Одна из причин тому – низкая эффективность системы высшего образования. Проявилась она еще в 1990-х годах, когда в стране было создано много частных университетов, и, как следствие, большинство из них превратились в «фабрики дипломов».

Еще одна причина – падение доходов и профессионального уровня преподавателей. Если в 2013 году официальный средний заработок работников сектора высшего образования составлял 77489 тенге, то к 2017-му он упал до 53724 тенге (суммы указаны без вычета налогов и обязательных отчислений; на руки люди получают гораздо меньше). Понятно, что профессионалы за такие деньги работать не станут. Вот и редеют с каждым годом ряды квалифицированных кадров в системе высшего образования, что, естественно, ведет к снижению уровня знаний молодежи.

Поэтому считаю, что все силы надо направить на создание качественной системы высшего образования. Иначе мы получим целое поколение, которое будет лишь имитировать обучение, но при этом не иметь глубоких знаний в конкретных отраслях.

Не менее сложная задача - привитие молодежи уважения к труду. Типичный паттерн поведения «успешного человека» в Казахстане обычно никак не связан с трудоголизмом, да и вообще с трудовой деятельностью. Наоборот, эталонный образец «успешного человека» во многом нацелен не на труд, а на построение карьеры посредством использования родительского или своего социального капитала. Сложившееся статус-кво можно изменить в том случае, если наше общество будет эволюционировать в сторону развитых обществ, в которых доминирует «сила права», а не «право сильного».

Комментарии