ВТОРНИК, 7 ИЮЛЯ 2020 ГОДА
11-02-2010, 23:30

С чего начинается театр?


Вообще-то, изначально планировалось назвать это интервью "Театр: быть или не быть?". Но с первых же слов беседы ответ стал ясен - "театру однозначно быть!", хотя это не только не снимает остроты проблем, стоящих перед служителями Мельпомены, но и, наоборот, повышает ее. Тем более что наш собеседник в силу креативности профессии режиссера и своего темперамента отнюдь не был склонен заниматься благостной ретушью. И говорил он не только и не столько о театре, который возглавляет, а о состоянии театрального дела всей республики.

 

Итак, наш собеседник - народный артист РК Есмухан Обаев, директор и художественный руководитель Государственного академического казахского театра драмы им. М.Ауэзова.

- Вопреки моему критическому настрою, хотел бы начать с оптимистической ноты. Так вот, как давний работник театрального искусства смею вас заверить, что все 50 театров Казахстана ныне здравствуют и, если не процветают, то живут нормальной творческой жизнью. То есть, у каждого есть крыша над головой, причем здания, в которых они размещаются, все отремонтированы и вроде бы приспособлены для сценической работы. Причем, театры либо построены заново, либо им переданы такие дворцы, что глянешь и ахнешь. В распоряжении Петропавловского казахского театра оказался бывший двухзальный дворец металлургов, русскому театру построили новое здание. В Караганде 7 ноября открылся новый двухзальный театр с гостиницей - знаю, что говорю, имел честь быть на открытии, в тот вечер шел мой спектакль "Айман-Шолпан", а открывал театр сам президент. В Актау появился двухзальный театр на 800 и 250 мест. В Костанае открыт новый театр имени Ильяса Омарова. То есть театры страны ощущают зримую помощь со стороны правительства и главы государства. Добавлю и еще один красноречивый штрих: ни в одной стране мира нет такого, чтобы работало шесть разноязычных театров - казахский, русский, уйгурский, корейский, немецкий, узбекский.

- Это наши, так сказать, радости. А горести?

- Теперь - наши беды. Сегодня главная беда, главная проблема - мало талантливых произведений современной отечественной драматургии. Недавно Министерство культуры и информации (кстати сказать, в последние два-три года оно очень и очень активизировало свою работу, много внимания уделяет репертуарной политике) провело конкурс на лучшую пьесу. Было представлено 46 пьес, фамилии авторов держались втайне. Авторитетное жюри - режиссеры, драматурги, критики - 8 дней внимательно изучало эти опусы. Из этой, казалось бы, массы драматургического материала с трудом превеликим удалось отобрать пять пьес. Подчеркиваю - с трудом, потому что и эти пять пьес были отнюдь не шедеврами. Но, как выяснилось при вскрытии конвертов, их авторы - бывалые бойцы драматургического фронта, такие, как Дулат Исабеков и Иран Гайып. Из новичков там был разве что Нургожа Ораз. Вся остальная продукция несла печать мелкотемья. Слов нет, драматургия - дело сложное, к ней подступиться трудно. Тот же Дулат Исабеков уже 40 лет, что говорится, бьет в одну точку, его пьесы востребованы, его пьесы идут во всех наших театрах. Он, еще будучи двадцатишестилетним, пришел со своей талантливой пьесой "Акпе", она имела громкий успех. Но у нас ведь целая армия писателей, 700 человек. И на все про все - лишь пять пьес? А театров-то 50! Представляете наш репертуарный голод?

Проблема вторая - режиссура…

- Проблема? Но, насколько я знаю, у нас нет дефицита режиссерских кадров?

- Я не хотел бы здесь поднимать панику, у нас действительно десятки режиссеров старшего поколения, которые годы и годы истово служат театру, держат театры на высоком уровне. О них надо говорить отдельно, они заслуживают этого. Есть талантливые люди и в среднем поколении, нам на смену идет толковая молодежь. И все-таки - четыре театра Казахстана живут без художественного руководителя, здесь нет главных режиссеров, и Министерство культуры и информации никак не может подыскать нужных людей на эти должности. Нет главного в Семипалатинском театре, в русском театре Караганды, нет главного режиссера в Костанае. Да, туда приезжают люди небесталанные на разовые постановки. Приехал, поставил спектакль, обнадежил артистов, уехал. А постоянного хозяина актерского цеха там нет, варяги и гастролеры проблемы решить не могут.

Вообще, я должен сказать, что в режиссерском сообществе давно назрел целый ряд нерешенных вопросов. Думаю, их удалось бы решить, будь у нас гильдия режиссеров, она крайне нужна, сама жизнь подталкивает к тому, чтобы ее учредить. Инициативу в этом деле должен взять на себя Союз театральных деятелей. К сожалению, в силу ряда обстоятельств он четверть века бездействовал. Сейчас его возглавил наш актер, человек напористый и, думаю, пробивной - Тунгышбай Жаманкулов.

- Значит, надежды на перемены есть?

- Да. Теперь проблема третья - и судьбоносная на нынешний день. Техническое перевооружение театров. Денег на него у нас нет. Минфин выделяет нам деньги лишь на зарплату, которая оставляет желать лучшего, но и на том спасибо. Чтобы оплатить все остальные расходы - коммунальные услуги и т.д., театр должен заработать деньги сам, что он и делает по мере сил. Но, говоря о техническом перевооружении, мы прекрасно понимаем, что без государственной дотации оно невозможно. То есть в данном случае имеются в виду свет, звук, акустика, да и само здание, которое должно быть приспособлено не просто для зрелищных мероприятий, типа эстрадных концертов, а приспособлено именно для театра, для постановки театральных спектаклей. Расходы, конечно, немалые, но если мы хотим попасть в число пятидесяти наиболее развитых стран, на такие расходы придется пойти. Может быть, поэтапно. Предположим, выделило бы государство нынче каждому театру по 50 миллионов тенге, они бы установили новое световое оборудование. И так пошагово, год за годом. Глядишь, лет за 5-7 мы обновили бы технику наших театров. У меня занавес висит с 1981 года. Да, он может висеть сто лет, но я вижу то, чего не видит зритель. Не буду вникать в подробности, но поверьте мне: требует занавес замены, он же лицо театра. А замена его - ох нелегкое дело! Он весит 6-7 тонн, сделан в три слоя из звукопоглощающих и огнеупорных тканей, такие даже в Турции сейчас, по-моему, не выпускают. С надеждой и ужасом думаю о том, что возможны обменные гастроли. Вот мы только что ездили в Южную Корею. Господи, да там техника на грани фантастики, нам такое и не снилось. На сцене - сплошная компьютеризация. Какой свет, какой звук, какая акустика - уму непостижимо! А вдруг они вознамерятся приехать к нам. Скажут: давайте театр для постановки их спектакля. И я в тупике: что же я им предложу?

- Минутку! А театр имени Лермонтова? Ведь там только что установлена наиновейшая театральная техника?

- Нет! Этого недостаточно. В лермонтовском театре, например, свет по преимуществу концертного типа, я внимательно изучил это дело. Хотите, я покажу вам книги о перевооружении Мариинского театра, Малого? Мы с вами упадем на месте и не встанем от восхищения. Но Россия - другая страна, там все несколько иначе. Я пытался подсчитать, во что нам обошелся бы, к примеру, софит, что установлен в Мариинском. Одна "растаможка" повергла меня в шок. Так что тут без поддержки государства нам и шагу не сделать. Мы ведь живем в век компьютеризации и цифровых технологий. Так неужели в театре должен стоять прожектор из прошлого века? Наши коллеги из той же Германии, например, если глянут на оснастку у нас в театре, ужаснутся. Я что должен сказать им: везите, мол, с собой свою световую аппаратуру?.. Хотя, может быть, я напрасно плачусь? Неровен час, скажут: с жиру бесится. Дай Бог, чтобы в каждом областном театре была хотя бы такая аппаратура, как в нашем оперном, у лермонтовцев и у нас. Но я все думаю: конечно, это хорошо, что построили новые театры. Так ведь закладывая смету на их строительство, надо было одновременно думать и об их современной оснастке. Пора бы понять, что театр - не просто железобетонная коробка со сценой. Все же мы живем в XXI веке. Да и страна, слава Аллаху, уже встала на ноги, располагает материальными ресурсами.

Вел интервью

Адольф АРЦИШЕВСКИЙ

Комментарии