ЧЕТВЕРГ, 19 ИЮЛЯ 2018 ГОДА
2882 7-07-2018, 12:47

Что будет, если ЕНПФ превратят в банк?

KZ RUS ENG

Известный экономист, член общественного совета при ЕНПФ Петр Своик высказал идею создания пенсионно-накопительного банка. Несмотря на серьезную аргументированность такого предложения, эксперты отнеслись к нему настороженно, если не сказать, что восприняли в штыки.

В газете «Время» Петр Своик обрисовал логическую цепочку, которая и подтолкнула его к выводу о возможности создания банка на основе ЕНПФ. Опираясь на статистику банковского кредитования, он резюмирует:

«С одной стороны, падает общий объем кредитов экономике. Если, например, в мае прошлого года было 15,3 триллиона тенге, то в этом году на то же время – только 13,4 триллиона. В годовой динамике падение сразу на 12,3 процента. С другой стороны, столь же бойко растет кредитная потребность (читай – зависимость) населения: к маю 2018-го объемы займов физлиц достигли 4,7 триллиона тенге, это на 14 процентов больше, чем годом ранее. А доля таких кредитов в ссудном портфеле выросла с 26,7 до 34,7 процента. В целом же кредиты, направленные не на производство, а на потребление (как мы понимаем, почти сплошь основанное на импорте, то есть на финансировании иностранного производителя), выросли еще больше – на 18,5 процента год от года, до 3 триллионов тенге, что составляет 22,6 процента от ссудного портфеля. Тогда как годом ранее было 16,7 процента».

При этом экономист делает акцент на двух тенденциях. Первая – «ссудный портфель сильнее сокращается у мелких банков: казахстанцы переориентируются на остающиеся на плаву крупные банки. Их удельный вес составил уже 93,8 процента от ссудника». Вторая – «средний уровень потребительской закредитованности казахстанцев вырос за год сразу на 16,9 процента и составил 331,2 тысячи тенге на одного экономически активного жителя, или 2,2 среднемесячные зарплаты. Тогда как годом ранее было только два среднемесячных заработка». «Мы видим два скрещивающихся процесса, – говорит Петр Своик. – Банки сжимаются прямо на глазах, потребность казахстанцев в заемных деньгах быстро расширяется. Причем общим горючим для двух летящих на встречных курсах локомотивов является… ссудный процент.

При такой стоимости займы в экономику просто не впихиваются – нет той окупаемости, чтобы обеспечивать отдачу. И на ту же завышенную стоимость кредита, как рыба на крючок, насаживаются граждане: деньги нужны безвыходно, а отдавать… как получится. Петля затягивается автоматически: из-за высокой доли ненадежных заемщиков банки дополнительно завышают ссудный процент, а он усугубляет невозможность рассчитаться вовремя». Государству пора вмешаться в столь опасную ситуацию – такой вывод делает автор, тем более что, по информации Петра Владимировича, глава государства поручил Нацбанку и правительству в течение месяца внести предложения по обеспечению экономики доступными кредитами.

«И здесь не пройти мимо ЕНПФ, который, кстати говоря, наполовину уже готовый банк, поскольку вся его деятельность заключается в ведении индивидуальных накопительных счетов вкладчиков, учете поступающих взносов и начислении доходов на них. Где-то даже идеальный (для его создателей) банк, ведь пополнение счетов происходит автоматически, независимо от желания или нежелания всякого официально работающего казахстанца.

А компенсация отстающей от инфляции доходности производится из бюджета», – делает вывод Петр Владимирович. При таком раскладе пенсионные накопления не только пойдут на кредитование инфраструктуры и реальных производств, но и будут эффективно использоваться вкладчиками, которые смогут распоряжаться своими депозитами в определенных законом случаях. «К примеру, создал семью, родил ребенка, взял ипотеку – получи 30 процентов от накопленного, поступил в вуз – имеешь право получать по 5 процентов в год на учебу. Или даже просто кредитование: почему бы ЕНПФ-банку не давать ссуды своим вкладчикам под залог их же вкладов?», – предлагает экономист. Такой вариант Петр Своик называет грамотным распоряжением пенсионными накоплениями. Но так ли все гладко в этой идее? Какие она принесет плюсы и минусы в случае ее реализации? Слово экспертам.

Расул Рысмамбетов, директор общественного фонда Financial Freedom: «Создание банка на базе ЕНПФ – опасный шаг»

– Сразу скажу: я против создания банка на основе ЕНПФ. Самой большой проблемой казахстанской экономики является чрезмерное участие в ней государства. Правительство (прямо или косвенно) распоряжается средствами бюджета, Нацфонда, ЕНПФ и пытается развивать экономику через субсидии бизнесу.

Это автоматически забирает потенциальных клиентов у коммерческих банков, которые эти самые деньги занимают на рынке под 9-14 процентов и соответственно вынуждены давать своим клиентам под 18-25-30 процентов. И чем меньше клиентов будет у коммерческих банков, тем выше им придется поднимать процентную ставку.

Государство же получает деньги практически бесплатно, поэтому может себе позволить конкурировать с банками. Но это все равно, что если бы вы открыли пекарню, рядом с которой государство решило построить хлебобулочный комбинат.

При таком соседстве в первый же квартал работы ваша пекарня обанкротится. Да и выдавать пенсионные средства в виде кредитов под бизнес – рискованная затея, поскольку в случае неудачи государство обязано будет напечатать еще денег, чтобы вернуть накопления. С точки зрения классики финансов, пенсионные деньги можно выдавать только под залог ценных бумаг, обеспеченных эмитентом.

Именно так реализуется схема отдельной отрасли финансов – управление пенсионными активами. Кроме того, сейчас ЕНПФ и так участвует в деятельности банков, выдавая им деньги. Некоторые из них закрылись, и мы уже потеряли на этом значительные средства. Создание банка на базе ЕНПФ будет опасным шагом, который неминуемо приведет к коррупции и к последующему банкротству фонда.

Ярким примером может служить работа «БТА Банка» после национализации. Несмотря на то, что было мобилизовано несколько команд управленцев, банк закрылся, а немалое число его госменеджеров сели в тюрьму.

Саян Комбаров, экономист: «ЕНПФ мог бы кредитовать компании, добывающие драгоценные металлы»

– Идея интересная. Действительно, экономика должна кредитоваться из сбережений, а не за счет эмиссии Нацбанка как кредитора последней инстанции для банков второго уровня. К сожалению, наши пенсионные сбережения до девальвации уже были выданы в кредит и потрачены банками, национальными компаниями и некоторыми частными заемщиками, такими, как «Казахстан Кагазы» или «Трансстроймост». Некоторые заемщики обанкротились или допустили дефолт по займам из ЕНПФ. Безусловно, более справедливым было бы выдавать самим вкладчикам дешевые (под 3-5 процентов годовых) потребительские кредиты под залог их же пенсионных сбережений. Подобное практикуют некоторые западные компании, занимающиеся страхованием жизни и пенсионным накоплением.

Или же ЕНПФ мог бы кредитовать прибыльные инфраструктурные проекты. Но такое уже было, и ничего хорошего это не дало. Некоторые проекты оказались попросту мошенническими. Выделенные под них деньги были выведены за рубеж, отчетность подделана, а органы надзора и борьбы с коррупцией «проглядели» это и сегодня не содействуют их возврату.

На мой взгляд, оптимальным было бы, если  бы ЕНПФ мог кредитовать или даже покупать продукцию компаний, добывающих в Казахстане драгоценные металлы, зачислять активы на индивидуальные счета вкладчиков и хранить их в аллокированных хранилищах (металлический счет ответственного хранения — счет клиента для учета драгоценных металлов, переданных на ответственное хранение в банк, с сохранением индивидуальных признаков: наименования, количества, пробы, производителя, серийных номеров и т.д. – прим. ред.).

Это более выгодный и надежный способ долгосрочного хранения пенсионных средств. Лучше оставлять драгметаллы в стране, чем отправлять на экспорт. При этом государство всегда может предложить или реализовать их по рыночной стоимости новым пенсионерам. В целом таким инвестированием и приоритетным выкупом золота занимается Нацбанк.

ЕНПФ мог бы дополнительно закупать золото и серебро. Кроме того, средства ЕНПФ могли бы направляться на возведение и содержание качественного и долговременного социального жилья, сдачу его в аренду на рыночных условиях, строительство курортов, отелей, дорог.

Сапарбай Жубаев, кандидат экономических наук: «Фонд и банк – это разные вещи»

– Есть принципиальное отличие между банком и фондом. Первый – это в основном субъект посреднической деятельности. Казахстанские банки привлекают средства вкладчиков и своих владельцев. Показатель, который отражает вложения самого владельца БВУ, называется капиталом первого уровня. В среднем достаточность капитала первого уровня у наших банков составляет 9-10 процентов. Остальные же средства привлекаются за счет населения, предприятий, фондов и зарубежных инвесторов. Иногда возможно привлечение бюджетных денег.

Тогда как фонд – это субъект накопления финансовых средств, их хранения и увеличения путем инвестиционной деятельности. Общее между фондом и банком – они оба являются субъектами финансового рынка, и не более того. Предложение Петра Своика по поводу создания «пенсионного банка» я рассматриваю именно через призму указанной выше принципиальной разницы. Пенсионный фонд (в будущем – пенсионные фонды), имеющий цель сохранить и умножить финансовые средства населения, может стать только вкладчиком или инвестором коммерческого банка.

Если же фонд превратится в коммерческую структуру платежной системы, то это принесет свои риски. В первую очередь, речь идет о банкротстве, которое в формате банка более реалистично, нежели деятельность в рамках фонда. И хотя бы с этой точки зрения предложение Петра Своика не может и не должно быть реализовано.  

Фото: Prodengi.kz

 

Автор: Юлия Кисткина

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение