ПОНЕДЕЛЬНИК, 25 ИЮНЯ 2018 ГОДА
22676 1-06-2018, 13:03

Какие силы стоят за движением "Жаңа Қазақстан"? И насколько его хватит?

KZ RUS ENG

В Казахстане так долго ждали появления новой политической силы, что когда это наконец-то случилось, даже не поверили. Вот уже два месяца экспертное сообщество обсуждает природу и истинные мотивы зарождения форума «Жаңа Қазақстан». И чем сильнее закручивается вокруг него интрига (кстати, в том числе усилиями самих «новоказахстанцев»), тем еще непонятнее смысл всей этой затеи. Ясно только то, что сами по себе политические организации в Казахстане не создаются, тем более называющие себя оппозицией. В любом случае есть тот, кто «заказывает музыку» и «платит за банкет». Вопрос в том, кому и зачем это надо? А главное – удастся ли претворить эту смелую, но еще пока сырую идею в жизнь?

Джанибек Сулеев, аналитическо-информационное бюро ПИК: «Я не их сторонник, но буду стоя приветствовать такую «движуху»

– Обсуждая «Жаңа Қазақстан», буквально все экспертное сообщество закономерно впадает в самые различные, подчас слишком заумные конспирологические версии, и я, конечно, не исключение. С одной стороны, вот она, правда, вся как на ладони… А, с другой, всей правды никто, кроме брюссельских вояжеров, не знает. Даже внутри «брюссельской тусовки», думаю, есть как менее посвященные, так и глубоко посвященные в суть игры. Что же касается самого Акежана Кажегельдина, то у него вообще своя правда, особая… Это как в деле с гонениями на сайт «Ратель»: лишь ограниченное количество людей знает, что там на самом деле произошло и, главное, почему. На мой сугубо личный взгляд, уж больно разношерстная и разностильная собралась в «Жаңа Қазақстан» команда. Хотя, может, это и не команда вовсе, а так – компания по случаю? Ответ мы получим достаточно скоро, думаю, уже в этом году. А пока не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что компания-то вовсе не простая, кого ни копни. Тут вам и лидеры общественного мнения, и бывшие нефтяные трейдеры, и агенты внешнего влияния, и ребята, понюхавшие чиновничью долю, и люди пусть не с самым удачным, но именно политическим опытом, и журналисты с реноме. Причем все они имеют широчайшие знакомства и связи в истеблишменте... А венчает эту пирамидку целый экс-председатель кабинета министров того самого периода в истории Казахстана, который, по сути, и задал всю парадигму дальнейшего развития страны…

– Как отметил в интервью журналу «Exclusive» политический аналитик Султанбек Султангалиев, в основании этого политического проекта лежат три составляющие. Во-первых, нормализация отношений Акорды с представителями старой оппозиции, преимущественно находящимися за границей. Во-вторых, консолидация усилий для информационно-идеологической борьбы с Мухтаром Аблязовым. В-третьих, попытка создать движение, которое станет организационным ядром будущей политической партии националистической направленности. С чем вы согласитесь, а с чем – нет?

– Если говорить о мнении Султанбека Султангалиева, то оно имеет право на жизнь. Абсурдным или каким-то завиральным назвать его трудно, какой-то гран истины в его предположении есть. Но если рассматривать ситуацию в данном русле, то возникает вот какой вопрос. Сейчас ходит много разговоров о том, что Казахстан вступил в некую фазу острого противостояния кланов и элитных группировок. Так что «Брюссель с Магжанычем» вполне может быть отголоском всех этих движений и телодвижений. Ведь Акорда, управленческий класс, элиты не являются (и никогда не являлись) чем-то цельным.

Словом, если мы соглашаемся с западно-казахстанским политологом в том, что это «проект Акорды», то логично было бы уточнить, а какой именно ее части или крыла? Вот вы вряд ли знаете об этом, и я не знаю, да почти никто не знает.

Однако по всем косвенным признакам все понимают, что бульдоги под астанинским ковром грызутся жестче и страшнее чем, скажем, лет десять назад – в период хороших цен за бочку с сырой нефтью. И эта грызня уже готова вырваться из-под набрякшего кровью ковра прямо под самый паланкин.

Образно говоря, ни в одном звене, ни на одной ступени там не осталось «чистых» – тех, кого не за что припереть к стенке (все замазаны и зашкварены). А это придает характерную силу темным сторонам человеческой натуры: мол, за что жалеть имярек, ведь он вор пострашнее и бесстыднее нас?! Безусловно, в высших эшелонах все прекрасно это понимают – от машиниста до начальника поезда, от проводников до пассажиров элитных купе и случайных «зайцев».

И само это понимание, как я уже говорил, обостряет и накаляет атмосферу как никогда ранее. Отсюда, возможно, и проистекает некое благорасположение какой-то части верхов, имеющих мощные административные рычаги и влияние, относительно нового общественно-политического движения.

– А как насчет «будущей политической партии националистической направленности»? Ведь известно, что в Казахстане не допускается создание партий по признакам национальной, этнической принадлежности граждан.

– Что касается заказа на создание «политической партии националистической направленности», то я не вижу в этом никакой трагедии. Если она все-таки состоится, то, думаю, сумеет обойти формальные законодательные запреты. Лично для меня, повторюсь, эта компания кажется странной, но я далек от того, чтобы ерничать по поводу персоналий.

Напротив, считаю немаловажным тот факт, что все они, за исключением Акежана Магжановича, относительно молоды, а значит, фертильны в плане способности рождать какието осмысленные концепты. Ведь в самой власти уже практически не просматриваются и не прослеживаются такие люди и группы. Об этом можно судить хотя бы по тому, что продуктов их мыслительной деятельности, скажем, в сфере формирования умонастроений граждан, пардон, не видно…

У нас никогда не было партии, которая институционально состоялась бы и (как предполагает классика партийного строительства и сама ее суть) ринулась в поход за  властью, за главным креслом нашего славного демократического государства. Можно ли надеяться на то, что новая партия по-серьезному включится в конкурентную борьбу с «Нур Отаном»? Скорее всего, нет. Хотя надежда умирает последней. Уж очень этого хочется…

– Почему?

– Скажу прямо: вряд ли я стану горячим сторонником новой партии, но если ей удастся хоть чуть-чуть изменить привычный ход вещей, то она неминуемо выступит мощным катализатором партийного процесса и всей этой квазиполитической жизни. Другими словами, я не их сторонник, но стоя буду приветствовать такую «движуху».

– Раз вы такой сторонник любой «движухи», то что скажете о борьбе за власть со стороны нашего зарубежного карбонария Мухтара Аблязова?

– Прежде чем ответить на этот «конкретный» вопрос, давайте вспомним слова Айдоса Сарыма, одного из возможных идеологов новой партии, ну или, как минимум, советников партштаба. Комментируя слухи относительно связи их предприятия с властью или с Аблязовым, он сказал коротко, но довольно нелицеприятно для обеих сторон: «Это выбор между чумой и холерой». Надо понимать, что новая партия (а пока движение) будет «грызть» не только «Нур Отан», но заодно и ДВК. Причем и в том, и в другом случае она без труда найдет как сторонников, так и источники финансирования.

Может, я сейчас гоню конспирологическую пургу, но мне кажется, что возникновение такой партии (а следом и других) как раз таки откроет двери для той же виртуальной ДВК, а точнее, сделает возможной легитимизацию последней. Вот тогда обыватель наконец-то и разберется с ее настоящей или мнимой ценностью для общества, себя и своего желудка. ДВК, безусловно, имеет сторонников в Казахстане, но отнюдь не во власти (хотя кто-то оттуда постоянно снабжает Аблязова эксклюзивной информацией). Потому-то ничего у взбунтовавшегося экс-банкира в играх с элитой не выходит. Скорее, наоборот: люди, находящиеся во власти и около нее, не очень-то симпатизируют ему и уж точно не хотят видеть его сколь-нибудь влиятельной фигурой в стране.

– И чем же все это закончится?

– Думаю, вновь победят перестраховщики, которые, вылив ушат холодной воды, сведут на нет все партийные мечты националистической направленности.

Но, несмотря на пресс, прямолинейно осуществляемый властью еще со времен Баглана Майлыбаева, нынешнее «партийное безрыбье» более не может оставаться как норма…

Стравливание пара должно иметь выход, который власть практически закупорила себе же на будущую беду. Тут важно еще вот что понимать: нашу казахскую революцию, а также какие-то политические, элитные и прочие пертурбации может инициировать только и только сама власть.

Как справедливо предсказывает Петр Своик, от ее разрыхлившегося монолита должен отвалиться очередной кусок, и мы снова окажемся в предпартийной лихорадке и мечтах…

Причем после Брюсселя, кто бы что ни говорил, это может произойти гораздо быстрее, чем мы это в своей заторможенной безысходности можем представить.

Надо полагать, найдутся, наконец, еще более горячие и решительнее головы в самой власти, которым все равно придется что-то изобретать (вплоть до более тесных связей с внешним миром).

Просто этим, пока что безымянным, перестройщикам остро необходима внутри страны своя (в каждом отдельном случае или оптом – время покажет) прослойка между ними и народом (обществом!) из числа пресловутых креаклов. То есть, нужна будет какая-то креативная банда с маслом в голове, но у нас с этим «товаром», надо признать, острый дефицит…

А «брюссельский капустник» – уже готовое подобие такой группы. Я только одного решительно не могу понять – какое место в текущем проекте занимает Акежан Магжанович? Он хочет вернуться в страну? Зачем, почему? В силу своей прошлой и настоящей деятельности «мирового брокера» он как раз таки совсем не вписывается в концепцию «политической партии националистической направленности». Хотя, с другой стороны, он живет в королевстве, которое еще в прошлом веке, ровно сто лет тому назад, запускало сногсшибательные авантюрные проекты, почище всяких современных «майданов» и «арабских весен».

Речь идет о Лоуренсе Аравийском: он, собственно, был лондонцем, а не арабом, но его руководство не доверило его миссию местным вождям…

Максим Казначеев, политолог: «Проект «сырой» и нацелен на фрагментацию протестного электората»

Необходимо исходить из того, что позиция Акорды не является монолитной. Скорее всего, инициатива создания данного движения принадлежит лишь одной из группировок в окружении президента. Важно отметить, что трансформация любой общественной организации в политическую партию требует личного одобрения главы государства. Следовательно, кураторам данного проекта в Акорде необходимо представить исчерпывающие аргументы в пользу такого шага, особенно с учетом приближающихся парламентских выборов. А потому сейчас говорить о перспективах его трансформации в политическую партию преждевременно.

– Какие еще причины могут затормозить этот процесс?

– Во-первых, внутриэлитные конкуренты могут предпринять шаги по купированию деятельности новой оппозиционной структуры. Ведь будучи аффилированным лишь с одной из внутриэлитных групп, новое движение несет риски для аппаратных позиций других игроков, поскольку может быть использовано для организации информационных атак, вброса компромата и т.п.

Во-вторых, президент может не согласиться с предлагаемой трансформацией партийного пространства, поскольку устойчивость общественных настроений является обязательным условием успешного политического транзита власти.

А потому шансы на трансформацию общественного движения в новую оппозиционную партию на данном этапе минимальны. В-третьих, движение просто не сможет занять предполагаемую электоральную нишу в сжатые сроки. Ведь до начала следующего избирательного цикла осталось всего полтора года, а значит, на создание новой партии может просто не хватить времени.

Пока складывается впечатление, что проект откровенно «сырой» и нацелен на фрагментацию протестного электората. Ресурсной базы у инициаторов проекта нет, организационных возможностей тоже. Таким образом, активность движения будет преимущественно виртуальной, не выходящей за рамки соцсетей. Также нельзя исключать и совсем уж прагматичных мотивов организаторов – попытки создать новый политический бренд с целью последующей «перепродажи» на партийном рынке. В этом случае идеологическое позиционирование структуры может отойти на второй план, а содержательная часть программных документов будет эклектичной и непоследовательной. В целом, если обратить внимание на историю создания общественных движений националистической направленности в Казахстане, то нужно констатировать недолговечность их существования.

Организаторы либо неспособны провести перерегистрацию движения в партию, либо вступают в соперничество за лидерство. При всем при том, что формальные критерии запрета на создание националистической партии можно достаточно легко обойти.

– Если инициаторы этого проекта действительно находятся во власти, то что побудило их пойти на такой шаг – внутриполитические или внешнеполитические причины?

– Власти необходимы каналы легитимного выхода протестности, а существующие оппозиционные структуры с этой работой не справляются. Поэтому предпринимаются шаги по выстраиванию новых оппозиционных организаций. Принципиальным вопросом является сохранение управляемости таких структур для власти.

В противном случае существуют риски потери контроля – во время избирательной кампании 2011 года она уже столкнулась с этим при демарше партии «Руханият» Серикжана Мамбеталина.

В результате пришлось снимать ее с выборов. В предстоящем избирательном цикле подобные риски власть постарается минимизировать, поскольку они несут угрозы как для внутриполитического фона, так и для реализуемого внешнеполитического курса.

С точки зрения внешнеполитических рисков создание нового националистического движения тоже преждевременно. В условиях обострения геополитической конкуренции Казахстану целесообразно поддерживать имидж многовекторности. А новое проамериканское движение, выступающее с антироссийских и антикитайских позиций, наоборот, будет подрывать этот имидж, ухудшать отношение к Казахстану как в рамках

Евразийского экономического союза, так и в рамках ШОС. Поэтому политтехнологам Акорды необходимо решить сложную задачу – с одной стороны, создать легитимные каналы выхода социальной протестности, а, с другой, сохранить управляемость и подконтрольность нового оппозиционного движения, минимизировать внутренние и внешние риски, которые оно будет порождать.

Серик Бельгибай, политолог: «Движение может просто не получить окончательной санкции»

– О «Жаңа Қазақстан» пока ничего толком неизвестно. Поручиться можно только за одно – его создание инициировано властью.

Во-первых, об этом говорит состав движения: оно сформировано в основном из людей, редко с ней конфликтующих.

А, во-вторых, не похоже, чтобы новая инициатива встречала какое-либо непонимание со стороны Акорды, хотя, как известно, любая попытка создания в стране политической партии или движения, не санкционированная властями, натыкается на жесткое противодействие, вплоть до возбуждения уголовных дел и иных методов прессинга. Насчет националистической направленности, как выразился Султанбек Султангалиев, тоже не совсем ясно.

Не думаю, что новое движение будет полностью стоять на национал-патриотической платформе. Соответствующие темы, конечно, будут подниматься, но не станут основным содержанием.

Маловероятно, что власть допустит подобное, поскольку она боится чрезмерной активизации казахов и правильно делает – как показали земельные митинги, только они могут ей угрожать. Как мы видим, инициаторы движения очень осторожны. Они всячески подчеркивают, что не против действующей власти.

Например, Дос Кошим: «Не думаю, что нынешний президент сменится в ближайшие 5-6 лет». Айдос Сарым: «Это не должно звучать обязательно в форме «Шал, кет!». Есть более глубокие формы». Расул Жумалы: «Есть три пути развития общества: революция, эволюция и деградация.

Последний приведет нас к состоянию Северной Кореи, революции тоже ничего хорошего не приносят, поэтому все мы за эволюционное развитие». Причем это единственная внятная часть деклараций участников движения. Все остальное очень размыто, состоит из общих слов.

– С тем, кому это нужно, мы вроде разобрались. Остается понять – зачем?

– Предложение использовать потенциал патриотических движений, каким-то образом приблизить их к власти выдвигается уже давно. Но долгое время его реализация тормозилась. А теперь, как мы видим, дошло до реальных дел.

Причем это не только «Жаңа Қазақстан». Совсем недавно мы слышали еще и о проекте Сырыма Абдрахманова – создании Народной социал-демократической партии «Алаш».

Возможно, возникла необходимость в мобилизации казахов. А возможно, причина кроется в подготовке к некоему варианту транзита. Ну и, наконец, это может быть просто чья-то прихоть, которую удалось обосновать и протолкнуть. Но как бы то ни было об этом знает лишь узкий круг лиц, в число которых я не вхожу. Теперь что касается будущего «Жаңа Қазақстан».

Учитывая, что цели движения с самого начала были малопонятными, ожидать от него чего-то серьезного не приходится, даже если ему повезет, и оно преобразуется в партию. Под контролем государства это вряд ли возможно.

– Как думаете, зачем все эти люди пошли в «Жаңа Қазақстан»?

– Вопрос интересный, если учесть, что среди этих людей много действительно идейных патриотов. Вероятно, они увидели возможность воспользоваться случаем и получить площадку для продвижения своей позиции.

В таком случае получается, что власть хочет использовать их, а они хотят использовать власть. У кого получится лучше? Время покажет. Подобные инициативы, даже исходящие от власти, не всегда претворяются в жизнь. Сейчас «Жаңа Қазақстан» несколько притих, и не факт, что он возродится. Движение может просто не получить окончательной санкции (в том числе на преобразование в партию) и тихо раствориться в воздухе…



Автор: Сауле Исабаева

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение