ВТОРНИК, 17 ИЮЛЯ 2018 ГОДА
11880 11-04-2018, 11:05

Страна молчалиных. Школьники как жертвы конформизма их родителей

KZ RUS ENG

В столице очередной скандал. Блогер и журналист-фрилансер Гульбану Абенова, попав в состав комиссии, созданной городским родительским комитетом, и пройдясь по школьным столовым, выложила в «Фейсбуке» вопиющий фотофакт: бесплатные обеды, которыми пытаются кормить учащихся младших классов, не успев попасть на стол, тут же отправляются в мусорные баки.

Эти абсурдные тендеры

- В тот день запланировано было посетить пять школ, я успела побывать в двух из них, - рассказывает она. - Когда пришли в СШ №66, в столовой были только старшеклассники. Они покупали еду сами. Я тоже решила пообедать с ними. Ассорти из разных блюд обошлось мне в 450 тенге. Особых нареканий еда не вызвала, разве что показалась немного жирноватой.

Но меня давно интересовали бесплатные обеды для младшеклассников, поскольку мой ребенок относится именно к этому звену. В  школе, где он учится, я никак не могла попасть в столовую. Мне сказали,  что право на это имеют только члены родительского комитета, да и то по согласованию с директором. Я попыталась уговорить их, но они не пошли мне навстречу. Вообще, я стала приходить к выводу, что основная задача родительского комитета - активно собирать деньги: на канцтовары, шкафы, пособия, картриджи.... В управлении образования, куда я позвонила в силу своей журналисткой дотошности, мне ответили, что в родительских деньгах муниципальные школы не нуждаются – они обеспечиваются всем необходимым за счет бюджета. Но наш комитет настаивал на сборе денег: казенные средства когда еще придут, а шкафы школе нужны сейчас.

Побоявшись настроить взрослых против своего первоклашки, я безропотно сдала десять тысяч тенге в фонд класса и отдельно на этот самый шкаф. Ведь «зажать» ребенка можно по-разному. Например, сын захотел в туалет, а учительница ему говорит: «Обойдешься. Терпи до конца урока».

И вот когда мне предложили поучаствовать в рейде по школам, я с радостью откликнулась. После упорного нежелания пускать меня в столовую в своей школе, я была готова ко всему, но увиденное в СШ №10 ввергло меня в шок: на столе была откровенно несъедобная еда, а холодильник с надписью «Овощи-фрукты» пустовал. Пока члены комиссии составляли акты, фиксируя выявленные  нарушения, я осталась рядом с обедавшими школьниками. Детишки были какие-то зажатые. Пугливо оглядываясь на учительницу с неулыбчивым хмурым лицом, они на все вопросы отвечали молчанием. Но если другие хотя бы ковырялось в еде, то две сидящие рядом девочки сидели, смирно положив руки на колени.

«Почему хотя бы не попробуете?» - спросила я у них. Они прошептали: «У нас ложек нет». Я показала на соседний стол: «Да вот же они лежат». – «А нам нельзя вставать, учительница сама  принесет». А та в это время увлеченно разговаривала с коллегой. Я подумала: вот так, наверное, и делают из наших детей забитых молчаливых конформистов или озлобленных существ с рабской психологией.

Вернувшись домой, я быстро, на одних эмоциях, написала пост, приложила к нему фото и опубликовала в ФБ. Я совершенно не знаю алгоритмов продвижения своих текстов в социальных сетях, не считаю лайки и не рассчитываю на ажиотаж, но когда минут через 20 вернулась, то увидела, что пост успел набрать около двухсот репостов. А дальше он зажил собственной жизнью и вышел, можно сказать, за пределы страны. Его комментировали пользователи ФБ в странах СНГ, США, Европы, Прибалтики, Кавказа... У СНГовских комментарии были приблизительно одинаковые: «У нас то же самое. Все холодное, невкусное, несолёное...». И, как всегда, жажда крови: «Сталина нам не хватает», «Эту кашу нужно было запихать в рот повару, а директора – уволить».

Страна молчалиных. Школьники как жертвы конформизма их родителей

А вот что написал Владимир Осечкин, живущий с семьей во Франции: «У ворот школы, где мы встречаем детей, висит подробное меню на ближайшие две недели. Вчера, например, детям давали сотэ из телятины, салат, рис и йогурт. Меню на год вперёд утверждают ведущие кулинары региона. Оно формируется таким образом, чтобы блюдо не повторялось чаще, чем раз в месяц. Дети довольны, говорят, что в школе кормят лучше, чем дома... М-да. И ещё. Обеды платные - в мэрии оплачиваем раз в месяц, стоимость одного школьного обеда около €5  (МРОТ – минимальный размер оплаты труда - около €1400). Еду привозят из ресторана, с которым заключен долгосрочный контракту. Пить дают только воду, никаких концентратов-"соков" и тем более "чая" из трухи с сахаром, как нас поили во времена СССР. Может быть, это заинтересует тех, кто готов думать о системных изменениях, а не охать? Дети должны есть хорошо, вкусно и полезно».

Из многотысячных комментариев жителей разных городов нашей страны я поняла, что питание детей за счет бюджета доверяют только избранным. В школе №10 этим, например, занимается компания «Социумпит». Комментаторы утверждают, что в прошлом учебном году были отравления, спровоцированные стряпней ее поваров. Компанию на время отстранили от этого занятия, но потом «Социумпит» вновь выиграл тендер, причем в восьми школах столицы, поскольку за ним стоит, как написали мне мои читатели, топ-менеджер одного из министерств.

Молчание родителей

- Таких, как вы, не желающих молчать, сегодня ныне мало. На вас за это не вешают ярлыки?

 -  Я хочу привести комментарий одного пользователя: «Вообще, в последнее время интересная ситуация в обществе: если не так мыслишь, делаешь что-то не так или, наоборот, так – значит, тебе заплатили». Другой пользователь пишет: «Вы написали нормальный пост нормального человека, и грустно, что сегодня это воспринимается как героизм и уж тем более как пиар».

Это я к тому, что мой пост некоторые назвали «заказным». Но что бы про меня ни говорили, я молчать не буду, поскольку на кону стоит здоровье и будущее наших детей. Среди малышей, которые давились ужасной едой в той столовой, мог оказаться и мой ребенок. Впрочем, такое уже было. Когда сын учился в первом классе, в родительском чате появилось сообщение: «Наш чем-то отравился в школе. А ваш?». И родителей как прорвало - всего в школьной столовой отравились десять детей. Выяснили, что причиной стали сосиски. Мой, к счастью, не ест их. Понаблюдав за родительской истерией, я написала, чтобы они срочно потребовали у администрации допуска в столовую. Но мне ответили: мол, ничего страшного, сегодня уже стало лучше. Вот такие у нас  «любящие» родители. Говорю сейчас об этом и думаю: а, может, жизнь заставила их стать такими? Когда я состояла в штате одной организации (сейчас работаю по аутсортсингу), бывало, звонили моим начальникам: «А чего это ваша Абенова расписалась? Кто она такая?». И меня начинали прессовать.  

Сегодня это, наверное, большая роскошь -  высказывать свое мнение. Я пока могу позволить себе сказать: «Мне это не нравится». Но очень многие, боясь потерять работу, мирятся и с  беспределом, и с унижениями, и с давлением со стороны не только начальников, но и коллег.

Сейчас мне пишут и знакомые, и незнакомые люди. Все они хотят добиться правды и справедливости, но о их проблемах в детском саду, в школе и на работе должны, считают они, рассказать другие. Например, я. Одна взрослая дама в комментарии под моим скандальным постом очень строго спрашивает: «У меня растут школьники. Что вы намерены предпринять дальше?». Представляете? Школьники растут у нее, а предпринимать должна я. Выходит, если завтра, не дай бог, случится массовое отравление в какой-то школе, то теперь вместе с начальником управления образования, акимом города буду виновата и я тоже – обычная родительница.  

Я все больше убеждаюсь, что пословица «рыба гниет с головы» - это оправдание для тех, кто хочет снять с себя ответственность. Плутарх, которому приписывают эту фразу, наверное, и представить себе не мог, какую он оказывает услугу казахстанскому обществу периода независимости. Опытные рыбаки утверждают, что на самом деле процесс гниения рыбы начинается с брюха, точнее, с  кишечника. Так вот, наш средний класс и есть то самое гнилое брюхо, которое любит огульно, но анонимно называть всех ворами и коррупционерами.

Перед Наурызом учительница класса, в котором учится мой сын, написала в родительском «вацапе», что в юрте, которую наша школа поставит на площади, собирается отобедать аким города, а потому каждый класс должен собрать по 10 тысяч тенге. Я, как всегда, не смолчала: «Если там будут дети, то сдам сколько нужно, все другое будет называться коррупцией». И как,  вы думаете, отреагировали другие родители? «Ой, давайте не будем разглагольствовать, сдадим и все. Или вы хотите, чтобы наша апайка краснела?». 

После шума со школьными столовыми учительница написала в «вацапе»: «Те деньги, которые вы сдавали на Наурыз, мы возвращаем». Представляете? Значит, она прекрасно осознавала, что поборы были незаконными. Но родители и в этот раз опять промолчали.

В конце прошлого учебного года я, наивная, наконец-то поняла причину этого. Когда я засомневалась в объективности выставленной моему ребенку оценки, учительница сказала: «Ну, он плохо говорит на казахском». - «Так ведь девочка Б. совсем не говорит на нем, но она круглая отличница». Учительница промолчала. Одна из родительниц шепнула мне: «Ее мама постаралась с подарками, и сбор денег тоже она организовывает».

Потом эти же люди (одни – организующие сборы по  500-1000 тенге с носа, другие – безропотно сдающие их) гневно возмущаются в социальных сетях: а на какие это деньги чиновник построил себе особняк, а его жена разъезжает по заграницам? 

Удивила меня и реакция коллег-журналистов. Если информационные агентства, особо не заморачиваясь, просто перепечатали мой скандальный пост, то почти все телеканалы  страны обращались с просьбой «синхронно» рассказать об увиденном мною в той школе. Но ведь это не какая-то там труднодоступная эксклюзивная информация. Любой журналист, пользуясь своим служебным удостоверением, может зайти в любую школу (их в столице много) и сделать собственный репортаж. А когда я стала отсылать коллег к тем, кто писал мне, что в их школах  ситуация в столовых такая же, как и в СШ №10, комментаторы стали отказываться называть на камеру свои имена.

-  В школах что-то изменилось после шума, поднятого в ФБ?

-  Родители сообщают, что их детей стали вкусно кормить. Сами они тоже зашевелились: многие интересуются, как можно попасть в бракеражную комиссию по проверке питания в столовых. Более того, этим вопросом заинтересовались и политики. Первый заместитель председателя  партии «Нур-Отан» Маулен Ашимбаев написал такой комментарий: «Партия начала заниматься этим вопросом. В настоящее время мы прорабатываем конкретные предложения. Скоро мы о них объявим. Готовы с вами и другими заинтересованными людьми к совместной работе по обеспечению здорового питания в наших школах».

- Как вы думаете, может ли наш социум что-то сам сделать для себя?

- Один блогер, проведя на своей страничке соцопрос, сообщил, что 70% принявших участие в нем выразили желание покинуть нашу страну из-за желания сделать жизнь свою и детей более качественной. Мне вот интересно: а что мешает сделать ее такой у себя на родине? В доме, где я живу, никто пакеты с мусором в подъезде не оставляет, висящие там на стенах картины не ворует, посуточно квартиры не сдает  и в лифте не гадит. Хотя поначалу такие поползновения были. Но мне и большинству других соседей это не нравилось. И мы, чтобы сообща соблюдать порядок в доме, завели общедомовой чат. И если в первое время жильцы моего многоэтажного дома, когда я здоровалась  с ними, шарахались от меня, то теперь все – и стар, и млад –  улыбаются друг другу и желают удачного дня...

Автор: Сара Садык

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение