ВТОРНИК, 17 ИЮЛЯ 2018 ГОДА
5101 10-04-2018, 07:00

Чем казахстанцев удивили Япония и ее жители?

KZ RUS ENG

Пребывание за границей у большинства людей оставляет неизгладимые впечатления. Особенно если человек побывает в такой достаточно экзотической для нас стране, как Япония. Алматинский юрист Ольга Позен, к примеру, вернулась влюбленной в Страну восходящего солнца.

«Зайцы» в японской электричке

– В Осаку мы прилетели поздно вечером, – рассказывает она. – Мы – это группа из пяти казахстанцев, попавших в Японию благодаря специальной программе, которая предусматривает обучение представителей малого и среднего бизнеса.

Поселили нас в гостинице, где жили представители развивающихся стран, которые проходили обучение по той же программе, что и мы. Хотя друг друга мы понимали мало, тем не менее сдружились между собой на почве спорта. С африканцами я играла в бильярд, с мексиканцами – в баскетбол, с малазийцами – в большой теннис.

Через день после нашего приезда у японцев был какой-то праздник. Воспользовавшись свободным от учебы днем, мы решили поехать в Нару – древний город, где находится самая большая в мире бронзовая статуя сидящего Будды.

Оказавшись на железнодорожном вокзале, мы поняли, что английским владеет очень мало японцев. Чтобы добраться до Нары, требовалось сделать две пересадки, при этом доплачивать за билет нужно было на другой станции. Но мы не знали, где и как это сделать. Местные, слыша наше: «Where ticket to Nara?», разводили руками или качали головами. В общем, всем своим видом показывали, что не понимают нас. Но при этом изо всех сил старались помочь нам, прибегая к языку жестов и мимики. В конце концов, просто показали на поезд: мол, не заморачивайтесь, а садитесь и езжайте. Ну мы и поехали «зайцами». Сходя с поезда, посмеивались: не такие уж и умные эти японцы: нам сказали, что билет стоит тысячу иен, а мы проехали всего за 200. Но не тутто было. Полицейский, сидевший на выходе из вокзала в город, увидев наши билеты, купленные еще в Осаке, показал на калькуляторе, сколько еще нужно доплатить.

…Я, можно сказать, влюбилась в Японию с первого взгляда, но там со мной все время что-то случалось. Поехав из Осаки в Токио, я, например, забыла взять с собой документы. И, как назло, поиграв единственный вечер, проведенный в столице, в баскетбол, вывихнула палец. К утру он стал опухать, а к вечеру кольцо врезалось в плоть, ноготь посинел. В общем, меня повели к врачу, он попросил страховку, а ее у меня нет, боль между тем нарастала, мне казалось, что болит вся рука, начиная от предплечья. Я предложила вежливому доктору разрезать кольцо. Но он сочувствующе сказал: «Но это может повредить вашу кожу. Я дам вам мазь, через два дня все пройдет».

«Сколько стоит?» – спросила я, вытаскивая кошелек. «Нет, нет», – отмахнулся доктор.

Токио нам запомнился еще и встречей с почти земляком – Гургеном Тадевосяном, который работает в армянском «автодоре». В Японию он приехал закупать оборудование. Угощая нас армянским коньяком 15-летней выдержки, обиженно рассказывал, что никто – ни японцы, ни представители других стран – не понимают вкуса настоящего коньяка. Они предпочитают «этот компот саке».

Ребят-казахов из нашей делегации, пока они не начинали говорить, японцы принимали за своих. Да и в семейных отношениях у нас много общего. В один из дней мы посетили обычную японскую семью. Муж предприниматель, его небольшая фирма занимается ремонтом автомобильных насосов, жена после окончания университета почти сразу вышла замуж, родила двоих детей и благополучно превратилась в домохозяйку. Чем не типичная казахстанская семья?

Вместе с ними мы сходили в family club. Там родители и дети устроили соревнования – играли, например, в догонялки, а в перерывах все садились в большой круг (дети при этом не переставали баловаться и мутузить друг друга) и рассказывали что-нибудь смешное на каком-нибудь иностранном языке. А всем этим руководила пожилая дама с лукавым и пронзительным взглядом.

Она не спеша подошла к нам и представилась: «My name is Such'ya».

Пока мы делали усилия, чтобы не рассмеяться, дама медленно и со смаком повторила: Сс – су – чь – я. Увидев наши недоуменные взгляды (в ее визитке значилось совершенно другое имя), интересующаяся русским языком Сучья хитровато прищурилась: «А это мое прозвище».

– Но порусски это не очень хорошее слово, – не удержалась я от реплики.

– А я знаю, – с обескураживающей простотой заявила госпожа Сучья, при этом в глазах у нее плясали чертики.

Для любопытных: в японском языке такого слова нет вообще. Получается, хулиганистая пожилая дама придумала себе прозвище ради прикола.

В Японии, как нам показалось, немало желающих выучить русский язык. В Осаке мы, например, познакомились с человеком, который специально приходил в наш интернациональный центр в надежде встретить русскоязычного собеседника. Познакомившись с нами, Акира, преподаватель математики в одном из университетов Токио, так обрадовался, что от волнения, как ребенок, захлопал в ладоши. Он сказал, что изучает русский язык по спутниковому телевидению. «Может, мне посчастливится побывать в России или Казахстане», – мечтательно произнес он.

С женой Акира находится в разводе. Когда мы сказали, что у нас в Казахстане много одиноких женщин, очень воодушевился. «Я приеду к вам в гости», – сказал он, записывая наши адреса.

Чем казахстанцев удивили Япония и ее жители?

Бизнесу все возрасты покорны

Наша группа посетила в Японии много предприятий. О том, какие там работают люди, как строятся отношения между сотрудниками и руководством, можно рассказывать долго, но я остановлюсь только на встречах с тремя руководителями высшего звена: молодого, среднего и старшего.

Кеши-сан, 30-летний владелец Интернет-магазина, вел себя спокойно, рассудительно и солидно. Мне запомнились его слова: продается не товар, а образ и отношение к нему

«Возьмем, к примеру, компанию, производящую машины марки «Хонда». Ее девиз «Хонда для всей семьи» стал предпосылкой для массовых продаж. «Как вы думаете, почему?» – спросил Кеши-сан у нас.

Пока мы искали ответ, он ответил сам: этот девиз был рассчитан на женщин.

Если жена уверяет, что эта машина хороша для всей семьи, то муж, естественно, купит ее.

Возглавляемая им компания существует уже около ста лет. Был период, когда она находилась на стадии банкротства. Чтобы спасти ее, Кеши-сан бросил университет после первого курса и взял управление в свои руки. Сейчас, когда в его подчинении работают около десятка человек (среди них и его родители), он убежден: чтобы успешно заниматься бизнесом, университетское образование необязательно.

– Мне было скучно на лекциях, – говорит он.

– Бизнес интересен тем, что здесь есть риск, просчитав который, можно его избежать. Учусь я по ходу: если мне не хватает знаний по маркетингу, то хожу на семинары и покупаю книги по теме, если чувствую, что не могу управлять достаточно эффективно персоналом –делаю то же самое.

– А как вы учились в школе? – спросила я, полагая, что отличником он уж точно не был. Переводчица одернула меня: вы, мол, задаете некорректный вопрос. Но он, добродушно улыбнувшись, признался: не очень хорошо.

Кеши-сан сообщил, что увлекается футболом и гольфом. Первый – это командная игра, где, как и в бизнесе, нужно чувствовать партнера и ситуацию, а игра в гольф, по его словам, предполагает хладнокровный расчет.

Теперь о бизнесе, которым руководят представители среднего поколения. Когда мы пришли на крупнейшее в Японии предприятие, занимающееся производством замороженной продукции, нас попросили обуться в тапочки и одеть на головы белые колпаки. Пока мы, посмеиваясь (мужчины в чепчиках выглядели очень забавно), переодевались, некий человек лет 40 (мы приняли его за рядового служащего) терпеливо ожидал нас. К нашему удивлению, этот скромняга в халате и чепчике оказался владельцем предприятия.

Когда Фумико-сан беседовал с нами, то больше напоминал хорошего лектора, чем успешного бизнесмена. Проведя нас по предприятию и ответив на все наши вопросы, он оставил нас на попечение своих сотрудников. Те угостили нас налепленными нами же японскими пельменями (они у них полумесяцем, и их не варят, а запекают в духовке) и показали видеоролик, где президент компании, рассказывая о своем предприятии, собственноручно – очень элегантно и ловко – лепил их. Некоторая брутальность в его облике (он был с легкой щетинкой), мне кажется, делала его еще ближе к потенциальным покупателям замороженных пельменей и посетителям сети ресторанов, которыми он владеет. Так оно, оказывается, и было. По словам сотрудников, после того, как видеоролик был показан по японскому телевидению, объем продаж резко вырос.

…82-летний Коно-сан, представитель старшего поколения японских топменеджмеров, появился перед нами после того, как мы осмотрели его предприятие. Маленького энергичного господина язык не поворачивался называть стариком – настолько он живой, подвижный и любопытный. Общаясь с нами, он как будто впитывал атмосферу чужой страны. Когда я дала ему свою визитку, предварительно переведенную еще в Казахстане на японский язык, он спросил: «Если я позвоню, вы ответите?».

Никто из нас не знал японского, но когда он разговаривал с нами, нам всем почему-то казалось, что перед нами стоит наш близкий родственник. А Коно-сан просто рассказывал о своей жизни. Ему было 26 лет, когда он решил начать свой бизнес. Денег у него в тот момент не было, единственной верной союзницей и помощницей была жена.

Он тоже не заканчивал университетов, но создал такие уникальные измерительные приборы (необходимые при строительстве дорог), что те мгновенно нашли свою нишу на рынке.

В Японии многие, достигнув 60-летнего возраста, начинают вторую жизнь. Это самое время вспомнить об увлечениях юности и молодости.

Например, Коно-сан, как только ему стукнуло 60, часть своих президентских обязанностей переложил на плечи внука, а сам каждое утро полтора-два часа посвящает бегу (раньше было некогда). А еще ежегодно ездит в Америку, чтобы принять участие в соревнованиях среди таких же, как и он сам, бегунов в возрасте.

Чем казахстанцев удивили Япония и ее жители?

Труд и философия

… В Стране восходящего солнца культивируется такая мысль: чтобы предприятие было успешным, необходимо выработать правильную философию. В качестве примера можно привести известную во всем мире высокотехнологичную компанию «Kyocera», где наша группа тоже побывала с экскурсией. Главные требования, предъявляемые к ее сотрудникам, – энтузиазм, профессионализм и позитивный образ мышления, что включают в себя заботу о людях и их безопасности. Здесь считают, что если последнее из перечисленных качеств отсутствует, то два первых ничего не значат. Заметив, что мы удивленно переглядываемся между собой, пресс-секретарь

компании пояснил: высокие технологии, которые разрабатывает человек, не имеющий позитивного мышления, не могут быть безопасными для окружающих. А безопасность японцы, как известно, ставят превыше всего.

Что касается разговоров, будто в Японии работают до упаду, то это не совсем так. В любой компании есть две категории сотрудников: верхушка – менеджерский состав, основная масса – наемный персонал. Компания обязана обеспечить сотрудника определенным количеством рабочих часов в неделю и не разрешать ему работать сверхурочно без особой на то причины. А японцы как были испокон веков трудоголиками, так и остались ими. Иначе говоря, если за работником не следить, то он готов отдавать компании дополнительные часы своей жизни. Но в Японии очень сильно за последние годы выросла роль профсоюзов. Они практически ежедневно в конце рабочего дня проводят рейды. Нам рассказывали, что вице-президент одной крупной компании лишился своей работы из-за того, что вскрылись факты регулярной переработки наемными работниками недельного лимита рабочего времени.

Автор: Сара Садык

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение