СУББОТА, 17 НОЯБРЯ 2018 ГОДА
4717 16-03-2018, 10:57

Должно ли государство финансировать футбольные клубы?


Футбольные клубы Казахстана, начавшие на днях очередной сезон, никак не пострадали от вступивших в действие с 1 января нововведений в системе финансирования спорта. Во всяком случае, нынешний чемпионат они проведут, имея примерно такие же бюджеты, как и в прошлом году, – а в сумме это порядка 30-40 миллиардов тенге на 12 команд-участниц премьер-лиги. Вряд ли серьезные изменения произойдут и в механизме расходования столь значительных средств – он, скорее всего, останется столь же непрозрачным и неэффективным.

Закон им пока не указ

Как известно, 11 мая прошлого года был принят Закон «О внесении из­менений и дополнений в некоторые законодатель­ные акты РК по вопросам физической культуры и спорта». Помимо всего прочего, он предусматри­вает ранжирование видов спорта с последующим их делением на группы по степени приоритетности, от чего будут зависеть и объемы выделяемых им бюджетных денег. А в конце октября министр Арыстанбек Мухамедиулы своим приказом отпра­вил футбол в группу «С», где собраны виды спорта с «наименьшим уровнем потенциала» – те, кото­рым отныне предписано иметь худшие условия финансирования.

Но то был республи­канский перечень, в до­полнение к которому должны были быть ут­верждены (профильным министерством по пред­ставлению акиматов) еще и региональные, наиболее важные применительно к «игре миллионов», по­скольку подавляющее большинство профессио­нальных футбольных клубов получают деньги именно из местных бюд­жетов. Однако по сей день об «областных списках» ничего не слышно – то ли они не готовы, то ли их держат в секрете.

Как бы то ни было за­кон, вступивший в силу с 1 января с.г., пока особо не повлиял на финансирова­ние участников футболь­ного чемпионата страны. Большинство клубов ка­захстанской премьер­лиги (КПЛ) сохранили бюд­жеты на уровне прошлого года. Скажем, «Актобе» получит те же 2 милли­арда тенге, или примерно 40 процентов всей суммы, выделяемой из областной казны на спорт. Кстати, 2 миллиарда – это как бы пограничная сумма: счи­тается, что если бюджет клуба скромнее, то он обречен бороться за вы­живание в высшем диви­зионе. Наверное, поэтому вернувшемуся в КПЛ из первой лиги талдыкорган­скому «Жетысу» местные власти отстегнули чуть больше – 2,5 миллиарда из тех 5,7 миллиарда (или 44 процента), которые выделены на весь спорт высших достижений в Алматинской области. 3 миллиарда обещаны шымкентскому «Ордаба­сы», у которого, правда, есть большие долги за прошлый год. Похожая ситуация и в других ре­гионах.

Как видим, футболь­ные клубы по-­прежнему забирают значительную часть спортивных бюд­жетов регионов, хотя эти самые бюджеты утверж­дались (уточнялись) маслихатами уже после принятия упомянутого за­кона. В котором, к слову, не прописаны механизмы реализации нормы, каса­ющейся ранжирования видов спорта.

Кроме того, возможно, неспроста месяц назад к штурвалу Казахстан­ской федерации футбола (КФФ) после трехлет­него перерыва вернулся один из самых «весовых» в нашей стране полити­ков. Именно в период его «отлучки» началась се­рьезная атака на профес­сиональные футбольные клубы, которые, по словам ее инициаторов, транжи­рят огромные бюджетные суммы, в том числе на «второсортных легионе­ров», не давая при этом никакой отдачи. Резуль­татом такой атаки и стало принятие закона от 11 мая 2017­-го.

Показательны слова, произнесенные новым­-старым президентом КФФ сразу после своего избрания 10 февраля с.г.: «Я все время говорю: сильный чемпионат – сильная национальная сборная. Поэтому легионеры нам нужны, без них чемпионат не будет таким конкурентоспособным».

Тезис «сильный чем­пионат – сильная нацио­нальная сборная», акту­альный в советское время, сегодня выглядит, мягко говоря, спорным (подробнее об этом здесь), но в данном случае обращает на себя внимание другое. В условиях Казахстана сильный чемпионат озна­чает участие в нем относи­тельно обеспеченных клу­бов, способных привлечь в свои ряды квалифици­рованных игроков, и прежде всего иностранных, что подразумевает соответствующее их финансирова­ние из бюджет­ных источников. И того, кто произнес эти слова, видимо, уговорили вер­нуться на пост президента КФФ как раз-таки затем, чтобы он, используя свои «вес» и влияние, не дал в обиду ни футбол вообще, ни национальный чемпио­нат в частности. Пожалуй, никто, кроме него, сделать это не в состоянии.

Прозрачность и окупаемость

Вопрос о том, насколь­ко приемлемо государ­ственное финансирование профессиональных фут­больных клубов, в послед­нее время встал особенно остро. На интернет­-фору­мах и в соцсетях то и дело возникают жаркие дис­куссии по этому поводу. Одна сторона апеллирует к практике ведущих фут­больных держав мира, где «игра миллионов» давно превратилась в высоко­доходный вид шоу­-ин­дустрии с полным либо минимальным участием государства. Оппонен­ты же утверждают, что в Казахстане совершенно другие условия и возмож­ности, и что если лишить клубы господдержки, то национальный чемпионат попросту зачахнет. Па­раллельно дискутируется вопрос о том, на что пред­почтительнее направить бюджетные средства – на относительно популяр­ный, но не приносящий международных успехов футбол, или же на дру­гие виды спорта, кото­рые пользуются гораздо меньшим зрительским интересом (и в мире, и у нас), однако обеспечивают стране медали Олимпиад.

У каждой из сторон своя правда и свои аргу­менты. Но даже те, кто выступает за сохранение государственного финан­сирования футбольных клубов, а это в основном их болельщики, предла­гают давать им деньги при соблюдении двух важ­нейших условий. Первое – клубы обязаны обеспе­чить максимально полную прозрачность своих бюд­жетов. Второе – они долж­ны начать зарабатывать сами, чтобы добиться хотя бы частичной окупаемо­сти тех денежных средств, которые им выделяются.

Понятно, что сами клу­бы не заинтересованы в раскрытии бюджетов. Например, когда речь за­ходит о размерах выплат игрокам и тренерам, они дружно ссылаются на коммерческую тайну, на практику ведущих фут­больных держав мира, где контрактные суммы часто хранятся в секрете. Но ведь там профессиональ­ные клубы финансиру­ются частным капиталом, а у нас они содержатся почти исключительно на деньги государства. То есть ссылки на междуна­родный опыт в данном случае неуместны.

Если КФФ как ор­ганизация, призванная направлять и координи­ровать развитие футбола, действительно хочет за­щитить позиции «игры миллионов» в нашей стра­не, отбить атаки оппо­нентов, то сам бог велел инициировать движение в сторону прозрачности. Ведь именно ее отсут­ствие (при том, что клубы расходуют выделенные бюджетные деньги край­не нерационально и даже фактически разворовы­вают их через всевозмож­ные «откаты») вызывает наибольшее возмущение общественности.

Но будет ли проявле­на такая «политическая воля»? Помнится, года три назад тогдашний пре­зидент федерации Ерлан Кожагапанов, только­-только заступивший на этот пост, сделал заяв­ление о необходимости «обеспечения финансовой прозрачности клубов и прежде всего контрактов, которые они заключают с футболистами и тренерами», однако словами все и ограничилось. КФФ даже свои собственные расходы держит в секрете. Остается надеяться на то, что после недавней смены руководства она станет более открытой.

Второе условие – обе­спечение хотя бы частич­ной окупаемости – тоже может быть выполнено только общими усилиями клубов и федерации. Речь, прежде всего, идет о том, чтобы «раскрутить» на­циональный чемпионат, сделать его интересным для широкой публики, способным привлечь вни­мание телевидения, ре­кламодателей. Именно на этом держится футболь­ная индустрия во многих странах – там клубы по­лучают большие доходы от реализации билетов и сезонных абонемен­тов, от продажи прав на телетрансляции, от за­ключения спонсорских и рекламных контрактов. У нас же в этом плане аб­солютно непаханое поле. Более того, почти не вид­но попыток хоть как­-то изменить ситуацию.

Простые истины

Что уж говорить о каких­-то серьезных мате­риях, о бизнес­-стратегии, о маркетинговой полити­ке футбольных клубов, если они неспособны (или не хотят) взяться за реше­ние самых насущных про­блем? Например, из года в год целый ряд команд КПЛ до наступления лета проводит домашние матчи на запасных полях или крохотных стадиончиках, вмещающих минималь­ное количество зрителей. А в прошлом сезоне не­которые из них вообще играли в других городах и практически при пустых трибунах.

И это называ­ется работой с болельщи­ками?

О ка­кой при­вязаннос­ти местной публики к своим клу­бам и игрокам (а с нее и начинается обычно фут­больная индустрия), о какой работе на перспек­тиву может идти речь, если составы команд каж­дый год меняются самым кардинальным образом? Посмотрите на нынеш­нюю заявку павлодар­ского «Иртыша»: из 25 игроков лишь около де­сятка защищали его цвета в прошлом сезоне. Или возьмите «Атырау»: из 11 футболистов, вышедших на поле с первых минут в стартовом туре, только четверо не являются но­вичками. Похожая ситуа­ция и в других клубах, за исключением «Астаны» и отчасти «Кайрата». А в «Жетысу» и «Кызылжа­ре», перешедших в КПЛ из первой лиги, вообще играют почти сплошь не­знакомые болельщикам этих команд футболисты, причем в массе своей воз­растные. Такой кадровой чехарды нет, пожалуй, ни в одном другом нацио­нальном чемпионате.

Каждое межсезонье де­сятки, если не сотни игро­ков мигрируют из клуба в клуб, нигде подолгу не задерживаясь. Форвард национальной сборной Сергей Хижниченко, ко­торому исполнилось лишь 26 лет, успел сменить уже десять (!) команд, вклю­чая восемь казахстанских. Токтар Жангылышбай к своим 24 годам засветил­ся в семи клубах КПЛ! И таких примеров мас­са. Мало кто из игроков озабочен повышением своего мастерства, всех интересуют только суммы в контрактах. И сложив­шиеся в отечественной премьер-­лиге, в наших клубах порядки факти­чески поощряют такие настроения, развращают футболистов. В подоб­ных условиях невозможно ни уровень внутреннего первенства поднять, ни сильную национальную сборную сформировать.

Или такой немаловаж­ный момент. Чтобы по-­настоящему «раскрутить» чемпионат Казахстана, надо, прежде всего, при­влечь к нему как можно более широкую телевизи­онную аудиторию. Однако на ТВ его показывают ред­ко, к тому же футбольные клубы не горят желанием создать на своих стадио­нах необходимые условия для организации таких трансляций. Впрочем, есть ПФЛК­ТВ, своего рода интернет-­телевидение, показывающее все игры КПЛ. Да, качество «кар­тинки» оставляет желать лучшего, да, камер могло бы быть гораздо больше, но настоящие любители футбола и этому рады. Осталось только соста­вить расписание матчей таким образом, чтобы болельщики имели воз­можность посмотреть как можно больше прямых трансляций. Но вот на­чинается сезон­-2018, и что мы видим? Почти все игры стартового тура на­значаются не только на один день, 11 марта, но и на одно время – 15.00 (лишь один – на 16.00). То есть, среднестатистиче­скому зрителю пришлось ограничиться просмотром, максимум, 1,5 матча из 6. А расписание второго тура, который состоится 17 марта, и вовсе предусматривает начало всех шести встреч в одно время – 15.00.  

Тогда как в Германии, Англии, Испании, в сосед­ней России и т.д. каждый тур разводят на два­-три дня. А, кроме того, назна­чают, например, воскрес­ные матчи на разное вре­мя. И все ради того, чтобы зрители могли увидеть как можно больше своего, отечественного, футбола. Не думаю, что руководи­тели Профессиональной футбольной лиги, которая входит в структуру КФФ и отвечает за проведение национального чемпи­оната, не знают этого. А если знают, то почему не делают? Конечно, не факт, что все болельщи­ки будут смотреть по не­сколько матчей в туре, но тем не менее лига должна выполнить свою часть работы – дать им такую возможность.

В общем, федерации совместно с клубами пора заняться серьезным ре­формированием всего футбольного хозяйства. В противном случае волна общественного недоволь­ства будет лишь нарастать и может, в конце концов, оставить их у разбитого корыта.

Комментарии