СУББОТА, 22 СЕНТЯБРЯ 2018 ГОДА
2925 7-03-2018, 15:36

Чем запомнились главы регионов Казахстана начала 1990-х?

На их долю выпала нелегкая задача - строить независимость в условиях экономической разрухи, гиперинфляции и катастрофического сокращения доходной части бюджета.  Именно они должны были на деле реализовывать антикризисные меры и социально-экономические реформы - порой настолько непопулярные, что воспринимались населением в штыки. По сути, эти люди были проводниками из жизни прошлой в жизнь новую.  Справились ли они со столь важной исторической миссией?

Актюбинская командировка Шалбая Кулмаханова

Кресло главы Актюбинской области в момент обретения Казахстаном независимости занимал опытный хозяйственник и управленец,  Герой Соцтруда Евгений Золотарев.  С 1989-го  до осени 1991-го он был первым секретарем  Актюбинского обкома КПК, а после того, как Компартию лишили статуса «руководящей и направляющей силы» - председателем областного совета народных депутатов.  И судя по тому, что на различных интернет-форумах до сих пор можно найти теплые слова в его адрес, со своими обязанностями Евгений Михайлович (ранее работавший в команде такого сильного лидера, как Еркин Ауельбеков) справлялся неплохо. Но в начале 1992-го в Казахстане был введен институт глав администраций (акимов), и при новых назначениях 56-летнего Золотарева по каким-то причинам обошли – он остался в областном совете. А место первого руководителя области занял 46-летний Шалбай Кулмаханов, набравшийся управленческого опыта на севере республики.  

Он рьяно взялся за дело. Правда, нельзя сказать, что при этом проявил себя как госменеджер высокого полета. С одной стороны, судьба постоянно подставляла ему подножки в виде то крупных пожаров, то масштабных наводнений с огромным ущербом. С другой, общая экономическая ситуация в стране была нестабильной и каждый день менялась как стекляшки в калейдоскопе. В целом,  если верить языку цифр, сравнения со своим предшественником Кулмаханов явно не выдерживал. Например, если в 1991-м число безработных в области составляло 344 человека, то после первого года «правления» Кулмаханова их стало 2222. Если в 1991-м регион произвел 82 тысячи тонн мяса, то годом позже – 54 тысячи тонн. И т.д.

Впрочем, как говорится, не цифры красят человека. А к Шалбаю Кулмахановичу  это утверждение применимо на все сто. Спустя всего полтора года после своего назначения в Актюбинскую область он ушел на пост государственного советника, а вскоре был назначен акимом тогдашней столицы - Алматы.  Видимо, ценность Кулмаханова той поры заключалась в чем-то другом, в том, что невозможно ни осознать, ни пощупать руками.

Как дальше складывалась судьба Шалбая Кулмаханова, ни для кого не секрет. Он успел поруководить Алматинской областью, возглавлял комитет по ЧС, а впоследствии, в период премьерства Даниала Ахметова,  стал и министром по чрезвычайным ситуациям. Но затем ушел в тень, хотя следующий глава кабмина Карим Масимов и заявлял, что Кулмаханов по-прежнему входит в «команду президента». Видимо, аукнулись многочисленные скандалы в бытность его акимом   Алматинской области. Да и те информационные бомбы, которые то и дело разрывались даже не под ним самим, а под его многочисленными родственниками, своими осколками так или иначе ударили по реноме Кулмаханова. На публичном поле он теперь редкий гость. Сегодня больше известно о бизнес-империи, построенной им и членами его семьи. Видимо, не зря говорят, что деньги любят тишину.

Что же касается Евгения Золотарева, то он тоже связал свою судьбу с бизнесом. Руководил торгово-экономической миссией при посольстве Украины в Казахстане, впоследствии возглавил на своей родине ассоциацию «Полтава-сахар».  Умер в 2015 году.

Козырь Ахметжана Есимова

Спустя несколько дней после провалившегося августовского путча 1991-го и разгона КПСС Ахметжан Есимов, которому тогда было 40 лет, возглавил Алматинский совет народных депутатов, а вскоре, когда ввели должность главы областной администрации, занял ее.  Это кресло Ахметжан Смагулович сохранял за собой до декабря 1994 года, а потом его карьера пошла вверх.

Он был откомандирован на работу в центр, причем сразу на большие и ответственные посты – вице-премьера, государственного секретаря, руководителя президентской администрации. Именно под его руководством состоялось значимое международное мероприятие ЭКСПО-2017. Сегодня Есимов, как известно, возглавляет  ФНБ «Самрук-Казына».

А в то смутное время начала 1990-х ему пришлось ой как нелегко. Аграрная отрасль, составлявшая основу экономики Алматинской области, вяло реагировала на новшества, многие просто не знали, как вести сельское хозяйство в кардинально изменившихся экономических условиях. Чтобы обеспечить себя самым необходимым, люди просто забивали скот на продажу.  

Поэтому неудивительно, что за какие-то два года, с 1991-го по 1993-й, поголовье сократилось на 20 тысяч. «Выезжал» же Ахметжан Смагулович в основном за счет растениеводства, хотя и в этой отрасли ситуация была далеко не радужной.

Если говорить в целом, то особых поводов для гордости у Ахметжана Есимова на посту главы Алматинской области не возникало. С другой стороны, в то непростое время даже небольшое достижение можно было возвести в ранг подвига. И «подвиги» на счету Есимова все-таки были.  Например, у него неплохо поучалось справляться с безработицей. Но вскоре его главные «козыри» - надежность и исполнительность - потребовались на самом верху.

«Особенные» гены Сеилбека Шаухаманова

Первый глава администрации Кызылординской области Сеилбек Шаухаманов  получил этот пост «по наследству»: с 1989 года он возглавлял обком партии. Фактическое сохранение статуса при изменении реалий сам он воспринял как должное.  В одном из интервью Шаухаманов признался: «Все казалось само собой разумеющимся – напряженно работал, постоянно учился у других и на своих ошибках, глубоко верил в то, что делаю это на благо людей. На каждом этапе своей карьеры я доказывал, что мне и больший масштаб по плечу, и потому рано или поздно получал его».

Осенью 1995-го Шаухаманов передал бразды правления регионом своему земляку Бердыбеку Сапарбаеву (они уроженцы одного района) и в качестве сенатора отправился «укреплять» верхнюю палату парламента, после чего занял должность заместителя председателя Агентства по миграции и демографии. Выйдя на пенсию, возглавил Кызылординский областной совет ветеранов.

В наше время такими карьерными зарубинами на древе жизни никого не удивишь. Но не стоит забывать, что вырос-то Шаумаханов из советской партийно-номенклатурной системы. Впрочем, сам бывший глава региона уверен, что виной всему его «особенные» гены. Как-то он признался: «У многих моих сокурсников шансы стать первым были более предпочтительными, чем у меня, но первым  стал я, а мои одноклассники, сокурсники, многого добившись в жизни, такого карьерного роста, как у меня, не добились. Почему? Стечение обстоятельств, превратности судьбы? Отчасти, может быть, и  поэтому, но главная причина в другом. …Корни наших достижений уходят на семь колен вглубь. Генетическая предрасположенность к той или иной судьбе закладывается в нас в течение столетий. Среди моих прямых предков все были бии или батыры. Они начали писать мою биографию еще до рождения моего отца».

В качестве главы области Сеилбек Шаухаманов запомнился тем, что, приезжая в любой населенный пункт, интересовался, прежде всего, состоянием зеленых насаждений, наличием или отсутствием клумб и цветников. Этим вопросам посвящались даже совещания областного масштаба.  А еще в начале 1990-х он призвал все население региона заготавливать кизяк и пересаживаться с автомобилей на лошадей – так Шаухаманов собирался экономить топливо. Вот, пожалуй, и все его инициативы. Зато в этот период прекратили свою деятельность практически все промышленные предприятия Кызылорды, значительно возросла безработица.  Да и сельское хозяйство резко пошло на спад. Видимо, гены оказались не такими уж сильными.

Впрочем, сам бывший глава региона уверен, что при нем все было не так уж плохо. В интервью местным журналистам он признался: «Оглядываясь назад, понимаю, что многое можно было сделать и лучше, и эффективнее, что-то можно было бы сделать иначе. Это нормально. Слава Аллаху, самокритичности я еще не утратил, но одно могу сказать точно: я не принимал решений, которые пошли бы во вред, ухудшили бы жизнь тех, кто  был в зоне моей ответственности. Вот этот итог моей работы руководителя греет мне душу, не тревожит мою совесть, не пятнает мою честь».

Гены, однако...

Непростая арифметика Марса Уркумбаева

Скончавшийся несколько лет назад Марс Уркумбаев встал у руля Южно-Казахстанской области – одного из самых густонаселенных и сложных регионов страны – в 1992-м. До этого он преподавал, был ректором института и практически не имел опыта хозяйственной работы, что даже в ту пору неопределенности и всеобщей неразберихи не могло не вызывать вопросов.  Однако это обстоятельство ничуть не мешало ему руководить областью. Причем, если проанализировать статистические данные того времени, кое-чего он добился. Например, поголовье КРС в ЮКО не только не сократилось, но даже выросло – на 20 тысяч за полтора года. Расширились в бытность Уркумбаева главой региона и площади под садово-ягодными и овощными культурами.

Но особый акцент он сделал на образовании и науке. Академик Балабеков так вспоминал то время: «В конце 1991 г. главой Шымкентской областной администрации назначается Уркумбаев М.Ф., прекрасный организатор высшей школы, создавший самый крупный после КазГУ учебно-научный комплекс — Джамбулский гидромелиоративно-строительный институт. Будучи руководителем научной школы по машиностроению, Марс Фазылович понимал необходимость объединения и координации усилий ученых региона для решения научно-технических и социально-экономических проблем. И благодаря его решительным действиям президиум АН РК в 1992 г. организовал Южно-Казахстанское отделение АН РК, объединившее ученых Джамбулской, Кызылординской и Южно-Казахстанской областей».

Однако гладко было только на бумаге. На деле же «проба пера» Уркумбаева привела к достаточно печальным последствиям. Как сообщали СМИ, под сомнительные инициативы областных чиновников были привлечены гигантские средства. Инициативы провалились, а по счетам пришлось платить государству.

Да и с системными проблемами Марс  Уркумбаев явно не справлялся. Взять ту же безработицу – она в ЮКО буквально зашкаливала. А то, что с поста руководителя области Марс Фазылович рванул в министры, причем экономики, возможно,  объяснялось «теплыми отношениями», которые сложились между ним и тогдашним премьером Сергеем Терещенко, поспособствовавшим выводу «провинциала» в «высший свет».

Но больше всего Уркумбаев запомнился совсем другим – скандалами, вызванными противостоянием с Жармаханом Туякбаем, который в то время, будучи руководителем Генеральной прокуратуры, обвинил его в коррупционных преступлениях. После перехода Уркумбаева на работу в центр конфликт между ними только обострился.  Дело дошло до ареста. Уркумбаеву удалось снять с себя обвинения, но в долгу он не остался. Впоследствии в одном из своих интервью Марс Фазылович вспоминал: «Моего помощника Бауыржана А., проработавшего со мной много лет, без предъявления каких-либо обвинений посадил в камеру к уголовникам – только с целью получить на меня компромат. Лишь вмешательство депутатов Ахметова и Байсеркеева остановило этот произвол и позволило освободить человека из тюрьмы. Такой же вариант не прошел, когда Туякбай дал команду посадить мою дочь. Только своевременная помощь друзей, которые под покровом ночи вывезли ее с сыном в другую страну, помогла избежать им участи Бауыржана».

Кто был прав, а кто виноват в той давней истории, судить сегодня сложно. Но факт в том, что после таких «разборок» Марс Уркумбаев на госслужбу уже не возвращался. Несколько лет проработал у Терещенко в фонде «Интеграция», возглавлял Союз промышленников и предпринимателей, входил в руководящий состав Конфедерации работодателей, а главное – занимался любимым делом: преподавал, возглавлял одну из кафедр Таразского госуниверситета им. Дулати. Он– автор более десятка книг и двух сотен научных статей. Среди них такие бестселлеры, как «Арифметика успеха» и «Алгебра власти», ставшие настольными для предпринимателей и молодых управленцев.

Продолжение следует

Комментарии