ВОСКРЕСЕНЬЕ, 23 ФЕВРАЛЯ 2020 ГОДА
10056 14-02-2018, 14:30

«Тихая революция» по-узбекски: Власть перешла от силовиков к избранному президенту


Начало февраля выдалось горячим для соседнего Узбекистана, где в отставку был отправлен теневой лидер страны, всесильный глава Службы национальной безопасности Рустам Иноятов. На протяжении долгих лет он считался самым очевидным преемником Ислама Каримова, и после его смерти эксперты не исключали, что именно Иноятов возьмет бразды правления в свои руки. Однако глава силовиков сделал ставку на тогдашнего премьер-министра Шавката Мирзиеева, который наряду с экс-министром финансов Рустамом Азимовым считались также основными претендентами на президентский пост.

По сути, не народ Узбекистана, а именно глава спецслужб решал, кто будет следующим президентом. И почти полтора года, что Мирзиеев был у руля государства, он так или иначе зависел от воли СНБ, которую называли главным препятствием на пути начавшихся масштабных реформ после смерти Ислама Каримова. Поэтому отставку Иноятова эксперты окрестили политическим землетрясением и своего рода тихой и незаметной революцией, когда власть в стране перешла от рук силовиков в руки избранного президента.

Человек, который знал все

31 января 2018 года на лентах информагентств появилась информация о том, что указом президента Шавката Мирзиеева Рустам Иноятов освобожден от должности главы СНБ. Главой всесильных спецслужб, наводивших ужас на граждан и бизнес-сообщество Узбекистана, Иноятов был назначен в далеком 1995 году и вплоть до смерти Ислама Каримова в августе 2016 года считался одним из самых преданных ему людей, который выполнял все так называемые «деликатные поручения» главы государства.

После серии терактов в узбекской столице Ташкенте в 1999 году произошло первое серьезное расширение полномочий спецслужб. Главным образом им было поручено следить за оппозиционно настроенными гражданами, включая журналистов и гражданских активистов, а также за представителями религиозных групп. В какой-то степени контроль позволил обуздать растущий религиозный экстремизм.

С другой стороны, силовики,  войдя во вкус, отправляли за решетку тысячи верующих, не имевших никакого отношения к радикальным группам. В результате Узбекистан был причислен к самым репрессивным государствам мира в вопросах обеспечения свободы вероисповедания. Следующее серьезное расширение полномочий спецслужб и фактическое их превращение в государство в государстве произошло в Узбекистане в 2005 году, когда после трагических событий в Андижане, где была жестоко подавлена антиправительственная демонстрация, Каримов окончательно уверился лишь в силовом решении вопросов.

Глава МВД, который не смог предотвратить андижанские события, был сначала отправлен в отставку, а затем заключен под домашний арест. Фактически роль МВД и Генеральной прокуратуры Узбекистана стала декоративной, а весь контроль взял в свои руки Рустам Иноятов, и начались массовые задержания оппозиции, верующих, бесконечные процессы против независимых журналистов, что в итоге вылилось в превращение печально известной тюрьмы «Жаслык» в Каракалпакстане в настоящий Гулаг сталинского типа. Родственникам попавших в колонию нередко выдавали трупы их родных и близких, причем однажды было зафиксировано, что человека заживо сварили.

В итоге спецслужбы получили абсолютную власть в стране, что выражалось не только в подавлении инакомыслия, но и в давлении на бизнес, на все госструктуры, и как результат это привело к фактическому исходу из страны иностранных инвесторов, которые также могли в любой момент быть подвергнуты пыткам и лишиться огромных денег.

Начиная с 2005 года, Узбекистан стал резко опускаться на самые последние строчки во всех международных рейтингах, а также из страны либо ушли сами, либо были изгнаны практически все международные организации.

«Папочки» с компроматом

Господствовала только одна сила – всесильная СНБ. В конечном итоге спецслужбы начали собирать компромат на всех ключевых чиновников, и соответствующая папочка нередко попадала на стол к Исламу Каримову. Существует предположение, что в одной из них содержались сведения о старшей дочери президента Гульнаре, которую отец заподозрил в намерении скинуть его со своего поста. Это и стало началом конца для некогда всесильной «узбекской принцессы», которая еще при живом отце была фактически посажена под домашний арест. Это стало еще одним серьезным усилением чекистов, которое продемонстрировало, что они  могут низвергнуть любого  вплоть до второго человека в стране.

Помимо тотального страха, который внушали службисты, они не забывали и о возможности заработать. Ни для кого не было секретом, что именно СНБ контролирует так называемый «черный рынок» валюты, за счет разницы официального и реального курса силовики имели баснословные доходы, как писали в свое время оппозиционные официальному Ташкенту СМИ, деньги завозились в дома контролирующих лиц из СНБ на грузовых машинах мешками.   

При этом все это подтачивало страну изнутри, порядка 4-5 миллионов узбекистанцев стали фактическими беженцами, которые вынуждены были жить и работать за границей ради пропитания. Денежные переводы мигрантов стали существенной частью формирования ВВП Узбекистана, при том что сам Ислам Каримов называл гастарбайтеров лоботрясами.

Тотальное давление на бизнес, подавление любой политической активности, массовый исход зарубежных инвесторов, отсутствие даже самой низовой критики в конечном итоге привели к тому, что под полным контролем спецслужб к концу правления Ислама Каримова Узбекистан фактически превратился в отсталое полуфеодальное государство с использованием рабского труда на хлопковых плантациях.

Таким образом, Шавкату Мирзиееву досталось масса нерешенных проблем, которые требуют быстрого разрешения. Вместе с тем почти год новоизбранный президент так или иначе был вынужден соизмерять свои решения с главой спецслужб. В частности, ходили активные слухи о противодействии СНБ начавшимся реформам, в частности, нежелании терять контроль над «черным рынком» доллара и чинившихся препятствиях для внедрения свободной конвертации валют.

Добрались до президента

Согласно информации узбекской службы радио «Свобода» окончательно терпение нового лидера лопнуло тогда, когда он узнал, что чекисты начали следить за ним.

Приближенный к правительству Узбекистана чиновник рассказал журналистам о том, что два генерала спецслужб организовали слежку и прослушку президента Мирзиеева.

«Генерал Ахмад Ахмедбаев по поручению ныне бывшего первого заместителя председателя СНБ Шухрата Гулямова с мая 2016 года по январь 2017 года следил за президентом и его семьей. Он поручил тогдашнему начальнику 7го отдела МВД Алишеру Холматову прослушивать телефонные разговоры Шавката Мирзиеева. Мирзиеев узнал об этом и спустя месяц после избрания президентом уволил с занимаемых должностей Адхама Ахмедбаева и первого зампреда СНБ Шухрата Гулямова, также имевшего звание генерал-лейтенанта. Кроме того, из МВД был уволен Алишер Холматов, осуществлявший «прослушку» телефонных разговоров Шавката Мирзие ева», – рассказало радио «Свобода».

Согласно поступающей информации, 10 августа 2017 года Высший военный суд Узбекистана признал Шухрата Гулямова виновным в посягательстве на конституционный строй и организации контрабанды наркотиков и приговорил одного из самых могущественных генералов Ислама Каримова к пожизненному заключению с условием компенсации финансового ущерба в размере более миллиарда долларов США, нанесенного государству.

Стоит отметить, что в последствии в Интернете появилась запись обращения президента Узбекистана к представителям бизнеса и гражданским активистам Сурхандарьинской области, где он резко прошелся по силовым органам.

«Знаете, они еще не ценят народ. Они еще не сделали ни одного дела, чтобы заслужить зарплату и погоны. У них есть своя тайная работа, эта тайная работа связана со мной. Пусть они со мной разговаривают, вместо того, чтобы гоняться за простым хокимом (акимом), эти времена закончились. Хоким – мой представитель. Както машина одного хокима обогнала машину начальника СНБ, который взял и посадил его за это. Эй, ты кто такой? Кто дал тебе такие полномочия? Если нужно, я сорву с тебя погоны! В Сурхандарьинской области эти времена уже закончились! Почему мне обидно. Я 13 лет работал премьер-министром. Я знаю здешнюю обстановку. Хоким был никем. Все хокимы областей находились в их кабинетах. Если хоким осмеливался что-то сказать, то его сразу могли оклеветать и убрать с должности. Этот – правильный, тот – неправильный. В самом лучшем случае они могли повесить на хокима одну сплетню. Но эти времена прошли. Я не верю ни одному из них. Мне не нужна информация ни одного из них. Знайте это. Сейчас нет того человека, который дал им такие полномочия (вероятно, имеется в виду Ислам Каримов)», – говорит президент Шавкат Мирзиеев на распространенной аудиозаписи.

Пробежала черная кошка

О том, что между президентом и Службой национальной безопасности Узбекистана существует раскол, было ясно в течение последнего года. Так, например, впервые на национальном телевидении зазвучала критика в адрес чекистов, сам президент в ходе трансляции первого на посту Послания, обращенного к палатам парламента, заявил о том, что пришло время реформировать силовые органы.

Тогда глава Узбекистана отметил, что органы СНБ до сих пор работают на основе положения, утвержденного правительством еще 26 лет тому назад.

«Следует подчеркнуть, что более четверти века это положение не изменялось, и любые проблемы оценивались как угроза национальной безопасности, что привело к безосновательному расширению полномочий данного ведомства. Вместе с тем, нестабильная ситуация в некоторых регионах мира приводит к усилению миграционных процессов, а это, в свою очередь, способствует распространению терроризма и экстремизма и превращению их в проблему глобального масштаба. В таких обстоятельствах приоритетной задачей должно стать сохранение нашей национальной государственности, независимости, мирной и спокойной жизни, безопасности нашего народа. Именно с этой точки зрения, учитывая возрастающие угрозы современности, настало время реформирования деятельности Службы национальной безопасности», – заявил президент, предложив разработать и принять Закон «О Службе национальной безопасности».

О том, что узбекский лидер бьет по могуществу СНБ, видно и из того, что чекистов попросили в срочном порядке после отставки их прежнего патрона покинуть здание в центре Ташкента и переместиться на окраину. Бывшее здание СНБ переходит под контроль Национальной гвардии.

Независимые медиа в Ташкенте сообщают, что упразднено Управление по борьбе с коррупцией и организованной преступностью. «Его руководитель сидит дома, сотрудники, проработавшие 20 лет, отправлены на пенсию, остальные просто уволены», – рассказал один из источников. Он пояснил, что именно это управление держало в страхе всех жителей Узбекистана вплоть до прокуроров, министров и других представителей руководства республики.

Ранее Мирзиеев отметил, что спецслужбы начали выполнять несвойственные им функции, а их обязанности и возможности чрезмерно возросли, поэтому у чекистов отнимут ряд полномочий. Он подверг критике деятельность отдельных подразделений и управлений СНБ, указав на конкретные недостатки в организации межведомственного взаимодействия, проведении оперативных и следственных мероприятий, а также в работе с кадрами.

«Подразделения спецслужбы должны в рамках своей компетенции помогать населению в решении проблем, а органам государственной власти – в реализации начатых реформ. Служба национальной безопасности должна работать по принципу «не народ служит государственным органам, а государственные органы служат народу», – заявил Мирзиеев.

В ходе своего выступления в администрации Кизирикского района президент Узбекистана как минимум четыре раза произнес следующие слова: «те времена прошли». Имел ли он в виду времена правления первого президента Ислама Каримова или годы, когда Службой национальной безопасности руководил Рустам Иноятов, неизвестно.

«Нам нужна Служба национальной безопасности, нам нужны справедливые и честные люди. Нам не нужна служба, которая будет следить за хокимом и другими государственными органами. Все, те времена уже прошли! Если не справится с работой, то я даже самого крутого из них сниму с должности. Знайте все об этом. Государство будет выполнять свои функции. Пусть все занимаются своими делами. Если прежние руководители дали им такое право, то сейчас этих руководителей уже нет. Кто дал погоны этим бессовестным? Народ дал», – заявил Мирзиеев.

Их пример – другим наука

Тем временем, стало известно о том, что чистки и проверки проходят не только в СНБ, но и в других органах Узбекистана. В частности, следователи Генпрокуратуры Узбекистана начали масштабную проверку в налоговом и таможенном комитетах. У сотрудников налогового комитета взяли показания и произвели частичную выемку документов, которые складированы и опечатаны в отдельной комнате.

Источник в МВД сообщил, что территория вокруг здания налогового комитета жестко контролируется. Он говорит, что рядом со зданием находятся легковые автомобили и грузовые автомобили, используемые при перевозке военных.

«После отстранения от должности 31 января главы Службы национальной безопасности Рустама Иноятова над его сватом Батыром Парпиевым, который возглавляет Налоговый комитет, «сгустились черные тучи», – сказал журналист Сергей Ежков, который одним из первых сообщил о начатых проверках.

СМИ сообщают, что цель прокуроров – выявление преступных схем при проведении налоговых проверок, используемых сотрудниками налоговых органов в отношении субъектов предпринимательства, а также вероятность получения ими взяток с последующей передачей председателю комитета или его заместителям.

Также стало известно, что на видео-селекторном совещании, состоявшемся 13 февраля под председательством премьер-министра Узбекистана Абдуллы Арипова, был снят с должности 54-летний председатель Государственного таможенного комитета, генерал-майор Муиджон Тохирий. Вероятны и другие громкие отставки и, возможно, даже аресты.

Таким образом, сейчас в соседнем Узбекистане происходят события, которые напоминают то, что было в Грузии в момент прихода к власти Михаила Саакашвили, который провел серьезную чистку в силовых органах и произвел фактически кадровую революцию в стране, ударив по могуществу правоохранительных органов и спецслужб, которые долгие года «кошмарили» население.

Эту часть реформ Саакашвили признали эффективной даже его недоброжелатели, что, пожалуй, стало главным его наследием. С другой стороны, не совсем ясно, какими мотивами руководствуется глава Узбекистана – хочет ли он, как и в Грузии, произвести кадровую революцию и оставить в органах кристально честных людей или речь идет лишь о назначении преданных новому лидеру людей, при этом сам репрессивный аппарат останется прежним. Надежду на реформы подкрепляет то, что ранее Мирзиеев запретил применять пытки к заключенным и отметил, что доказательства, полученные таким образом, не будут рассматриваться в судах и станут трактоваться в пользу заключенных.

Когда нет ограничителей и нет системы сдержек и противовесов, даже, казалось бы, такая благородная миссия как обеспечение мира и безопасности в стране может привести к неконтролируемому расширению возможностей спецслужб и превращению их в «государство в государстве», и, в конечном итоге, как это случилось в Узбекистане, орган, призванный обеспечить спокойную жизнь в стране, сам превращается в серьезную угрозу и для граждан и даже для руководства страны. Поэтому во всем важна золотая середина. Особенно в таких вопросах как функционал конкретных служб безопасности, и, видимо, соседнему Узбекистану предстоит серьезная работа по отъему у спецслужб несвойственных им функций.

 

Комментарии