ВТОРНИК, 16 ОКТЯБРЯ 2018 ГОДА
2406 29-12-2017, 00:05

Адвокаты возмущены проектом закона, регулирующим их деятельность

Министерство юстиции РК инициировало разработку нового Закона «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», который должен прийти на смену прежнему – «Об адвокатской деятельности». Подготовленный Минюстом законопроект вызвал возмущение казахстансикх адвокатов.

Он уже породил бурные дебаты и создал напряженность в отношениях между Минюстом и теми, кого он напрямую касается. Мы попросили высказать свое мнение по этому поводу Камиля Марасулова, председателя президиума Алматинской областной коллегии адвокатов, заслуженного деятеля адвокатуры РК.
– Начну с того, что адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и общественной некоммерческой организацией. Она не входит в систему органов государственной власти и действует на основании принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности, а также принципа равноправия адвокатов. Кроме того, стоит напомнить, что на госорганы возложена обязанность не контролировать и надзирать за деятельностью адвокатуры, а обеспечивать гарантии ее независимости.
Справедливости ради следует отметить, что законопроект содержит нормы, которые направлены на повышение престижа адвокатуры. Например, это касается разработки тарифов на юридические услуги, оказываемых адвокатами.

Несомненно, что первую скрипку здесь должна играть наша республиканская коллегия. Заслуживают внимания и обсуждения вопросы, связанные с принятием адвокатами, которые стали членами областных коллегий, соответствующей присяги, а также ношения мантий в ходе судебных процессов.
В то же время, как показывает анализ основных положений законопроекта, его основная идея заключается в том, чтобы поставить адвокатуру в полную зависимость от уполномоченного госоргана – Министерства юстиции РК. При этом разработчики прибегают к популистским приемам, прикрывая их якобы заботой об интересах общества. Например, они откровенно спекулируют на тему «бесплатной юридической помощи бедным»: эту конституционную обязанность решили переложить с плеч государства (за которым она сегодня закреплена) на плечи адвокатского сообщества.
А в целом основной изъян законопроекта, на мой взгляд, заключается в том, что он противоречит идее президента страны об укреплении адвокатуры, которая призвана сыграть важную роль в создании подлинно независимой и справедливой судебной системы. Изначально этот документ разрабатывался в кулуарах Министерства юстиции втайне от нас. И лишь после того, как он обрел содержание и форму законопроекта, Минюст направил его в республиканскую коллегию адвокатов для того, чтобы она представила свои предложения. Это ли не проявление высокомерия и неуважения к адвокатскому сообществу?
Согласно новому законопроекту, адвокаты теряют многие из тех гарантий, которые прописаны в действующем сегодня законе. Так, урезаны их права, касающиеся участия в досудебном расследовании и в судебном процессе, исключены нормы, позволяющие им противостоять давлению и угрозам со стороны правоохранительных органов. Хотя, по логике вещей, новый закон должен быть более совершенным, чем прежний, с точки зрения обеспечения защиты прав и интересов граждан.
Вызывает неприятие и норма, предусматривающая введение единой информационной системы при сдаче адвокатом отчетов о своей работе. Дело в том, что он не имеет права раскрывать адвокатскую тайну, которая стала известна ему после заключения с клиентом договора об оказании юридических услуг.
Поскольку адвокатура является некоммерческой организацией, а права и обязанности адвоката, степень его ответственности указаны в договоре между ним и клиентом, то необходимости в страховании его деятельности (а это предлагается законопроектом), на мой взгляд, нет. Как нет и юридических оснований для включения в состав комиссий по аттестации лиц, претендующих на занятие адвокатской деятельностью, работников системы юстиции. Еще раз повторю: адвокатское сообщество – это некоммерческое и самостоятельное профессиональное объединение, и вхождение сотрудников государственных органов в его рабочие структуры может быть расценено как посягательство на независимость адвокатуры. Что же касается представителей общественных организаций, то их включение в составы аттестационных комиссий возможно, но в количестве, не превышающем 30 процентов от общего числа членов каждой такой комиссии.
Особо следует остановиться на теме якобы баснословных заработков адвокатов и других денежных вопросах. Около тридцати лет назад Казахстан вступил на рельсы рыночной экономики. При этом адвокатура является самофинансируемым и саморегулируемым общественным объединением. Отношения адвоката с клиентом строятся, как уже говорилось, на основании двустороннего и добровольного договора без использования принудительных инструментов! Стоимость юридических услуг отражена в договоре, все прозрачно и открыто.
Поскольку деятельность адвокатуры зиждется на принципах самоокупаемости, то она сама обеспечивает себя имуществом (служебные здания, транспорт, техника, инвентарь) сама содержит управленческий и технический персонал и т.д. Например, Алматинская областная коллегия за истекший период (какой?) приобрела здания для восьми юридических консультаций и президиума коллегии, отремонтировала их. Сегодня существует необходимость в приобретении еще двух десятков помещений, а также техники. Вот на такие нужды и тратятся первоначальные и ежегодные взносы адвокатов. Государство и его органы никакого участия в материально-техническом обеспечении адвокатуры не принимают. Следует отметить, что в ряде стран СНГ – Узбекистане, Армении – тоже практикуется сбор первоначальных взносов, а в тех, где их нет, государство взяло на себя обязанность по предоставлению адвокатам служебных зданий (Таджикистан, Молдова). А, скажем, в Украине, где первоначальные взносы не собираются, для адвокатов введен ряд обязательных платежей, которые затем направляются на финансирование деятельности органов самоуправления адвокатуры.
Большинство международных организаций и экспертов в сфере права выступили против новов­ведений, предусмотренных законопроектом «Об адвокатской деятельности и юридической помощи». Думаю, он нуждается в широком обсуждении с участием всех заинтересованных сторон и общества в целом, серьезной и глубокой проработке его норм и положений рабочей комиссией, в которую должны войти представители как судебных и правоохранительных органов, так и адвокатского сообщества, общественных организаций, а также ученые, практики, международные эксперты.

Комментарии