СРЕДА, 23 АВГУСТА 2017 ГОДА
1193 23-06-2017, 00:09

Квазигосударственный сектор: куда уходят миллиарды?

Недавно на площадке аналитической группы «КИПР» состоялось экспертное обсуждение проблем эффективности квазигосударственного сектора (КГС) отечественной экономики. Тема это большая и, как показала состоявшаяся дискуссия, крайне непростая, поскольку существуют серьезные разночтения применительно ко многим ее аспектам.

Как это ни странно, но сегодня нет ясных критериев того, что можно отнести к квазигосударственному сектору, а что туда включать не стоило бы. Директор общественного фонда «Zertteu Research Institute» Шолпан Айтенова сформулировала это следующим образом: «Квазигосударственный сектор намного шире, чем просто национальные компании, однако до сих пор нет такого понятия, как квазигоссектор, и критериев того, что туда входит. Есть понятие «субъекты квазигоссектора». Например, это ТОО, национальные компании и холдинги. На сегодня субъектов КГС насчитывается более 6 тысяч. Это могут быть государственные предприятия, такие, как «Казгидромет» или детский сад в селе Коянды, международный аэропорт в Семее и тот же «Самрук-Казына».

По словам Ш.Айтеновой, анализ работы КГС высвечивает глубокие системные проблемы, которые существуют в различных его сегментах. Прежде всего, это касается отсутствия четко прописанных критериев, определяющих и разграничивающих ответственность за результаты деятельности компаний квазигоссектора между государством как собственником и регулятором, с одной стороны, и компаниями, управляющими госактивами, с другой. В то же время объемы бюджетного финансирования не увязываются с финансовыми результатами работы субъектов КГС и оценкой их эффективности.

По данным Счетного комитета, в последние три года происходит неуклонное снижение числа прибыльных субъектов квазигоссектора. При этом существуют проблемы с оценкой эффективности работы юридических лиц с государственным участием – они упираются в отсутствие сводных статистических данных о развитии и финансовых результатах в КГС. Это приводит к тому, что бюджет недополучает дивиденды, но при этом сохраняется устойчивая практика ощутимой подпитки субъектов квазигоссектора финансовыми инъекциями из республиканского бюджета и Национального фонда.

Даже согласно официальным данным, национальные компании, входящие в КГС, завершили финансовый 2016-й
год с общими убытками в 21,4 миллиарда тенге, а уровень рентабельности составил всего 4,9%. При этом, несмотря на наличие профессиональных негативных оценок работы КГС, все они носят констатирующий характер и никоим образом не раскрывают причинно-следственных связей столь неудовлетворительного положения дел. Вообще, многие моменты, так или иначе связанные с КГС, выглядят очень неконкретно. Например, наблюдается большой разнобой в оценках размеров КГС в ВВП страны. По одним данным, это 14%, а по другим – до 60%. Понятно, что это не способствует лучшему пониманию роли квазигоссектора в экономике страны.

Еще одна проблема заключается в следующем. Несмотря на все явные и латентные проблемы с оценкой эффективности работы КГС, государство продолжает «накачивать» его, независимо от результатов финансово-хозяйственной деятельности, что вряд ли может быть признано рациональным. Из 162 млрд. тенге, запланированных в 2017 году в республиканском бюджете на покупку финансовых активов, 92% пойдет на пополнение уставных капиталов различных государственных АО. Дополнительное финансирование от государства КГС сектор получит через бюджетное кредитование. Из 184 млрд. тенге бюджетных кредитов для АО с участием государства, запланированных в республиканском бюджете на 2017 год, 63% получит АО НУХ «Байтерек». Госпожа Айтенова отметила и другой парадокс – это когда государство выступает в КГС и как регулятор, и как собственник. В такой ситуации очень сложно оценить качество менеджмента и дать ему объективную оценку. То же самое касается и механизма выплаты бонусов и вознаграждений по итогам работы.

Директор Центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев считает, что, помимо общей неэффективности, КГС создает серьезные риски для денежного рынка. На 1 июля 2016 года 5,4 трлн. тенге временно свободных денежных средств квазигоссектора были размещены на счетах казахстанских банков второго уровня. Значительная их часть сформирована за счет средств республиканского бюджета и Нацфонда через пополнение уставного капитала, кредитование и выпуск облигаций. За последние десять лет квазигоссектору было выделено свыше 34-х миллиардов долларов.

Ошакбаев выдвинул, как он сам выразился, немного полемичный тезис о то, что «КГС фактически вышел из-под контроля правительства». Заметьте, при всей спорности такого утверждения его предложил бывший управляющий директор ФНБ «Самрук-Казына», то есть человек, находившийся практически в эпицентре событий. При этом он сослался на мнение главы государства, который неоднократно указывал на неэффективное использование госактивов холдингами «Самрук-Казына» и «КазАгро». Последние оказались неэффективными посредниками между бюджетом и банками. Что, впрочем, не мешает им раздувать свои штаты, поглощать огромные бюджетные ресурсы и вытеснять частную инициативу. А вывод, сделанный Ошакбаевым, прозвучал просто убийственно: КГС, аккумулировав огромные средства, фактически размывает и торпедирует все поручения президента и усилия правительства. Невольно вспоминается легендарная формулировка советской эпохи о вредительстве.

Базовые недостатки оценки эффективности КГС заключаются в следующем:

– Отсутствуют подходы к такой оценке в зависимости от назначения деятельности компании;

– Отсутствует четкое разграничение между владением и управлением государственной собственностью;

– Отсутствует ежегодный обзор состояния квазигосударственного сектора;

– Ненадлежащим образом осуществляются меры по обеспечению прозрачности и подотчетности;

– Нет взаимосвязи между системой вознаграждения и результатами деятельности;

– Нет ясной системы принятий решений по результатам мониторинга и оценки.

При этом с 2012 года не было проведено ни одного всестороннего мониторинга эффективности работы субъектов КГС. К тому же уже существующая система оценки явно бюрократизирована, а имеющийся мировой опыт используется слабо или совсем не изучается. Серьезные проблемы наблюдаются и в плане обеспечения прозрачности работы КГС.

Эксперт предложил ряд шагов, которые, по его мнению, могли бы упорядочить ситуацию в этом секторе. В частности, он порекомендовал:

– произвести оценку потенциала уполномоченного органа по управлению государственным имуществом и центрального органа государственного планирования на предмет охвата всех юридических лиц квазигосударственного сектора системой мониторинга и оценки;

-провести инвентаризацию существующих правил оценки и мониторинга эффективности управления государственным имуществом с целью разграничения оценки эффективности управления государственным имуществом как собственностью и управления государственными предприятиями;

– разработать и принять единые принципы корпоративного управления на предприятиях с государственным участием в соответствии с рекомендациями ОЭСР;

А самая важная мера, по мнению эксперта, заключается в необходимости определить уполномоченный орган по мониторингу и оценке квазигосударственного сектора, а не государственного имущества. Формировать портфель государственных компаний нужно не по правовой форме, а по назначению, в то же время прозрачность деятельности государственных компаний необходимо обеспечить независимо от правовой формы.

Своеобразный «мозговой штурм», которому подверглось состояние дел в КГС, лично у меня как у законопослушного гражданина и добросовестного налогоплательщика вызвал весьма сложную гамму чувств, которыми и хотелось бы поделиться.

Во-первых, судя по словам выступавших, в КГС очень много, если называть вещи своими именами, бардака. Поэтому сам собой напрашивается вопрос: как долго это все будет продолжаться? Кто и когда наберется мужества и возьмется наводить здесь порядок? Ведь, как утверждают эксперты, ежегодно в квазигоссектор закачиваются огромные бюджетные средства. И это происходит в период, когда государство изыскивает малейшие возможности для пополнения бюджета и одновременно его экономии, не гнушаясь при этом абсолютно непопулярными методами.

Во-вторых, во время дискуссии пусть и не в открытой форме, пусть на уровне намеков и полунамеков, проскальзывала такая мысль: многие проблемы КГС связаны с тем, что там присутствуют элементы сращивания с бюрократическим аппаратом. Не в этом ли кроются подлинные причины отсутствия четких механизмов оценки эффективности работы КГС? Как говорится, кто ужинает девушку, тот ее и танцует.

В-третьих, как сообщили в самом начале дискуссии ее организаторы, представители квазигосударственного сектора, несмотря на заранее высланные приглашения, почему-то отказались от участия в заседании за «круглым столом». Очень хотелось бы понять, ПОЧЕМУ? Нечего сказать? Или боятся? Отсутствие навыков публичной отчетности перед общественностью становится родовой болезнью наших государственных органов и аффилированных с ними структур. Но для общества (читай, граждан и налогоплательщиков) было бы небесполезно знать, куда уходят многомиллиардные суммы из бюджета, коими государство так обильно подкармливает субъекты КГС. В конце концов, это наши с вами деньги, и мы имеем право, наконец-то, узнать, куда они деваются.

В-четвертых, меньше всего хотелось бы говорить о политической стороне вопроса, но от этого никуда не деться. По нашему мнению, ситуация в квазигосударственном секторе показывает, что формула «сначала экономика, а потом политика» себя исчерпала. Отсутствие четких критериев оценки деятельности КГС и, самое главное, жесткого общественного контроля является прямым следствием того, что в Казахстане нет эффективных институтов зрелого гражданского общества. А их и не может быть, если отсутствуют реальная политическая жизнь и соответствующая политическая конкуренция.

Один из экспертов, Азамат Джолдасбеков, акцентировал внимание на так называемом человеческом факторе. Вот цитата из его выступления: «… система дочерних компаний Нацбанка изначально работала хорошо. Почему?.. Потому что этим занимались рыцари. Был Даулет Хамитович — главный рыцарь, были его ученики. Когда были эти рыцари, все более или менее работало. Ушли эти рыцари, и все стало рушиться».

Тут, наверное, требуется небольшое пояснение. Если мы правильно поняли, уважаемый эксперт под столь романтическим понятием «рыцари» подразумевал, видимо, профессионалов своего дела. Ну что ж, о непрофессионализме отечественных госчиновников сказано и написано немало, но, как видим, ситуация не становится лучше, а скорее усугубляется. И КГС тоже не избежал этого. Мало того, можно даже сказать, что это и является первоисточником большинства проблем данного сектора.

А вот мнение директора департамента аналитики GreenPoint Данияра Куаншалиева: «Квазигосударственные структуры, фактически являясь элементом государственных органов, являются аккумулятором неэффективности госуправления. В ходе так называемой «трансформации» не были решены вопросы непрозрачности и качества принимаемых решений в КГС. Эти структуры в лице огромных, неповоротливых управляющих компаний не стали конкурентным преимуществом национальных компаний».

Один известный политик как-то произнес фразу, которой суждено было стать крылатой: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Кажется, для характеристики ситуации, складывающейся в отечественном квазигосударственном секторе, она подходит как нельзя лучше.

Автор: Мади АЛИМОВ

Комментарии

Author казах
Редактировать / Удалить/ Цитировать
25-июн-2017, 18:11

квази создан для отмывания наворованных денег несколькими людьми во власти

Оставить мнение