ПОНЕДЕЛЬНИК, 11 ДЕКАБРЯ 2017 ГОДА
1709 2-06-2017, 00:09

Збигнев Бжезинский: прощайте, господин интриган

Збигнев Бжезинский всегда был больше чем политолог, больше чем социолог, больше чем идеолог. Одни считали его светочем, другие – олицетворением мирового зла. И даже после своей смерти он остается одним из самых противоречивых политиков столетия. Хотя бы потому, что не родились еще равные ему по мастерству интриганы мирового закулисья.

Бжезинский умер в прошлую пятницу, 26 мая. Он прожил долгую и удивительную жизнь. В отличие от многих других политиков, ему при жизни удалось насладиться плодами рук своих, и плоды эти нередко вырастали из почвы, изрядно удобренной человеческой кровью. Гений и злодейство испокон веков ходят рука об руку.

 Был ли он сам омрачен демонизацией своего образа? Вряд ли. Вспомните его знаменитое: «О чем я должен сожалеть? Эта тайная операция (поддержка исламских фундаменталистов в Афганистане – прим. авт.) была замечательной идеей. В результате русские попались в афганскую ловушку, а вы хотите, чтоб я об этом сожалел? В тот день, когда Советы официально перешли границу, я написал президенту Картеру: «У нас сейчас есть возможность дать СССР свою войну во Вьетнаме». Действительно, Москва почти десять лет должна была вести войну, которая была неприемлема для режима, конфликт, который привел к деморализации и, наконец, распаду Советской империи. Что важнее для мировой истории? Талибан или крах Советской империи?».

Как всякий умный и состоявшийся человек он прекрасно осознавал, что такова данность тех, кто пытается играть роль Бога на земле, отводя странам и народам участь пешек. Их можно беспорядочно двигать по мировой шахматной доске в угоду своим взглядам и интересам, можно вообще скинуть с нее – если так будет кому-то нужно…

К Бжезинскому можно относиться по-разному. Но, бесспорно, это был великий человек, пусть и ужасный в своем величии. И никак нельзя согласиться с мнением, будто с его уходом ушла и «эпоха Бжезинского». Смерть – всего лишь физическое явление. Идеи этого уроженца Варшавы, его виденье мировых раскладов проросли, дали корни в нескольких поколениях. В том числе и у нас, в Казахстане, который Бжезинский рассматривал как форпост гегемонических претензий в Евразии. И это тоже данность, которая кому-то может нравиться, а кому-то нет. Наверное, поэтому равнодушных к смерти Збигнева Бжезинского нет и быть не может. Разница только в том, что одни скорбят, одевшись в траур, а другие «пляшут на костях». Третьего в случае с Бжезинским, как выясняется, не дано.

В день смерти великого интригана социальные сети и форумы в Казнете взорвались мнениями, комментариями и даже воспоминаниями, которые сопровождались совместными фотографиями. Отдать дань памяти Бжезинского захотели как известные люди, так и не очень. Для кого-то он был чуть ли не «сэнсэем», кто-то просто ценил его выдающиеся аналитические способности:

«Стратегический советник не оставляет горы бетона, металла или шедевры искусства. От него остается голая мысль, лазером пронзающая наш тусклый мир дешевок, плагиата и дутых мыльных пузырей. Лучший памятник для него – это прочесть хотя бы его цитаты и помолчать, подумать».

«Бжезинский Збигнев умер. Великий поляк. Им гордилась вся Польша, как и Иоанном Павлом Вторым – первым папой-славянином. Конечно, был врагом СССР, но очень достойным и очень грамотным. По его книгам учились многие и многие».

Ситуация стала попахивать идолопоклонничеством и дошла до такой степени, что один уважаемый человек на своей странице в «Фейсбуке» так и написал: «О, сколько, оказывается, у покойного Бжезинского друзей и почитателей в Казахстане?! Просто дивизия имени Бжезинского! Это ведь тот Бжезинский, который был помощником по национальной безопасности у президента Картера? Бедового Картера, который наступил на все какашки во внешней политике и национальной безопасности, которые только можно было представить? Видимо, эта любовь сродни с любовью к виниловым дискам. Загадочно, интеллектуально и ностальгично».

Но, как оказалось, дело не только в загадочности и попытках выглядеть интеллектуально. Все куда как банальнее. Один из пользователей довольно откровенно написал, почему он находится в стане поклонников Бжезинского: «На то мы и молодое поколение, идеализируем то время, которое не застали. Пройдет время, будут и Бокассу с Амином почитать. Вон, Колчака уже в лик святых занесли, мы поэтому Бжезинского в противовес и ставим».

И действительно, на полях только что приутихшей в социальных сетях войны с гвардейскими ленточками и ненавистным советским прошлым Бжезинский, главной жизненной целью которого был развал СССР, для многих просто не мог не быть героем. Тем, наверное, яростнее и непримиримее звучал голос ненавистников по­литического кредо Бже­зинского, которых, скла­дывается такое ощущение, оказалось куда больше, чем почитателей его таланта. Хотя и принято считать, что на месте скорбной тризны песни петь грешно, люди разных возрастов и на­циональностей позволяли себе «выйти за рамки приличий»:

«Еще одним злодеем меньше стало. Еще Сороса забрал бы. Тут многие говорят о бесчеловечности радости по поводу смерти Бжезинского. Когда он на карте мира играл как на шахматной доске, он видел людей, которые погибнут в результате его планов? Так пусть ему не будет покоя на том свете, как нет покоя людям на этом!»

«Скатертью дорога в ад! На очереди еще одна фигура под стать Бжезинскому – Джордж Сорос – мистер Зло».

«Мы победили Бжезинского, мы его пережили».

«Вот тут кнопка «нравится» в самый раз. Это как раз тот случай, когда о мертвом ничего хорошего сказать нельзя. Погибшие в Афгане наши ребята, наша мирная жизнь в единой большой стране, рухнувшая в одночасье, наши продажные политиканы, санкции и презрительное к нам отношение со стороны т.н. «приличного» мира – все это случилось и продолжается во многом с его легкой руки. Это был враг номер один. Выпью за это рюмашку».

Справедливости ради стоит сказать, что в высказываниях относительно Казахстана Бжезинский был достаточно осторожен. Во время его единственного визита в нашу страну в рамках Евразийского медиа-форума в 2008 году он дал интервью ряду телеканалов и газете «Караван». Тогда Бжезинский сказал: «… с момента обретения независимости Казахстан демонстрирует наибольший прогресс в плане экономического развития, поиска своего места в Центральной Азии, а также в налаживании дружеских, добрососедских отношений с внешним миром. Такие страны, как Казахстан, смогут быть полностью независимыми и обеспечить собственную безопасность, только если им удастся установить полноценные функцио­нальные отношения с соседями и мировым сообществом. Это, конечно же, в первую очередь предусматривает хорошие отношения с Россией, хорошие связи с Китаем, добрые отношения с соседями – центральноазиатскими странами, а также с Европой, Японией, Индией и Соединенными Штатами. С моей точки зрения, пока Казахстану удается с этим справляться максимально разумно и эффективно».

Искренняя ли это была позиция или заигрывание со страной, занимающей важное место в геополитических раскладах, созданных Бжезинским, сказать сложно, особенно после его заявлений о Казахстане как о части «евразийских балкан» и «подбрюшьи России». Впрочем, Центральной Азии и Казахстану он, по его собственному признанию, уделял не так много времени, как того требовалось. Хорошо это или плохо – вопрос, на который не существует ответа. Хотя, скорее, первое, учитывая то, что в своих трудах двадцатилетней давности Бжезинский отводил странам Центральной Азии роль вассалов в мире, поделенном между Европой и Америкой, которые заинтересованы только в ресурсах и возможности утереть нос России. «Хотя Соединенные Штаты расположены далеко, их роль со ставкой на сохранение геополитического плюрализма в постсоветской Евразии просматривается на общем фоне как постоянно возрастающая по значимости в качестве косвенного действующего лица, явно заинтересованного не только в разработке ресурсов региона, но и в предотвращении того, чтобы только Россия доминировала на геополитическом пространстве региона», – говорил Бжезинский. А за несколько лет до своей смерти он и вовсе писал о том, что «глубокие трансформации восточных обществ угрожают глобальной стабильности мира», спасти который может только Америка.

Впрочем, как бы то ни было, король умер, не оставив после себя достойной замены. Политологи и идеологи нынешнего времени и в подметки не годятся Бжезинскому. Рядом с ним они выглядят откровенными фриками.

Прощайте, господин интриган, изменивший нашу жизнь в 1990-х и продолжающий менять ее и сейчас.

Автор: Юлия Кисткина

Комментарии

Author Англосакс
Редактировать / Удалить/ Цитировать
07-июн-2017, 01:26

Покойся с миром.При жизни ты многих доставал и пусть они успокоятся.

Author Соль Земли
Редактировать / Удалить/ Цитировать
09-июн-2017, 18:02

Достаточно только взглянуть на это красивое, вдохновенное лицо, чтобы понять, каков был внутренний мир господина Бжезинского. Адепт зла - что тут еще скажешь? Мир в последнее время вообще переполнился таинственными существами, на первый взгляд, слегка напоминающими людей, но внешностью и поступками больше похожими на демонов: Сечин, Рокфеллер, Ельцин, Ротшильд, королева Англии и прочие... По их воле, хотя и чужими руками, творятся самые страшные вещи, проливается кровь, гибнут невинные люди, нищета, страх и болезни стали спутниками большинства народов... Однако все они получат по заслугам, ибо великого закона Кармы никто еще не отменял... И мне их жаль. Очень жаль.

Оставить мнение