ПЯТНИЦА, 28 ИЮЛЯ 2017 ГОДА

Ходжа Ахмед Яссауи как жертва градостроительного зуда

Автор: Адольф Арцишевский 700 14-04-2017, 00:05

В мире есть безусловные ценности. Парфенон, Тадж-Махал, церковь Покрова на Нерли, мавзолей Ходжи Ахмеда Яссауи. Кстати, мавзолей этот и весь комплекс окрест него включен в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Это не только одно из чудес света, но и духовный центр суфизма, вторая Мекка для тюркских мусульман, а значит, место паломничества и один из главных туристических объектов Казахстана.

Хотели как лучше…

Выдающийся суфийский поэт Ходжа Ахмед Яссауи пользовался огромным авторитетом среди мусульман и оказал значительное влияние на ислам в Средней Азии. Он умер в 1166-м и был похоронен с большими почестями. Ныне существующий мавзолей был возведен по приказу Тамерлана спустя 233 года после смерти Ходжи Ахмеда Яссауи. По замыслу великого хромца в 1395-м началось строительство грандиозного мемориального комплекса на месте старого мавзолея, который к тому времени сильно обветшал. Позже этот комплекс стал местом упокоения великих правителей, биев и батыров Казахского ханства. Святыня – что еще можно добавить к характеристике этого архитектурного чуда?

Естественно, со дня его возникновения к нему было благоговейное отношение. И не только со стороны мусульман, и не только со стороны духовных лиц. Историки, археологи, картографы, художники – все, в ком билось неравнодушное сердце, не могли устоять перед величием и харизмой этого сооружения. Каждый действовал в соответствии с нравственным законом, ему доступным. И если царские генералы от архитектуры, эти оголтелые колонизаторы, с какой-то немыслимой для нас осторожностью, почти с придыханием, боясь нарушить замысел Всевышнего, составляли подробнейшие топографические карты комплекса Ходжи Ахмеда Яссауи, то пришедшие им на смену большевистские комиссары действовали уже с пролетарской прямотой. То есть в соответствии с постулатами «Интернационала»: весь мир проклятья мы разрушим до основанья, а потом…» Про «потом» чуть позже, сначала про «разрушим». О, как мы охочи до разрушений! Тут ведь можно дать полную волю бунтарской стихии, ищущей простора. Ну да – раззудись плечо, размахнись рука!..

Вот, спрашивается, зачем эти средневековые зодчие обнесли крепостной стеной территорию мавзолея? Молитва-де должна быть сокровенной, общение с Богом не для сторонних глаз. Во-первых, скажем с пролетарской прямотою: Бога нет. Во-вторых, что это за келейность такая, что за попытка стеной отделиться от масс, от внешнего мира? А где коллективизм, а где плечо товарища? Убрать стену, а заодно и все эти якобы священные руины, застящие нам сияющие горизонты завтрашнего дня. И – вперед, ваше величество бульдозер. Под нож её, старую рухлядь! И снесли эту самую стену, окружающую мавзолей и несущую сакральные смыслы. До основанья, до корней. А заодно и прочий грунт – а это культурные пласты минувших веков и эпох. Пласты, историческая ценность которых сопоставима разве что с сединой, что покрыла головы археологов, потрясенных этим варварским актом.

Нам сложно постичь логику этих новаторов. Но очевидно то, что они были страшно далеки от суфизма, от мусульманства как такового, от потаенной сути самого Ходжи Ахмеда Яссауи. Поскольку их усилиями ханака Ходжи Ахмеда Яссауи, этот своеобразный монастырский комплекс суфиев, который должен был располагать правоверного мусульманина к уединению, превратился в распахнутую миру парковую зону, некое подобие не то садов Семирамиды, не то Версаля. А это, согласитесь, как-то не очень стыкуется с исламом.

 

Мы свой, мы новый мир построим! А зачем?

Итак, подсчитаем потери. В 1970-1980-е годы были разрушены и срыты без следа позднейшие (XIX в.) крепостные стены «кокандской крепости», поставленные на культурный слой XV-XVIII веков. Уничтожены стоявшие вокруг усыпальницы Ходжи Ахмеда Яссауи руины мавзолеев XV-XVII в. и склепов-сагана. Т.е. уничтожена вся историческая топография ближайшей к мавзолею территории. Историческая застройка площадью 12 га, расположенная на северной стороне комплекса, между современным общественным центром города и ханакой Ходжи Ахмеда Яссауи, тоже была снесена.

Тогда же были выполнены и крупномасштабные проекты благоустройства вокруг ханаки без учета принципов и масштабов исторически сложившегося окружения памятника. Изменилось само его восприятие. Потеряна камерность пространства, характерная для религиозных сооружений. Вместо преемственного развития элементов благоустройства, соответствующего образу памятника, окружению комплекса была навязана иная трактовка в стиле дворцовой архитектуры, с прямыми широкими дорожками, розариями и другими составляющими. Что искажает историческую достоверность восприятия памятника.

Но, как говорится, лиха беда начало. Пришла эпоха рынка, а с ней не знающие преград и очень предприимчивые новоделы. Нет-нет, они сносить пока что ничего не будут. Они, напротив, будут строить. Очевидно, проникнувшись величием Ходжи Ахмеда Яссауи, они на подступах к этому уникальному комплексу отгрохали огромную мечеть, никак не сообразуясь со здравым смыслом. Мечеть – это, конечно, хорошо, но она выше регламентированной, допустимой высоты на 3-6 метров. Она построена в зоне регулирования застройки и не должна была закрывать коридоры видимости. Иными словами, с южной стороны на первый план вышел новодел, закрыв мавзолей Яссауи.

Но если б только мечеть! С другой стороны, опять же на подступах к мавзолею, был построен музей. Музей, конечно, тоже хорошо, но и это было сделано, не согласуясь со здравым смыслом. Здание непомерной величины по сравнению с мавзолеем перекрывает вид на него уже с другой стороны.

Однако и это не все. С третьей стороны был сооружен торговый центр, еще один монстр непомерной длины, за которым и не разглядишь заповедную зону.

Понимаете, элементарная логика требует, чтобы мавзолей Ходжи Ахмеда Яссауи возвышался над окрестным пространством, царил над ним, был неким смысловым и визуальным центром. А он не то чтобы остался на задворках, его попросту взяли в клещи эти три гиганта, он почти потерялся на их фоне, остался как бы в тени.

И еще. Туркестан – город, выросший рядом с этим святым местом, подчиняясь законам урбанизации, расширяет свои границы. Это естественно, у Туркестана свои градостроительные проблемы, которые заповеднику надо тоже учитывать. И хотя город пока не проявлял агрессии в отношении заповедной зоны, но вплотную к ней примыкает крупная городская магистраль, живущая сверхнапряженной жизнью, и эта близость ничего хорошего заповеднику не сулит. Здесь вызревают проблемы, которые очень скоро придется решать.

В общем, покой нам только снится.

 

Что имеем, сохраним?

Ну как тут не сказать о том, что новая мечеть близ мавзолея могла быть поскромнее и поменьше, а торговый мега-центр могли бы возвести чуть дальше, чтобы он не был бельмом на глазу. Наверное, пришло время укротить непомерные амбиции всесильных рыночников, унять экспериментаторский зуд сиюминутных градостроительных интересов и всерьёз подумать о дальнейшей судьбе нашей святыни, подключив к этим раздумьям здравый смысл, трезвые расчёты и такую трудно уловимую эманацию, как совесть. В конце концов, Казахстану крупно повезло, что волею Неба на его территории оказался этот уникальный комплекс, это архитектурное и духовное чудо всего тюркского мира. А потому Казахстан в первую голову ответствен за дальнейшую судьбу и ханаки, и мавзолея.

Все точки над «i» нам поможет расставить директор научно-исследовательского и проектного филиала РГП «Казреставрация» Садуакас Агитаев. Многоопытный архитектор, он стал автором многих знаковых проектов в новейшей истории Казахстана. Но в данном случае для нас важно то, что он является также автором проекта детальной планировки Туркестана, в том числе охранной зоны комплекса Ходжи Ахмеда Яссауи.

– Начнем с того, что градостроительная структура древнего города разрушается неграмотным подходом, который заключается в создании новых, совершенно чуждых градообразующих элементов, – констатирует он. – Созданные по современным западным нормам большие площади, широкие улицы, высотные здания в непосредственной близости от заповедной зоны мавзолея Ходжи Ахмеда Яссауи снижают его доминирующую роль в историческом центре города. Многократно возросший транспортный поток по близлежащим магистральным улицам тоже отрицательно влияет на состояние памятников заповедной зоны. Исходя из этого, мы разработали комплекс мероприятий по сохранению доминантной роли мавзолея.

Во-первых, вокруг охранной зоны Древнего города надо строго придерживаться установленных нами параметров высоты строящихся здесь и реконструируемых зданий, а также всех прочих сооружений.

Во-вторых, необходимо убрать все поздние новоделы, вносящие дисгармонию, – их место должны занять постройки, восстанавливающие ансамбль древнего города.

В-третьих, нужно перенести подальше от исторического центра крупные, загруженные транспортом магистральные улицы, а вблизи памятников сократить число улиц для проезда автотранспорта. Учитывая, что, согласно данным «Казгидромета», Туркестан занимает второе место в стране по уровню загрязненности воздуха, следует развивать экологические виды транспорта (велосипед, конная тяга, верховая езда), отдав приоритет пешеходной зоне. Парковочные места вынести за пределы охранной зоны.

В-четвертых, преобразовать близлежащие улицы и жилые кварталы в юго-восточной части города, использовав принцип ориентации на мавзолей Ходжи Ахмеда Яссауи, что должно стать основным композиционным приемом.

– Но ведь тот же торговый центр сегодня снести невозможно?

– Наберемся терпения. Главное – не ремонтировать, не реконструировать такие здания. И тогда лет через 40-50 их можно будет убрать.

Проект, как видим, долгосрочный. Но мавзолею стоять века.

 

Туркестан как скрепа тюркского мира

– Мы с вами говорим о материальной стороне комплекса Ходжи Ахмеда Яссауи. Но ведь существует еще и духовный аспект...

– Город Туркестан и сегодня в продолжение вековых традиций находится в центре тюркского мира. В 1992 году в Туркестане был открыт Международный казахско-турецкий университет имени Ходжи Ахмеда Яссауи. Он стал первым учебным заведением в тюркоязычных странах, получившим международный статус. Здесь Всемирная ассоциация казахов проводит свои курултаи. В них принимают участие около сотни делегатов из многих десятков стран мира, в том числе из КНР, Европы, США, Ирана, России, Узбекистана…

Архитектурные достоинства мавзолея Ходжи Ахмеда Яссауи послужили толчком к созданию архитектуры Великих моголов в Северной Индии. Одним из ярчайших образцов этого стиля является мавзолей Тадж-Махал в Агре. Территория города Туркестана и его окрестности насыщены археологическими памятниками – от античных времен до позднего средневековья. На территории города ведутся археологические раскопки одной из древнейших на территории Средней Азии крепости Күлтөбе (Яссы). В ближайших окрестностях города расположены развалины средневекового городища Сауран и ряд других объектов историко-познавательного и экологического туризма. В 60 километрах к югу от Туркестана есть историко-культурный заповедник «Отрарский оазис», где регулярно проводятся международные конференции и семинары, проходят фестивали.

– А кто финансирует ваш проект?

– Проект детальной планировки зоны регулирования застройки профинансировал акимат города Туркестана, а проект реставрации в охранной зоне – Турецкое агентство по сотрудничеству и координированию при правительстве Республики Турции «TIKA» в Астане.

…Вообще, автор этих строк полыхал бы праведным гневом и, не сдерживая ювеналов бич, обличал бы (есть кого!) и клеймил, если бы не одно обстоятельство. То, как развернутся события вокруг этого бесценного памятника, как сложится его дальнейшая судьба, зависит сегодня во многом от одного человека, от его воли, холодной головы и трезвого расчёта. И человек этот – вот он, перед нами, мы с ним беседуем. Архитектор Садуакас Сахиевич Агитаев, член Национального комитета по вопросам ЮНЕСКО. Он участвовал в разработке мемориалов Абая  и Шакарима в Семипалатинске, Раимбек батыра и Суюнбай акына в Алматы, Кабанбай батыра в Астане, Карасая и Агынтая батыров в Северном Казахстане, мавзолея Машхура Жусупа Копеева в Павлодаре... В качестве главного архитектора проектов выполнил работы по реставрации подземных мечетей Бекет-ата, Шопан-ата в Мангистауской области… Участвовал в разработке проекта реставрации мавзолея Бейбарса в Дамаске (Сирия), является автором проекта мемориального комплекса Букейхана в Астраханской области РФ и памятника павшим воинам в Душанбе (Таджикистан).

Хочется верить, что разработка проекта детальной планировки в Охранной зоне комплекса Ходжи Ахмеда Яссауи в надежных руках.

  

Подпишитесь на еженедельную рассылку

Получайте ссылки на самые интересные материалы газеты

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки
Комментарии:
Добавить комментарии


    Введите имя:


    Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера






Выбор главного редактора
Фото и видео
Лучшие материалы
    
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru