ЧЕТВЕРГ, 19 АПРЕЛЯ 2018 ГОДА
2218 17-03-2017, 00:34

Игры в региональную политику закончились?

Региональная политика, совершенствовать которую все последние годы призывал глава государства, так и не вышла на новый, более качественный уровень. Правительство, которое, кстати, возглавляет первый и он же предпоследний руководитель Министерства регионального развития (МРР), похоже, потеряло к этому всякий интерес.

После бесславной кончины МРР вопросы экономического развития и повышения экономической привлекательности территорий стали головной болью соответствующего департамента Министерства национальной экономики. Но чем занимается этот орган? Судя по информации, размещенной на официальном сайте МНЭ, ничем особенным, если не считать статистики, касающейся социально-экономического развития областей и двух столиц. А если судить по результату, выдаваемому поисковыми системами интернета, то и вовсе непонятно чем.

Между тем региональную политику еще семь лет назад называли главной составляющей нового экономического курса, на ней были завязаны такие ключевые программы, как «Стратегия-2050», ФИИР и другие. Но, похоже, ее постигла участь мифов и легенд современного Казахстана. В противном случае мы бы наблюдали как минимум увеличение количества регионов-доноров, подпитывающих республиканский бюджет. А сегодня мы видим разве что картинку из далекого советского прошлого.

За разъяснениями мы обратились к экономисту Петру Своику, попросив его проанализировать, каков сегодня вклад регионов в ВВП и формирование бюджета страны, а заодно ответить на ряд вопросов.

Соответствует ли нынешним условиям существующая система распределения налоговых поступлений между центром и регионами?

Стимулирует ли она местные власти к тому, чтобы сделать свои территории экономически более сильными и финансово независимыми? 

Есть ли сегодня реальные возможности для увеличения количества регионов-доноров и сокращения числа регионов-реципиентов?

Надо ли двигаться в сторону большой экономической и финансовой самостоятельности регионов в принципе или это чревато усилением сепаратистских тенденций? 

– Унаследованное суверенным Казахстаном административно-территориальное деление соответствовало советской политической и экономической модели: вертикаль власти и планово-централизованное распределение и перераспределение ресурсов. Никакой, кроме исключительно номинальной, политической и экономической автономии не просто не допускалось, это было исключено по определению, – говорит Петр Владимирович. – Соответственно и речи не шло о любом виде самодостаточности административных единиц, допустим, самоокупаемости, уходе от роли доноров или реципиентов вышестоящих бюджетов. В лучшем случае это учитывалось, в числе многих прочих показателей, при оценке работы национальных ЦК и обкомов партии.

Собственно, в этом принципиальном смысле сегодня ничего не изменилось: устройство властной вертикали фактически то же. Аналогично и с перераспределением ресурсов: трансферты из республиканского бюджета в почти сплошь дотационные области и перечисление в республиканский бюджет излишков из трех «избыточных» регионов.

Если в советские годы по мере освоения территорий, появления новых городов, заводов и совхозов создавались новые области – Жезказганская, Тургайская, то после развала СССР произошел обратный процесс: число областей и районов было «оптимизировано». При сохранении той же сути.

Существование при все той же административной вертикали как бы представительной ветви власти носит откровенно вспомогательный характер: маслихаты существуют при акимах, зависимы от них кадрово и функционально, мажилис с сенатом тоже формируются и управляются из АП. Не случайно сенат, формируемый из как бы представителей регионов, как раз от региональной проблематики отдален. Это не входит в его полномочия, да и сенаторы в особом усердии по региональному направлению не замечены. 

Изменить ситуацию при сохранении того же административно-территориального деления не представляется возможным. Чтобы такая возможность появилась, требуется комплексная политико-экономическая реформа, перспективы которой сейчас даже не просматриваются. Если чисто гипотетически, то так:

а) устройство местного самоуправления в городах, поселках и крупных селах-аулах с автономизацией их бюджетов;

 б) сокращение количества областей до пяти – итого, включая столицы, семь субъектов;

в) парламентское формирование правительства, включая реформирование сената в полноценный орган регионального представительства.

Частичные же меры к успеху не приведут. В качестве примера можно вспомнить  попытку создания пяти охватывающих все области социально-предпринимательских корпораций. Замах был сделан большой и в правильном направлении, но при сохранении роли акимов – холостой. СПК и сейчас как бы существуют, но их роль несущественна.

Автор: Юлия Кисткина

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение