ПОНЕДЕЛЬНИК, 22 ЯНВАРЯ 2018 ГОДА
1319 10-02-2017, 00:33

Станет ли прожиточный минимум максимумом?

В своем недавнем Послании президент страны поставил конкретную задачу: пересмотреть размер прожиточного минимума. Он, по мнению главы государства, должен соответствовать реальным потребительским расходам казахстанцев. Мотивы такой инициативы вопросов не вызывают. Их вызывает другое: готовы ли чиновники расстараться и изыскать средства в бюджете, чтобы выполнить поручение? Пока что, особенно на фоне низких цен на энергоносители, такой сценарий выглядит маловероятным.

Хотя президент, говоря о необходимости пересмотра прожиточного минимума, был весьма краток и не вдавался детально ни в механизмы этого процесса, ни в сроки, отводимые на эту работу, очевидно, что исполнителям придется «взять под козырек» и поднапрячься в течение ближайших десяти месяцев. По крайней мере, глава государства в своем Послании говорил о том, что пересмотр прожиточного минимума уже с 1 января 2018 года позволит повысить размеры базовых пенсий и социальных пособий. Успеют ли? Вопрос, как говорится, на засыпку.

Прожиточный минимум (ПМ) – необходимый минимальный денежный доход на одного человека, равный стоимости минимальной потребительской корзины. Его величина определяется в целом по Казахстану и устанавливается ежегодно с учетом инфляции Законом «О республиканском бюджете». Расчет ПМ производится ежеквартально по стране и по регионам в среднем на душу населения и по половозрастным группам населения. Для формирования размера прожиточного минимума Казахстан применяет нормативно-статистический, или, как его еще называют, комбинированный метод, при котором по нормативам рассчитывается только продовольственная корзина, а стоимость расходов на непродовольственные товары и услуги является фиксированной.

Считается, что такой подход искусственно занижает стоимостное выражение потребительской корзины.

Кстати, эксперты уже больше десятка лет бьют тревогу, говоря о том, что главный социальный индикатор – прожиточный минимум – не имеет социально-экономического обоснования, а его реальная величина должна быть раза в три больше той, которая утверждается в бюджете. Прожиточный минимум по-казахстански, на их взгляд, – это некая аморфная величина, привязанная к экономическим возможностям государства, которое в силу ряда как объективных, так и субъективных причин не может позволить себе отражать реальную картину социального самочувствия общества в этой цифре. Подобные оценки, заметим, звучали даже в период высоких нефтяных цен и экономического роста. Теперь же, при куда более неблагоприятных условиях, задача менее чем за год достичь того, на что не хватало денег все предыдущие годы, выглядит просто фантастической. Судите сами.

Пересмотреть принципы формирования прожиточного минимума Министерство труда и социальной защиты обещало еще во времена Гульжаны Карагусовой. Обещанного казахстанцы ждут уже тринадцатый год. Семь лет назад другой министр, Гульшара Абдыкаликова, заявила: «Будет продолжена работа над совершенствованием базового социального стандарта – прожиточного минимума. На первом этапе, до 2015 года, с учетом изменений в составе потребительских расходов населения будут внесены изменения в структуру прожиточного минимума, что приведет к увеличению его величины». И опять «мимо кассы». По крайней мере, несколько лет назад, еще будучи депутатом мажилиса, Дарига Назарбае­ва откровенно говорила о том, что когда-то по заданию Министерства труда и социальной защиты РК Институт питания разрабатывал стандарты питания и в качестве примера привел размер прожиточного минимума в самых бедных африканских странах. Минтруда, не глядя, влепило эти нормативы в закон. «И теперь уже много лет это наш прожиточный минимум, вокруг которого крутятся все тарифы в социальной сфере», – констатировала Назарбаева.

Большие надежды на приведение этого показателя к норме связывались с принятием закона о государственных социальных стандартах. Депутаты, министры и иже с ними, конечно же, рассказали, как хорошо заживут отныне казахстанцы. Кто-то поверил, кто-то нет, а кто-то решил заглянуть в нормативные акты. Заглянул и убедился, что если в принципах формирования прожиточного минимума и произошли изменения, то лишь поверхностные. Не верите? Тогда сравните два документа. Первый – совместный приказ Министерства труда и социальной защиты населения РК и председателя Агентства РК по статистике (декабрь 2005 года) №194 «Об утверждении Правил расчета величины прожиточного минимума». Второй – принятый уже после введения социальных стандартов (июль 2015 года) совместный приказ и.о. министра здравоохранения и социального развития РК и.о. министра национальной экономики РК №585 «Об утверждении Правил расчета величины прожиточного минимума и установлении фиксированной доли расходов на непродовольственные товары и услуги».

Впрочем, удивляться тут нечему. Тогдашний министр национальной экономики Ерболат Досаев расставил точки над i, дав понять, что тешить себя иллюзиями казахстанцам не стоит. «Таким образом, исходя из мирового опыта, а также учитывая ограниченность бюджетных ресурсов страны, обеспечение государством социальных стандартов необходимо предусмотреть в минимальном объеме в целях недопущения в долгосрочном периоде дисбаланса государственных финансов», – заявил Досаев.

В той же стилистической манере выступила и министр труда и социальной защиты населения Тамара Дюйсенова, которая объявила, что обещанный в 2015-м рост величины прожиточного минимума переносится на 2017-й. «Если мы изменим сейчас, тогда дополнительные расходы из бюджета составят 334 миллиарда тенге». Причем речь шла о увеличении размера прожиточного минимума всего-то на 18 процентов.

А чтобы реально соответствовать «реальным потребительским расходам казахстанцев», величина ПМ должна быть выше в несколько раз. Следовательно, в разы должна вырасти и озвученная Дюйсеновой сумма в 334 миллиарда тенге. И это еще не все. Чтобы размер прожиточного минимума снова не превратился в фикцию, он должен коррелироваться не с официальным, а с реальным уровнем инфляции. А это предполагает дополнительные бюджетные расходы, так как от величины прожиточного минимума зависят размеры пенсий и различных социальных выплат. В сегодняшних условиях это выглядит почти утопией.

Но, как бы то ни было, мы ничуть не сомневаемся в том, что чиновники отрапортуют об успехах. Уже принят Закон «О республиканском бюджете на 2017–2019 годы», согласно которому размер прожиточного минимума и так вырастет к 2019 году до 29 698 тенге (на сегодняшний день он составляет 24 459 тенге). Только вот будет ли эта сумма соответствовать «реальным потребительским расходам казахстанцев»?

Автор: СЕРИКЖАН АДИЛОВ

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение