ПЯТНИЦА, 19 ИЮЛЯ 2019 ГОДА
1441 3-02-2017, 00:30

Почему программа ФИИР оказалась в информационном загоне?


Вторая пятилетка индустриализации, похоже, зашла в тупик. Чиновники всех мастей и рангов упоминают ее все реже. Складывается ощущение, что программа вроде есть, но вроде ее и нет. Даже не верится, что еще недавно без ссылки на ГП ФИИР топ-менеджеры в государственных рясах и слова молвить не могли и даже устраивали целые молебны в честь этой заковыристой аббревиатуры, обещая скорый приход манны небесной. Но то ли «лоб расшибли» от усердия, то ли просто стали молиться другим богам…

В наблюдающемся сегодня игнорировании этой госпрограммы, в принципе, нет ничего удивительного. Если бы те, кто принимает решения, два с половиной года назад прислушались к мнению экспертов, аргументированно высказавшихся против искусственного продолжения «индустриальных мучений», то сегодня, скорее всего, не пришлось бы играть в молчанку. Однако стратеги, находящиеся на службе у государства, все же ввязались в бой, хотя изначально было понятно, что придется сражаться с ветряными мельницами. И видя, как усердно сейчас все держат языки за зубами, можно сделать вывод, что дела на этом фронте складываются совсем неважнецки.

Собирать информацию о ходе реализации программы ФИИР приходится буквально по крупицам. Портал отвечающего за нее Министерства по инвестициям и развитию не радует ни статистикой, ни аналитикой по этому поводу. Как, собственно, и сайт профильного комитета министерства, который непосредственно занимается индустриализацией. Кое-какие новости приходят из регионов, кое-что проскальзывает в речах чиновников из центра. Но в общую картинку эти «сообщения с полей» никак не складываются. Зато складывается другое – ощущение, что такая строгая дозированность в предоставлении информации отнюдь не случайна и, мало того, может быть частью хорошо продуманной и спланированной операции.

Причин здесь может быть масса. Первая традиционно упирается в деньги. В данном случае в 600 миллиардов тенге госсредств, за эффективность использования которых нужно держать ответ как перед руководством страны, так и перед обществом – последнее в ходе первой пятилетки постоянно задавало неудобные вопросы по этому поводу. А с эффективностью сегодня вряд ли стало лучше. К тому же ситуация на мировых рынках и влияние негативных тенденций на нашу экономику никак не располагают к красноречию. Плюс ко всему хронический дефицит «длинных» денег, напрасные надежды на малый и средний бизнес, который сам неуверенно стоит на ногах, низкий уровень государственного менеджмента… Весь этот комплекс так и не решенных проблем крайне отрицательно сказался на реализации программы первой пятилетки и продолжает столь же негативно влиять на выполнение второй.

Ситуацию усугубляет еще одно обстоятельство. Второй этап индустриализации, по настоянию президента страны, реализуется в более узких рамках, то есть отраслями и предприятиями, отбор которых осуществляется по двум критериям – конкурентоспособности выпускаемой продукции и экспортоориентированности. Вот и получается, что утаить шило в мешке становится все труднее. Об этом свидетельствует хотя бы реплика главы государства в июле прошлого года: «Создание большого количества промышленных производств не должно быть самоцелью. Основной упор следует сделать на качество проектов и их жизнеспособность». Исходя из этого, следует предположить, что под крылышко операторов программы индустриально-инновационного развития все так же, как и раньше, продолжают попадать обыкновенные «бюджетоеды» и что миллиарды тенге, потраченные на их поддержку, растворяются в мутных водах странных проектов. Впрочем, об этом мы много рассказывали, поэтому повторяться не будем.

Возможно, что наступить на горло программе ФИИР заставили и причины другого рода. Как известно, в прошлом году человека, стоявшего у руля программы с момента ее старта, заменил другой. Совпадение это или нет, но именно после перехода Асета Исекешева на пост акима Астаны и образовался вакуум вокруг второй пятилетки индустриализации. Новый министр по инвестициям и развитию Женис Касымбек не педалирует эту тему, ограничиваясь дежурными заявлениями о дальнейшем строительстве индустриальной базы. И понять его можно: уж очень непростое наследство досталось ему от предшественника, а разводить антимонии на пустом месте ради того, чтобы «зарабатывать очки», как мы ошибочно предполагали после его назначения на министерский пост, он не стал.

Не стоит исключать и другого варианта. Масштабная реализация новой экономичес­кой политики «Нұрлы жол» и Плана нации «100 конкретных шагов» берет свое, и теперь каждый чиновник мечтает отметиться в этих «путевых заметках», а не рассказывать, пусть ФИИРичные, но все-таки сказки…

Впрочем, как бы то ни было, сама ситуация, мягко говоря, не совсем характерна для того, что президент страны назвал «стержнем всей экономической политики государства» – именно так он окрестил индустриализацию. Информационный вакуум, созданный вокруг программы, отнюдь не добавляет доверия к чиновникам и к тому, что они делают. Контуры сложившегося заговора молчания отчетливо напоминают фигуру страуса, спрятавшего голову в песок и обреченно выставившего наружу известное место. Уместна ли сегодня такая «йога», когда так много поставлено на кон?

Комментарии