ЧЕТВЕРГ, 18 ОКТЯБРЯ 2018 ГОДА
1567 20-01-2017, 00:05

За дискуссией вокруг бешбармака можно увидеть нечто более серьезное

В первые дни нового года в ряде СМИ, а затем и в соцсетях разгорелись весьма бурные дискуссии по поводу того, правильно ли называть главное национальное блюдо казахов бешбармаком. Тема вроде бы мелкая и не заслуживающая серьезного внимания, особенно на фоне происходящего в стране. Но, с другой стороны, за ней можно увидеть нечто более существенное. Речь идет о том, что многие из нас продолжают выдавать за незыблемые традиции то, что на самом деле давно является пережитком, причем нередко это касается не только каких-то бытовых моментов, но и в целом общественной жизни.

…Сначала южноказахстанский писатель Мархабат Байгут, а затем доктор философских наук Алтай Тайжанов со страниц СМИ возмутились самим фактом существования слова «бешбармак»: мол, оно оскорбляет наше главное национальное блюдо. Как утверждает первый, такое название «придумали колонизаторы – генерал-губернаторы и их приспешники, чтобы дразнить казахов: мол, они бешбармачничают». Сам собой напрашивается вопрос: почему колонизаторы использовали для этого непонятное им казахское слово, а не близкое русское? Но Байгута, похоже, такая нестыковка не смущает. Впрочем, многим нашим писателям и вообще так называемым творческим людям это свойственно: доказательствами и аргументами они себя обычно не утруждают.

А Тайжанов пустился в более широкие обобщения (как-никак философ) – он обвинил во всем европоцентризм: «они считали другие народы некультурными и отсталыми». Заодно ученый попытался доказать, что слово «бармак» относится не ко всем пальцам, а только к большому, и пришел к вопиющему выводу: «Получается, мы – мутанты, которые имеют по пять больших пальцев на одной руке?».

Вопрос, как следует назвать блюдо, здесь далеко не самый главный. Важнее другое. Живучесть слова «бешбармак», скорее всего, объясняется тем, что мы по сей день едим это блюдо руками. Почему? Некоторые, в том числе и Тайжанов, считают, что так вкуснее. Природа влияния тактильных ощущений в данном случае неизвестна и недоказуема, но, возможно, эти люди в чем-то правы. И все же главный довод в пользу сохраняющейся привычки звучит следующим образом: такова традиция, а традиции – это святое…

Кочевой образ жизни, который основная масса казахов вела вплоть до начала прошлого века, не мог не наложить свой отпечаток на их быт, поэтому они дольше многих других народов продолжали есть руками и заодно обходиться минимумом посуды. Ведь последнюю надо было часто перевозить с места на место, а дополнительный груз кочевнику ни к чему; плюс в степи не всегда обнаруживалось достаточно воды (она часто была на вес золота) для ее мытья.

Но сегодня мы – оседлая нация, причем все больше урбанизирующаяся, практически в каждом доме имеются столовые сервизы и водопровод. Тем не менее привычка есть руками, причем непременно из общей большой тарелки (табак), почему-то сохранилась и даже возведена в ранг особо важной традиции. Правда, в крупных городах все больше людей отходит от нее, однако есть и много таких, кто, даже понимая, что это анахронизм, продолжает держаться за этот пережиток прошлого. Главный мотив – стремление лишний раз подчеркнуть свою «казахскость». Ну а в глубинке сегодня бешбармак обычно едят так же, как и сто лет назад.

Поделюсь своими впечатлениями от поездок на свою родину, в один из райцентров. Это депрессивный район, в котором много безработных и который является одним из самых неблагополучных в Казахстане по уровню заболеваемости туберкулезом и рядом других социально опасных болезней, имеющих инфекционный характер. Кстати, там в недалеком прошлом случались даже вспышки чумы и холеры. На какое мероприятие и в какой дом я бы ни пришел – на торжества или на поминки, всегда вижу одну и ту же картину: сидящие за дастарханом едят руками из общих тарелок (по одной на несколько человек). Не исключено, что среди них есть больные туберкулезом или чем-то еще, но об этом там мало кто задумывается. Негласное же правило «есть только из своего сектора и не залезать в чужой» часто не соблюдается: далеко не все сегодня могут позволить себе варить бешбармак с большим запасом.

А вспомните «асату» – это когда один из старейшин жирными, уже не раз облизанными пальцами впихивает кусок мяса в рот ребенку. «Этот обычай очень любил и пропагандировал известный писатель Сабит Муканов», – гордо сообщает портал «Казахские народные сказки».

«Отсутствие гигиены, антисанитария», – скажете вы. «Традиция», – во­зразят они.

Лет пятнадцать назад в те края приехал новый заместитель акима области, воспитанный в городской среде. Он решил заняться разъяснительно-просветительской работой и во время встреч с жителями моего родного и других районов пытался внушить им, что ради собственного же здоровья они должны отказаться от ряда старых привычек, в том числе перестать есть из общей посуды. Но был заклеймен как «шала-казах», после чего отказался от своих планов.

Если вы не читали книги, то хотя бы видели фильмы о древних римлянах, британцах, германцах и т.д., – соответственно, могли убедиться в том, что представители всех этих европейских народов еще в начале новой эры ели руками из общего блюда. Но по мере развития цивилизации они стали использовать ложки и вилки, отдельную посуду для каждого. А вот что пишут историки-исследователи о жителях Поднебесной: «Вплоть до последних веков до н. э. китайцы ели руками – обычай, совершенно неприемлемый с точки зрения современных китайских представлений об этике. Позже они перешли на палочки».

Иначе говоря, все народы мира когда-то ели руками, так что называть это казахским обычаем, отличающим нас от иных землян, и тем более гордиться этим нет никаких оснований. Но европейцы, жители многих других регионов планеты, до которых так или иначе добралась цивилизация, предпочитают здоровый (в прямом и в переносном смысле слова) прагматизм в отношении собственных традиций, пытаются встроить их в современную действительность, стремятся по максимуму использовать блага этой самой цивилизации. Тогда как мы, даже войдя в 21-й век, упрямо продолжаем держаться за свои прежние, «особые» представления о жизни и быте, которые не только устарели, но и попросту вредны.

А бешбармак – лишь наиболее яркая, хотя, возможно, и мелковатая иллюстрация этого. Есть немало других национальных традиций, которые в глазах многих казахов являются незыблемыми, но серьезно мешают им же самим обустроить собственную жизнь, доставляют неудобства. Приведу лишь один пример, довольно типичный.

У моего близкого знакомого четыре дочери, а вот сына нет. Лет пятнадцать назад он по­строил в пригороде южной столицы трехуровневый дом. А за два последних года выдал замуж всех дочек. Он, конечно, хотел бы, чтобы одна из них и ее муж жили с ним, но – нельзя, не принято. Воспротивится зять: его станут называть очень обидным словом «кушик-куйеу», да и сам мой знакомый, считающий себя истинным казахом и мусульманином, отгоняет от себя такие мысли. В общем, «уят болады». Вот и живут они вдвоем с женой в огромном доме, хотя могли бы принять к себе всех дочерей с зятьями и имеют все необходимое для воспитания внуков:  прекрасные жилищные условия, материальный достаток, хорошее образование, свободное время.

А сколько молодых казахских семей по этой же причине (не принято зятю жить с родителями жены) кочуют по съемным квартирам, из-за чего страдают и они сами, и их дети.

И подобные примеры можно приводить долго. Несмотря на то, что за какое-то столетие уклад жизни народа изменился кардинальным образом, многие из нас продолжают следовать «правилам», установленным нашими предками для своего времени, для существовавших тогда условий, и даже требуют этого же от других. Но таких условий больше уже никогда не будет и возникает вопрос: почему мы должны продолжать соблюдать эти «правила»?

Речь идет не об отказе от традиций, а о их «ревизии». О том, чтобы сохранить те, которые выдержали проверку временем, по сей день оставаясь актуальными, «полезными», и постепенно избавляться от тех, которые осложняют жизнь самим же казахам, мешают общественному развитию.

Комментарии